Курс валют USD 0 EUR 0

Размышления о Крымской АССР

Комментариев: 0
Просмотров: 406

В прошлом номере нашей газеты вниманию читателей было предложено обсуждение крымскими учеными ряда вопросов, касающихся истории Крымской АССР. В продолжение темы, сегодня мы публикуем позицию кандидата философских наук Надира Бекирова, которого так же попросили ответить на те же вопросы.

 

— Можно ли считать Крымскую АССР государственностью крымских татар?

— Этот вопрос не так прост, как кажется. В принципе, мнений по этому поводу два. Да, была — мнение практически всех крымских татар, причем не только обычных людей, но и специалистов: историков, юристов, просто тех, кто жил в свое время в Крымской АССР и видел все своими глазами (их практически уже не осталось). Нет, ни в коем случае, что вы! Никогда! — ответ как идеологов «Восстановления Крымской АССР» начала 1990-х, так и украинского государства с тех пор, как Крым попал в состав Украины, да и политико-идеологической элиты Республики Крым и Российского государства сегодня.

Что такое государственность? Это некое подобие, нечто похожее на государство, но не государство в полном смысле слова. Это различные формы и степени автономии на данной территории. Территория сама по себе не может быть автономной, хотя в речах и текстах такая бессмыслица часто повторяется. Автономия – самоуправление, не леса же и поля самоуправляются, самоуправляется народ, который может получить такой вариант организации своей жизни разными путями. Самоопределившись, то есть заявив государству, в составе которого находится его территория, что он хочет и имеет право самоуправляться. А может и без всякого самоопределения, решением государства – сверху.

Народы, взявшие курс на самоопределение при распаде Российской империи в 1917 году, смогли реализовать его по-разному. Поляки, финны и народы Прибалтики добились создания независимых государств.

Вооруженное сопротивление большевистскому режиму оказывало множество народов бывшей царской России — от западной границы империи до Центральной Азии и Крайнего Севера, однако, они потерпели поражение.

Кстати, само «право наций на самоопределение» не было идеей только большевиков, направленной на подрыв царского режима с помощью национально-освободительных движений. Оно было сформулировано в собственной редакции и тогдашним Президентом США Вудро Вильсоном в его речи Конгрессу 8 января 1918 года. То есть примерно тогда же, когда и большевистское правительство на практике начало сталкиваться с необходимостью выполнять свои обещания «угнетенным народам».

Другое дело, что ни в одном, ни в другом случае оно не было, да и не провозглашалось с намерением полностью его реализовать на практике. У Вильсона оно изначально относилось к европейским нациям, все остальные рассматривались как население или народы с правом на автономию (то есть будущий статус этих народов находиться в составе уже существующих государств заведомо был предопределен). Россия рассматривалась как одна нация, которой нужно было предоставить условия наибольшего благоприятствования. Народы, находившиеся в составе Российской империи, просто «не замечались». Это, скорее всего, связано с собственным видением США, в которых права коренных народов тогда тоже никого не беспокоили и не признавались. У большевиков же концепция сводилась к выражению: «При капитализме самоопределение невозможно (эксплуататоры не дадут), при коммунизме оно не нужно (какое к чертям самоопределение – все должны жить в едином коммунистическом обществе без всяких там национальных барьеров). То есть и в том и в другом случае народы, которым обещали самоопределение, заведомо вводили в заблуждение, стремясь всего лишь активизировать их на борьбу с враждебными правительствами, которые расценивались как таковые в ходе Мировой или гражданской войн. Но никто — ни «капиталисты», ни коммунисты — обеспечивать его всерьез не собирались. И тем меньше они собирались это делать, чем больше приближались к победе в своих войнах.

Ни одна республика будущего СССР, включая союзные, не была формой свободного самоопределения соответствующего народа или нации. Тем, кого опасались больше, в силу многочисленности, близости к границам, наличия международной поддержки или необходимости рекламировать советскую власть за рубежом (перед капиталистическим Западом или мусульманским Востоком), организовали союзные республики; тем, кого меньше, — автономные, а то и вообще области или округа. Более сотни народов на территории СССР вообще не получили никаких форм самоуправления

Разумеется, и Крымская АССР не была и не могла быть абсолютной формой самоопределения крымскотатарского народа. Реальную такую попытку большевики залили кровью еще в январе 1918 года. Точно так же, как Украинская СССР не была самоопределением украинцев, а советская Россия самоопределением русских.

Однако же все эти республики, как союзные, так и автономные, были формой политико-территориальной автономии народов, на чьих территориях они были созданы. Да-да. И УССР, и БССР, и ЗСФСР, несмотря на свой «союзный» статус, были политическими автономиями, обладавшими большим или меньшим объемом прав, находившимися под контролем и, при необходимости, ручным управлением из центра (вспомним регулярные репрессии против политических и культурных элит этих республик, о чем много написано и оплакано).

В этом смысле Крымская АССР, безусловно, была формой автономии или государствоподобным образованием крымскотатарского народа. Кто хочет убедиться в этом, просто пусть почитает и сравнит декреты о создании Башкирской АССР, Татарской, Горской, Дагестанской и прочих автономных социалистических республик в составе России. Все они отличаются друг от друга датами и географическими названиями: какие уезды да волости в них входят, какой населенный пункт будет столицей, с какими соседними территориями им надо размежеваться. Остальное практически под копирку: везде политическая система – советы рабочих и крестьянских депутатов, подчинение центральной власти, стандартный набор комиссариатов, создание ЧК, управляемого из центра, средства, выделяемые из российского бюджета, и т.п. Все это можно сейчас найти в интернете. Ни в одном декрете принципиально не говорится о самоопределении народов.

Вообще, процедура была похожей, сначала издавался декрет, часто его выпуск зависел от того, насколько местной национально-большевистской элите удавалось договориться с центральными партийными и государственными органами большевиков, а уже потом проводились региональные съезды советов, создававших органы этих республик по образцу, «спущенному» из центра. Иногда, в случае необходимости административного размежевания, проводились опросы населения на местах, но нигде и никогда эти республики не создавались голосованием самих народов или их национальными съездами. Наоборот, там, где такие съезды проводились, как, например, у башкир, центральное правительство старалось перехватить инициативу и направить ее в заранее подготовленное русло декретов ВЦИК и СНК России. Таким образом, это была автономия, как хотите называйте, спущенная, организованная, установленная сверху. Как мы видим, сами автономии периодически получали «территориально-географические» названия – Горская, Дагестанская. Но даже там, где они были созвучны названиям народов, в самих декретах и последующих конституциях, как союзных, так и автономных республик, никогда не говорилось, что это государство того или иного народа.

Например: «Украинская Социалистическая Советская Республика есть организация диктатуры трудящихся и эксплуатируемых масс пролетариата и беднейшего крестьянства над их вековыми угнетателями и эксплуататорами — капиталистами и помещиками», или: «Российская Республика есть свободное социалистическое общество всех трудящихся России. Вся власть в пределах Российской Социалистической Федеративной Советской Республики принадлежит всему рабочему населению страны, объединенному в городских и сельских Советах». Ну и где тут национальные государства украинцев или русских?

В декрете от 19 мая 1920 года о государственном устройстве автономной советской Башкирской республики говорится:

«1. Аппарат Государственной власти Автономной Советской Башкирской Республики складывается, согласно конституции Р.С.Ф.С.Р., из местных Советов Депутатов, Центрального Исполнительного Комитета Башкирской Республики и Совета Народных Комиссаров Башкирской Республики».

И все. Сам башкирский народ никак не упоминается. Ну и дальше – не лучше.

Чуть позже в декрете от 27 мая 1920 года «Об Автономной Татарской социалистической советской республике»:

«Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров постановляют:

  1. Образовать Автономную Татарскую Социалистическую Советскую Республику как часть Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, и в состав ее включить:

а) из Казанской губернии: уезды Казанский, Лакшевский, Мамадышский, Свиянский, Чистопольский, Тетюшский и Спасский, за исключением волостей Жидяевской и Юркульской, и волости Елабужского уезда — Черкасовская и Солаушская, и Краснококшанского уезда — Куллекиминская и Кшкловская;

б) из Уфимской губернии: Мензелинский уезд…»

Ну и так далее. О самом государстве говорится так:

«2. Аппарат государственной власти Автономной Татарской Социалистической Советской Республики складывается, согласно конституции Р.С.Ф.С.Р., из местных Советов Депутатов, Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров Татарской Социалистической Советской Республики».

И ни слова о татарском народе и его самоопределении.

Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров «Об Автономной Крымской Советской Социалистической Республике»:

«Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров постановляют:

  1. Образовать Автономную Крымскую Социалистическую Советскую Республику как часть Р.С.Ф.С.Р. в границах Крымского полуострова из существующих округов: Джанкойского, Евпаторийского, Керченского, Севастопольского, Симферопольского, Феодосийского и Ялтинского».

Кому интересно дальше — есть в интернете, там все о том же: о комиссариатах, о ЧК, о том, что после декрета нужно собрать съезд советов – никак не крымских татар.

То есть большевистское правительство, создавая эти республики сверху, разумеется, втихомолку, путем закулисных интриг, переговоров и уговоров национал-большевиков из этих народов, шло навстречу стремлению народов к самоопределению, даже в тех случаях, когда ранее оно заливало их кровью, уничтожало национальные движения и пресекало попытки самоопределиться. Шло навстречу, чтобы сделать эти народы лояльными к большевистской власти и, соответственно, территории более управляемыми. Однако, вопреки всем своим предшествующим декларациям, старательно избегало в юридических документах упоминания права на самоопределение.

Сравните, например, эти декреты, посвященные созданию автономий отдельных народов, с общим Постановлением Третьего Всероссийского съезда Советов об одобрении национальной политики Советского правительства, принятым до них всех — 15 (28) января 1918 г. — в условиях, когда, разогнав Учредительное собрание в январе 1918 года, советская власть все еще не знала, как оно там дальше у нее пойдет, и на всякий случай подтверждала самоопределение для всех (!) народов, живших на территории России. «Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов приветствует и всецело одобряет национальную политику Правительства Народных Комиссаров, направленную к проведению в жизнь принципа самоопределения народов, понимаемого в духе самоопределения трудовых масс всех народностей России. В частности, съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов утверждает декреты Совета Народных Комиссаров и Центрального Исполнительного Комитета о Финляндии и Армении.

Съезд выражает свое глубокое убеждение в том, что дальнейшие шаги Советской власти в этом направлении будут способствовать превращению бывшей Российской империи, удерживавшей в своих пределах отдельные народности угнетением и насилием, в братский союз свободно соединившихся на федеративных началах советских республик России».

Именно в эти дни военная экспедиция большевиков и анархистов из Севастополя начала наступление, разгром и репрессии против Крымской демократической республики, провозглашенной Курултаем крымскотатарского народа и поддержанной значительной частью демократических сил Крыма, включая офицеров бывшей царской армии.

Конечно же, при сравнении с временами царской империи, как бы то ни было, это стало заметным шагом вперед в восстановлении национальной жизни, социально-культурного и политического развития этих народов, веками лишенных таких возможностей при царизме. При всех противоречиях и репрессивности коммунистического правления, среди угнетенных народов и наций, после столетий отсутствия всякой политической жизни, начинали появляться органы государственной власти, частично была возращена в пользование земля, отнятая в ходе экспроприаций в пользу помещиков, на несколько лет была признана свобода традиционных религий, стала зарождаться и развиваться национальная бюрократия, управленческие и научно-технические кадры, появилось новое поколение национальной творческой интеллигенции, резко улучшалось национальное образование, на какой-то период смягчилась расовая дискриминация, до поры до времени прекратились акты геноцида.

В этом смысле вполне уместно говорить о Крымской АССР как форме национальной государственности крымскотатарского народа не в большей, но и не в меньшей степени, чем любая советская республика, неважно, союзная или автономная. Надо к тому же учесть, что более сотни народов СССР вообще не получили никаких форм политико- или административно-территориальной автономии, и даже юридического определения своего статуса в качестве народов. В этом смысле крымские татары были в ряду народов-«счастливчиков», получивших возможность 20 лет развиваться в условиях ограниченной, но официальной политико-территориальной автономии.

 

 — Наиважнейшие мероприятия в Крымской АССР, направленные на защиту и восстановление прав крымских татар.

— Я думаю, что более конкретно на этот вопрос ответят историки, специализирующиеся на периоде Крымской АССР. Чтобы уверенно говорить об этом, нужно изучить тонны статистического материала и разных возможных фактологических источников. Я попытаюсь отметить только некоторые, но очень показательные ориентиры для оценки развития ситуации в Крымской АССР.

С моей точки зрения, наиболее резкий подъем в обеспечении прав и законных интересов крымскотатарского народа произошел в первые пять лет существования республики. Следует обратить внимание, что это продолжалось примерно с 1922 по 1928 годы, 1921 и 1922 — были годами страшного голода и гибели людей. К национальному строительству можно было по-настоящему приступить только после его окончания.

Это деятельность Мирсаида Султан-Галеева, казанского татарина, национал-большевика, поверившего в то, что советская власть и правда хочет обеспечить право народов на свободное государственное развитие. Он приложил много сил к тому, чтобы после двух попыток установить советскую власть в Крыму, опираясь на красный террор и комиссаров из центра, сам центр обратился лицом к нуждам крымскотатарского народа и создал республику с учетом прав крымских татар. Он был одним из основных лоббистов этого проекта. Вообще-то он делал это не только для нашего народа, а для всех народов России. В первые год-два у него получалось, потом его арестовали как националиста и уничтожили. Было это уже в 1924 году, поскольку во многих частях страны оживились национальные движения, вплоть до антисоветских восстаний, например, в Якутии.

Само создание в 1921 году Крымской АССР, после подобных же республик в Башкортостане и Татарстане через год после того как большевики победили в Крыму окончательно, показывает, как большевистское правительство долго размышляло, что же делать с народами, стремящимися к самоопределению не при царском или временном правительстве, а уже в условиях «торжества свободы и справедливости» при советской власти. Определенную роль, возможно, сыграла и позиция самого Ленина, который, в отличие от многих своих однопартийцев, где-то в чем-то верил в провозглашаемые ими принципы демократии, а не просто их использовал.

Следующим этапом была деятельность комиссий по «коренизации», которые административным путем постарались выявить и набрать кандидатов из числа крымских татар для создания нового поколения советских национальных кадров и решения наиболее острых проблем культурного возрождения коренного народа.

Частичная передача земли помещиков, отобранной в свое время у крымскотатарских обществ, крымскотатарским крестьянам.

Активное строительство образовательных учреждений на крымскотатарском языке и всего, что с этим связано. В частности, к 1941 году в Крыму работали сотни крымскотатарских школ, чего не было до этого, чего нет и сейчас.

Перевод крымскотатарского языка на латиницу и широкое его внедрение в деятельность государственных учреждений на деле, а не на словах.

В Крыму использовали два государственных языка, записанных в Конституции: татарский и русский. Этот паритет действительно соблюдался. Практически все население Крыма, независимо от национальности, знало и использовало эти языки, как в повседневной жизни, так и в официальных случаях. И в архивах, и на руках у людей сохранилось множество таких двуязычных документов. Крымскотатарский язык использовался при написании и применении законов, в судопроизводстве, в публичной жизни, в личных документах, в СМИ настолько, что он был таким же средством межнационального общения, что и русский. Мы знаем случаи, когда украинцы и русские, жившие в Крыму с довоенных времен, не просто без усилий, а прекрасным образом говорили и писали на крымскотатарском языке, пели наши песни, знали обычаи, имели многочисленных друзей среди крымских татар вплоть до конца 1980-х годов. Их к моменту нашего возвращения на Родину оставалось совсем немного. Однако же именно они встречали возвращающихся крымских татар теплом и дружелюбием, вызывая немалое удивление послевоенных переселенцев.

Наиболее заметным, хотя далеко не самым главным, было появление руководителей государственных органов из крымских татар, которые справлялись с управлением делами республики куда лучше, нежели посланцы из центра, самый известный из них — Вели Ибраимов, председатель КрымЦИК. Были также наркомы (министры) и руководители других ведомств, организаций и учреждений, как государственных, так и хозяйственных и творческих. И это было организовано как на общереспубликанском, так и на районном и сельском уровнях. Был возрожден крымскотатарской театр, созданы институты и техникумы.

Взрыв национального возрождения был настолько сильный и очевидный, что укрепившаяся в национальных регионах обширной страны и не нуждавшаяся уже в заигрываниях с ее народами центральная большевистская  власть решила подавить его самым грубым и кровавым образом. Отсюда и процесс по обвинению в национализме и убийство Вели Ибраимова, процесс «Милли Фирка», многие члены которой сознательно пошли на сотрудничество с большевиками, стремясь в новых условиях принести пользу своему народу. Их работа оказалась настолько успешной, что испугала центр, который постепенно переходил в политике (повсеместно, не только в Крыму) к подавлению национальной жизни и перековке всех национальностей в «советский» народ. Это массовые репрессии крымскотатарской интеллигенции в 1928 году. Причины такой массовой и бессудной расправы не были объявлены тогда, что само по себе, полагаю, свидетельствует о том, что их ни придумать, ни объявить было невозможно. Слишком быстро крымскотатарский народ начал становиться на ноги, это следовало пресечь безотлагательно. То, что массовые репрессии нового поколения в Крыму начались на десять лет раньше, чем большой террор по всей стране, как раз и показывает, что национальное возрождение крымских татар было настолько успешным, что этому решили положить конец. Сама депортация 1944 года является доказательством от противного успешного развития крымскотатарского народа на своей Родине, в своей республике. Этот процесс пытались сдержать и нивелировать массовым заселением Крыма выходцами из других регионов СССР и одновременно расширением массовых репрессий и высылок с родины самих крымских татар. Пока еще частичных. Предлогами были раскулачивание, борьба с антисоветскими выступлениями и т.п. Действительно, доля крымских татар в результате репрессий, раскулачиваний, высылок и одновременного завоза сюда переселенцев снизилась с 26 процентов в 1920-х годах до примерно 20% в самом конце 1930-х, но даже после нацистской оккупации у народа был огромный потенциал к новому возрождению. А вот этого-то коммунистическому центру было не нужно.

Опробовавши массовую депортацию на других этнических группах и народах, в отношении крымских татар решили принять меру кардинальную – тотальную этническую чистку, гено- и этноцид. В ходе переселения следовало уничтожить по возможности как можно больше людей физически. Стереть с лица земли крымскотатарскую культуру и язык в самом Крыму, не дать им ни в коем случае сохраниться в местах высылки. Не случайно же народ был разбросан в различных регионах СССР, чтобы исключить внутри национальное общение, единение и взаимопомощь, не дать крымским татарам создавать семьи и растить детей в своей национальной среде.

Иначе говоря, регулярные массовые расправы с крымскими татарами сами по себе являются доказательством успешности национального возрождения коренного народа в Крымской АССР. Ликвидация ее после депортации крымских татар также лучше всего доказывает, чья это была республика, национальная государственность и автономия. Если бы это было чье-то еще, то Крымская АССР вполне себе могла дотянуть и до конца Советского Союза.

— Можете назвать ошибки, допущенные в государственном строительстве Крымской АССР?

— Вероятно, они были и, вероятно, их было немало. Однако же после геноцида 1944 года и ликвидации крымскотатарской государственности спрашивать об этом то же самое, что спрашивать ирокезов, а не было ли у Ирокезской лиги каких-нибудь неправильностей в ее порядках и системе управления до того, как их в большинстве своем перебили. Не в том ли дело, что они в неправильные цвета красили стрелы, не в нужном порядке сидели на собрании или не в том месте установили дом для Верховного Совета?

Что в условиях государственности, сконструированной и контролируемой сверху при помощи репрессий, массовых убийств и военных операций, нужно или можно было сделать народу, превращенному в меньшинство на своей собственной Родине и не обладающему теми атрибутами и возможностями государства, которыми обладает государство, выстроенное в результате реализации права нации на самоопределение? Государства для того и «изобретены» в истории человечества, чтобы защищать создавшие их народы. А отсутствие государства или псевдогосударство означает отсутствие такой защиты или псевдозащиту. Неужели не ясно?

 

comments powered by HyperComments
Размышления о Крымской АССР | Милли Фирка
2021-10-27 20:32:55
[…] Источник: http://goloskrimanew.ru/razmyishleniya-o-kryimskoy-assr.html […]
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65