Курс валют USD 0 EUR 0

Роль дворянок-мырзачек в крымскотатарском театральном движении начала ХХ века

Комментариев: 0
Просмотров: 35

Исмет ЗААТОВ, кандидат искусствоведения

(Продолжение. Начало в №11)

 

В период наступившего после Февральской революции 1917 года буржуазно-демократического затишья в Симферополе, Евпатории, Алуште, Алупке, Карасубазаре были организованы новые крымскотатарские драматические кружки, театральные группы и чисто женские крымскотатарские театральные объединения с участием крымскотатарских дворян1. Весной 1918 года в русле революционных веяний Таврический (Симферопольский) Дворянский театр был переименован в Драматический театр. В газетных анонсах, объявлениях и афишах писали: «Драматический (бывший Дворянский) театр – праздничный репертуар».

Во время обеспечивавшегося на полуострове с апреля по ноябрь 1918 года присутствием войск кайзеровской Германии и правительством Крыма во главе с царским генерал-лейтенантом татарского происхождения Сулейманом (Мацеем) Сулькевичем относительного порядка в Симферополе, Бахчисарае, Евпатории, Ялте и Алупке крымскотатарские театральные группы были преобразованы в постоянные крымскотатарские театральные труппы, содержавшиеся на средства местных бюджетов и проработавшие в таком качестве вплоть до наступления периода новой экономической политики (НЭП).

В это страшное время перманентно сменявшегося красного и белого террора крымскотатарские женщины-мырзачки, нарушая вековые устои жестко ограничивавшего их поведение шариата, продолжали подвижническую деятельность, направленную на развитие национального театра. Из их среды выдвинулись не только актрисы, но и первые крымскотатарские женщины — драматурги, режиссеры, руководители театральных трупп. Это подтверждают газетные публикации тех дней. Например, 3 августа 1918 года в летнем театре городского сада Симферополя крымскотатарской театральной труппой была сыграна комедия «Чингенелерин дюгюны» («Цыганская свадьба») и «Джанлы дегирмен» («Живая мельница»). Автором и режиссером-постановщиком пьес являлась крымскотатарская актриса, мырзачка из рода карачиев Крымского ханства — Ширинов, Фатима хани Ширинская. Труппой, называвшейся Акмесджитской (Симферопольской) крымскотатарской театральной группой, руководила Ф.Ширинская, успешно проявившая свое дарование в драматургии, режиссуре и актерском мастерстве.

В эти революционные дни в Симферополе действовала еще одна крымскотатарская театральная труппа, возглавляемая крымскотатарской актрисой-мырзачкой Эмине хани Челебиевой. Дворянский род Челебиевых брал свое начало от заведовавшего ханским монетным двором Хамит-бея, произведенного в 1783 году, после присоединения Крымского ханства к России, в коллежские советники.

Э. Челебиевой 30 августа 1918 года в Симферополе была поставлена пьеса, написанная крымскотатарской актрисой-мырзачкой Айше хани Болатуковой2, происходившей из крымскотатарского рода, берущего начало от черкесского князя Хаджи Бекир-бея Болатука, который в 1709 году, за оказанные крымскому двору услуги в войне против князей мятежной Кабарды, был приглашен ханом Каплан Гиреем в Бахчисарай на должность хазинедара Крымского ханства. На главные роли в постановку пьесы А.Болатуковой Э. Челебиевой были приглашены крымскотатарские актрисы-мырзачки Зоре хани Ширинская и Эмине хани Болат.

В спектакле играла и сама Айше хани Болатукова. Турецкий исследователь Неджип Хаблемитоглу приводит в своей работе запись дочери Исмаила мурзы Гаспринского — Шефики хани Гаспринской — об издании А. Болатуковой 30 августа 1917 года сборника своих стихов и текста трехактной комедии ее авторства. Там же, на 123 и 258 страницах, среди деятелей крымскотатарского театрального искусства 1917 года им упоминаются мырзачки Эмине хани Челебиева, Эмине хани Болат и Зоре хани Ширинская.

В 1941 году в должности начальника отдела культуры в городском управлении города Симферополя работала некая Ф. Болатукова3. Возможно, что Ф. — это инициал имени супруги вышеупомянутого крымскотатарского драматурга, поэта и публициста Усеина мурзы Болатукова — Фатмы хани Болатуковой, которой он посвятил свое драматургическое произведение «Фатма-Шерфе».

Тогда же стала известна крымскотатарская театральная труппа, сформированная и руководимая крымскотатарской актрисой-мырзачкой Авой хани Клычевой (Карашайской). Вместе с ней начинала свою театральную карьеру ее младшая сестра, крымскотатарская актриса-мырзачка Асие хани Карашайская, ставшая супругой выдающегося крымскотатарского киноактера и хореографа Хайри Эмир-заде. Предположительно, что они являлись дочерями предводителя дворянства Перекопского уезда Таврической губернии, муфтия Таврического Мусульманского Духовного Управления Адиля мурзы Карашайского.

Анализируя деятельность крымскотатарского женского театрального движения в контексте истории формирования и развития крымскотатарского национального театра, следует особо выделить факт первого появления на театральной сцене в тюрко-мусульманском мире женщины-мусульманки именно в Крыму. Ею стала дочь бахчисарайского мещанина Ахмеда Салпудая- – крымскотатарская актриса Мерзие Салпудай. Она вышла замуж за приехавшего в Крым турецкого театрального актера и уже в 1906 году начала играть в театральных постановках на сценах Симферополя и Бахчисарая. Через некоторое время она с мужем уехала на Кавказ, где продолжила свою артистическую карьеру. Тогда же, в 1906 году она приобщила к театральной сцене и свою младшую сестру Айше Салпудай, вместе с которой она, вернувшись с Кавказа, играла на бахчисарайской сцене4.

Самой известной крымскотатарской актрисой, режиссером и драматургом того периода считалась получившая сценическое образование в Петербурге мырзачка Айше хани Тайганская. По данным московского исследователя С. Фаизова, она начинала играть на профессиональной сцене в одно время с первой волжской татарской театральной актрисой Сахибжамал Гиззатуллиной в первом десятилетии ХХ века. В 1916—1919 гг. А. Тайганской были написаны драматургические произведения «Ешиль башмакълар» («Зеленые башмаки»), «Дюгюнден бир сахне» («Сцена со свадьбы»), «Чингене чалашы» («Цыганский шалаш»), «Къудалар кельген геджесы» («Вечер приезда сватов»). Тайганская была не только яркой драматической актрисой и одаренным автором драматургических произведений, она обладала прекрасным голосом и большим певческим талантом. В песенный репертуар актрисы входило большое количество самых сложных вокальных произведений и народных крымскотатарских песен. Есть сведения о том, что она в начале прошлого века окончила Петербургское хореографическое училище5 и в 1921—1924 гг. преподавала хореографию в Тотайкойском татарском педагогическом техникуме6. Одно время А. Тайганская играла в Евпаторийской крымскотатарской труппе вместе с известным крымскотатарским актером и драматургом Ибадуллой Грабовым, являясь ее режиссером и ведущей актрисой. Предположительно она принимала участие в первых известных крымскотатарских постановках на сцене евпаторийского театра в 1912–1913 гг. А. Тайганская, благодаря своему драматическому таланту и яркому актерскому мастерству, могла заставить зрителя «одновременно и плакать и смеяться», как это отмечали театральные критики в 1917 году, во время ее игры в спектакле А.С.Пушкина «Бахчисарайский фонтан» в театре города Ялты7. В основном по инициативе Айше хани Тайганской, поддержанной другими крымскотатарскими артистами в 1920 году, в Симферополе был создан новый крымскотатарский профессиональный театральный коллектив, действовавший на постоянной основе и называвшийся Татарская театральная секция8.

Н.В. Яблоновская в статье «Газета крымскотатарского парламента (Курултая) «Крым» (1918–1919 гг.)» отмечает, что в разделе «Театр и искусство» печатного органа крымскотатарского парламента Курултая газеты «Крым» периодически печатались материалы о крымскотатарских постановках, осуществляемых театральной труппой под руководством А. Тайганской и Ф. Ширинской.

В 1919 году название Драматического (бывшего Дворянского) театра, в котором наряду с русскими театральными труппами играла труппа Татарской театральной секции, в прессе стало звучать как: «Таврический Театр Драмы – Театр Актера». О том, что руководимые мырзачками крымскотатарские актеры, несмотря ни на что, продолжали играть в тяжелейших социальных условиях постоянно меняющегося тогда политического строя в Крыму, свидетельствует корреспонденция из газеты «Миллет», за номером 26 от 31 января 1919 года, о постановке в городе Козьлеве (Евпатория) пьесы расстрелянного красными Усеина-мурзы Болатукова «Фатма-шерфе». Летом 1919 года в Симферополе с очередными гастролями побывал Московский Художественный театр (МХТ) с блистательными О.Л. Книппер-Чеховой, В.И. Качаловым и Н.О. Масалитиновым. Вспоминая о первом приезде МХТ в Крым в 1900 году, К.С. Станиславский писал: «Вот наконец Бахчисарай; теплое весеннее утро, цветы, татарские яркие костюмы, живописные уборы, солнце…». Крымскотатарские артисты, внимательно наблюдая за выступлениями и репетициями высокопрофессиональных московских артистов, перенимали их сценический опыт, стараясь повысить свое профессиональное мастерство.

В июне 1919 года Красная армия и Советская власть под напором Белой армии ушла, и в Крыму установилась власть барона Врангеля. В ходе репрессий белых в Крыму были арестованы 1428 и расстреляны 281 человек. В числе расстрелянных были и крымские татары, среди них известный крымскотатарский деятель культуры Али Боданинский, музыкант Мидат Рефатов и другие. За отказ служить в армии Врангеля телесному наказанию шомполами подверглись тысячи юношей крымских татар. В ответ на эти события крымскотатарскими музыкантами Бахчисарая была написана песня «Шомпол».

Красная армия 8–12 ноября 1920 года форсировала Сиваш и устремилась вглубь полуострова. Врангель 13–15 ноября 1920 года, эвакуировав свою армию, навсегда оставил Крым. В Крыму разразился санкционированный из большевистского Кремля красный террор. С ноября 1920 года по конец 1921-го в Крыму уничтожались «контрреволюционеры» и «классовые враги» советского государства. В «…самых массовых убийствах за все время гражданской войны» только в крупнейших городах полуострова было расстреляно более 56000 человек. Свидетель этих событий писатель И.Шмелев, ссылаясь на материалы союзов врачей Крыма, оценивает число жертв террора в 120000 человек. Р. Гуль в своей книге «Я унес Россию…» приводит те же цифры. Историк С.Мельгунов также называет число 120000 жертв.

27 ноября 1920 года Крымский революционный комитет образовал отдел культуры Крымского революционного комитета, курировавший вопросы культуры, искусства и театра. В 1920 году бывший Дворянский театр г. Симферополя, на сцене которого играла также труппа Татарской театральной секции, был переименован в Первый Советский театр с государственным статусом, а театральная сфера перешла в ведение утверждавшей театральный репертуар театральной секции подотдела искусств Крымского отдела народного образования, временно возглавляемой Е.В. Выставкиной.

С окончательным установлением в Крыму советской власти театр был переименован в Крымский государственный драматический театр (КГДТ). Был разработан Устав, определявший основные направления деятельности театра: «Крымский государственный драматический театр ставит своей задачей ознакомление рабочих масс и трудящихся с просветительно-показательным, агитационным и революционным искусством, борьбу с репертуаром, на поддержание в массах основ буржуазной идеологии и религиозных предрассудков». В ответ на требования крымскотатарской общественности и инициативу крымскотатарских театральных деятелей А.Тайганской, Э.Челебиевой, Х.Эмир-заде, И.Грабова в КГДТ была утверждена Татарская секция. В Уставе КГДТ указывалось: «Ввиду наличия особых национальных условий Крыма, при КГДТ создать Татарскую секцию, ставящую своей задачей постановку татарских спектаклей, причем обозначенная секция должна существовать на основании единого бюджета и единого административного аппарата КГДТ». КГДТ становился подведомственным Народному комиссариату просвещения Крымской АССР учреждением.

Председатель Центрального бюро коммунистических организаций народов Востока при ЦК РКП(б) (1919–1921), член Коллегии Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР (1920–1923), татарский революционер Мирсаид Хайдаргалиевич Султан-Галиев, посетивший с 13 февраля по 29 марта 1921 года Крым в качестве представителя Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР, в своем докладе И. Сталину, отмечая неудачи в деле народного образования и культуры в Крыму, в качестве отрицательного примера приводил положение крымскотатарского театра: «…Татарская драматическая студия помещается в одной грязной комнате, которая одновременно служит и общежитием для курсантов, а курсанты и преподаватели со дня открытия студии в течение двух-трех месяцев не получали ни жалования, ни пайков, и добрая половина их разбежалась»9. М. Х. Султан-Галиев сыграл ключевую роль в прекращении красного террора в Крыму. За полтора месяца Султан-Галиев смог разобраться в обстановке в Крыму, наладить работу татарского бюро Крымского обкома РКП (б) и подготовить правдивый доклад «О положении в Крыму»10.

Об условиях, в которых тогда приходилось играть крымскотатарским актрисам-мырзачкам, писал А.Я.Кривицкий: «Пайковая осьмушка хлеба и кусок воблы на обед, работа на сцене, где замерзает вода в пожарной бочке». Попытки отдела народного образования Крымревкома, в ведении которого находился театр, привлечь к работе татарскую интеллигенцию оставались безуспешными: «Единицы идут, а масса стоит в стороне, так как они привлекали к себе исключительное внимание Чрезвычайных Органов. Имеют место и ошибочные действия русских работников в сфере образования по отношению к коллегам – крымским татарам».

Для целостности картины положения в политической, социальной и межнациональной сфере в тогдашнем Крыму, можно привести слова Султан-Галиева из его отчетного доклада о том, что греки – сотрудники особых отделов на Южном побережье Крыма, используя свое служебное положение «в целях сведения личных счетов «национальной вражды» с татарами и турками и путем ложных доносов на них и симуляцией их контрреволюционности, добиваются посылки на них карательных отрядов и экспедиций». Председателем Татарского бюро Крымского областного комитета РКП(б) в августе 1921 года был крымскотатарский большевик И.К. Фирдевс (Исмаил Керимджанов).

(Продолжение следует)

Вопросы крымскотатарской филологии, истории и культуры. Выпуск 15. 2023 г.

Список литературы:

1) Керимов Исмаил Асан-огълу. Медений эснас: 1920-1938. Симферополь. 1999. — С.56.

2) Керимова С.А. Усеин Болатуковнын драматургиясы: «Айше ханым» пьесасы акъкъында // Труды НИЦ крымскотатарского языка и литературы КИПУ. Т. I. Симферополь, 2011. – С. 129.

3) Шемьи-заде А. Большая ложь о крымских татарах как информационное сопровождение репрессий против народа. Симферополь, 2011. – С. 11.

4) Меинов Джелял. Къырымда татар театросы // Илери. 1926. № 1. – С. 44.

5) Саттарова М. Оджа олмакъ ичюн догъгъан къадын. Зейнеп Аппазова догъгъанынъ 105 йыллыгъы мунасебети иле // Уйгъунлыкъ № 87. – ноябрь 2011.

6) Усманова С. Тотайкойский педтехникум (по следам архивных материалов). Баку, 2012.

7) Керим И. «Ешиль башмаклар» // Йылдыз. 1985. № 4. – С.142-143.

8) Шендрикова С.П. История театра в Крыму (1820 — 1920 гг.). Симферополь, 2013. 464 с. – С. 163-164.

9) Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Без победителей. Из истории Гражданской войны в Крыму. 2 – е изд., испр. и доп. Симферополь, 2008. 728 с. – С. 679.

10) Быкова Т.Б. Красный террор // Создание Крымской АССР (1917–1921 гг.) / Ред. С. В. Кульчицкий. – Киев: Ин-т истории Украины НАНУ, 2011. – С. 128.

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог