Курс валют USD 0 EUR 0

Роль дворянок-мырзачек в крымскотатарском театральном движении начала ХХ века

Комментариев: 0
Просмотров: 88

Исмет ЗААТОВ, кандидат искусствоведения

(Продолжение. Начало в №№11-12)

18 октября 1921 года В. И. Ленин, М. И. Калинин и А. С. Енукидзе подписали постановление­ ВЦИК и СНК об образовании автономной Крымской Социалистической Советской Республики (Крымской АССР). 10 ноября I Всекрымский Учредительный съезд советов принимает Конституцию Крымской АССР. Первым председателем КрымЦИК был избран Ю. П. Гавен, председателем Совета народных комиссаров — татарин С. Г. Саид-Галиев. Из 50 членов КрымЦИК­ 18 были татарами (в том числе ­Б.В.Чобан-заде; С-Дж. Хаттатов избран кандидатом в члены КрымЦИК, в первом составе Совнаркома из 15 членов – 4 татар: У. Ибраимов, нарком земледелия­; В. Ибраимов, нарком рабоче-крестьянской инспекции; К. Хамзин, нарком просвещения; Х.С. Чапчакчи, нарком здравоохранения; все – члены КрымЦИК.
В 1921 году в Симферополе при возглавляемом Б. Чобан-заде татарском отделе Наркомата просвещения была открыта театральная школа (студия) и образована татарская театральная­ труппа. Но эти начинания продвигались почти безрезультатно по трем причинам: из-за недостатка финансовых средств; отсутствия подготовленных специалистов; скудости сценической литературы1. Если добавить ко всему этому социально-бытовые и организационные сложности, ­усугубившиеся разразившимся в 1921–1923 гг. в результате ­осуществления большевиками в Крыму политики продразверстки тотальным голодом, унесшим жизнь почти трети крымскотатарского населения, можно представить, в каких условиях приходилось работать артистам крымскотатарской театральной труппы, цементирующую роль в которой играли актрисы-мырзачки. Всего от голода умерло 100 тысяч человек, что составило 15% населения Крыма на 1921 г.
Председатель КрымЦИК Вели Ибраимов подчеркнул на XII облпартконференции­ (январь-февраль 1927 г.), что: «­…По данным статуправления, в 21 году во время голода погибло ­около 76 000 татарского населения…».
Крымский исследователь В. Зарубин в своей статье «Голод 1921—1923 гг. в Крыму (по сводкам ЧК/ГПУ)», опубликованной в 4, 5 и 6 номерах газеты «Республика Крым» за 1992 г., писал: «Население Крыма с 1921 г. по 1923 г. сократилось с 719531 человека до 569580. В таком мононациональном крымскотатарском городе, как Карасубазар, численность жителей упала на 48%, в Старом Крыму — на 40,9%, в Феодосии — на 35,7%, в Судакском районе — на 36%, многие деревни горного Крыма (население которых состояло сплошь из крымских татар – И.З.) вымерли совершенно».
Несмотря на такие неимоверные­ трудности, крымскотатарская театральная труппа летом 1922 года продолжала выполнять свой профессиональный долг практически по всему Крыму. Центральная­ партийная крымская пресса писала в те дни: «Татарская­ драматическая труппа осуществила гастроли в Карасубазарский, Бахчисарайский, Ялтинский и Евпаторийский районы и имела большой успех у местного населения­. На днях татарская­ труппа вернулась в Симферополь для подготовки постановки в дни Курбан байрама. После чего татарская труппа выезжает с гастролями в Севастополь»2.
Наученные горьким опытом жизни при двух приходах в Крым советской власти, одном немцев, а также при Деникине и Врангеле, коренное население полу­острова — крымские татары — с настороженностью воспринимали новые веяния советской власти. Единственными секторами, в которых они пытались проявить себя без опаски, являлись культура и просвещение. В обзоре «О происхождении и развитии национально-освободительного движения татар в Крыму», подготовленном крымским ГПУ, видимо, в конце 1922 – начале 1923 гг. и подписанным его председателем С.Ф. Реденсом, отмечалось: «Для отношения крымских татар к коммунизму характерно, что из их среды почти никто не пошел в партию. Татарские партийные работники в Крыму почти все казанские татары. Немногочисленных крымских татар коммунистов татарское население категорически не признает своими представителями. Татары активно пошли работать в национальные отряды Наробраза, Собес, поддерживая всячески культурные начинания, воздерживаясь от политической поддержки Соввласти»3.
Одним из действенных на тот момент культурных направлений активизации крымскотатарского общества явилось создание полноценного профессионального национального театра. Особо бурную деятельность в этом направлении развернули крымскотатарские деятели театрального искусства дворянского происхождения, среди которых крымскотатарские женщины-дворянки составляли абсолютное большинство. Это Айше хани Тайганская­, Эмине хани Челебиева, Фатма хани Ширинская, Ава хани Клычева (Карашайская), Асие хани Эмир-заде (Карашайская), Насибе хани Ногаева, Асан мурза Ногаев, Гафар мурза Ногаев, Асан мурза Чергеев, Решит мурза Челебиев и др. Работа в этом направлении велась в Крымской АССР серьезная, и в процессе подготовки принятия руководством республики в ответ на ­ инициативу крымскотатарских театралов решения участвовали не только выступившие­ с инициативой решения этого вопроса деятели крымскотатарского театрального искусства, но также объединившиеся в национальную партию «Милли фирка» лидеры крымскотатарского национального движения и работники советского госаппарата в Крыму. Так как вопросы работы театров в Совете народных комиссаров Крымской АССР курировал наркомат просвещения, то непосредственно процессом преобразования крымскотатарской театральной труппы в полноценный национальный театр руководил заведующий татарским отделом наркомата, профессор Крымского университета им. М. В. Фрунзе Бекир Чобан-заде (утвержден в этом звании Главным ученым советом Наркомпроса РСФСР 3.03.1922). На I Крымском съезде Советов он был избран членом ЦИК Крымской АССР и одновременно являлся председателем партии «Милли фирка». Летом 1923 года в крымской прессе стали появляться предваряющие­ решение данного вопроса аналитические материалы различных крымскотатарских авторов. В августе в центральной крымскотатарской газете Крымреспублики «Енъи дюнья» была напечатана обширная статья А. Хади «Бизде театро» («У нас театр»). В статье очень сжато была описана новая история процесса формирования­ крымскотатарского театра, центром которого стал город Бахчисарай. Создавали театр представители крымскотатарской интеллигенции того времени, студенты медресе «джедидисты», учащиеся «татарской» (учительской — И.З.) школы. В статье также говорилось о противодействии­ ­увлечению молодых артистов в их семьях, о первых их театральных постановках и сценических вечерах. О начале распространения крымскотатарских театральных групп после 1905 года в регионах Крыма. О создании, начиная с 1917 года, постоянных крымскотатарских театральных трупп в Бахчисарае, об учреждении правительственного крымскотатарского театра в Симферополе, крымскотатарских театральных трупп в Евпатории, Ялте и Алупке, многие из которых утеряли статус постоянных трупп в годы НЭПа. Отдельно в статье была рассмотрена судьба «просуществовавшей вплоть до прошлого (то есть 1922 г. — И.З.) года» и влачившей на тот момент жалкое состояние Симферопольской татарской труппы. В статье был отдельно выделен момент о новой инициативе Наркомата просвещения Крыма в деле создания драматической труппы и студии Государственного татарского театра. Далее в своей статье А. Хади сообщал о том, что процесс подготовки создания полноценного крымскотатарского театра идет к своему завершению и что для работы в будущем театре уже приглашены осуществлявшие до этого артистическую­ и режиссерскую деятельность в Казани, Туркестане и на Кавказе супруги Сара и Джелял Байкины, а также очень близко знакомый с крымскотатарским творчеством профессор Строганов, что в новый театр будут привлечены талантливые артистические кадры со всего Крыма, и в результате всего этого будет создан нормальный, полноценный театр. В завершение статьи А. Хади делился с читателями газеты информацией о сыгранном создаваемой труппой нового театра на второй день прошедшего праздника спектакле «Турмуш оюн дугуль» («Жизнь не игрушка») Джеляла Меинова, и что понравившаяся зрителям работа актеров вселяет надежду на успешное­ преобразование крымскотатарской театральной труппы в полноценный профессиональный театр. Новый театр будет гастролировать по многим местам Крыма с постановками и одновременно выполнять функции всекрымской театральной школы. Автор от лица читателей газеты приветствовал это начинание Наркомата просвещения Крыма и желал ему в этом деле успехов4.
В самом начале октября 1923 года в этой же газете на аналогичную тему публикуется статья известного крымскотатарского литератора и общественно-политического деятеля, принимавшего действенное участие в процессе организации крымскотатарского национального театра — ­Абибуллы Одабаша. Статья называлась «Къырымтатарларында театро хаяты» («Театральная жизнь крымских татар»). В ней говорилось о том, что: «До революции­ 1917 года среди татар в Крыму было предпринято множество попыток оживить театральное дело, создать творческую сцену. В этом году Управление просвещения для оживления театрального дела среди крымских татар выделило со своей стороны значительную сумму денег и пригласило людей для работы в этом направлении. В первую очередь со всего Крыма будут отобраны и приглашены самые способные и подходящие для артистической деятельности кандидатуры, и для них при русской театральной студии­ будет создано татарское отделение. Для того чтобы возглавить труппу, приглашены сыздавна тесно связанный со сценой в Крыму Джелял Меинов и воспитанник театральной школы казанских татар товарищ Байкин. В труппу будут приглашены по одному или по два человека от каждого округа…».
Повествуя о том, что на прошедшем совещании ответственных работников Наркомпроса — татар, для работы в театре «были намечены следующие товарищи», А. Одабаш озвучивает фамилии первых четырех принятых в новый театр актеров: Умера Феми Ипчи, Асана Чергеева, Эмине Челебиевой и Айше Тайганской. Половину этого списка составляют известные нам крымскотатарские актрисы-мырзачки и крымскотатарский дворянин ­Асан мурза Чергеев, происходивший из рода Кутлушах мурзы Черик оглу, прапрапрадед которого черкесский Приш-бей служил при крымских ханах. Костяк труппы нового профессионального крымскотатарского театра составили мастера театрального искусства дворянского происхождения. Далее А. Одабаш писал: «… Если все, помимо этих, связанные с этим вопросом способные и опытные работники сцены в округах сообщат о себе в Татарский отдел Наркомпроса, то они тоже будут приняты во внимание. На данный момент труппа будет состоять из десяти человек, которые будут обеспечиваться всем необходимым. Для руководства балетом будет приглашен товарищ Хайри Эмир-заде. Для повышения творческого уровня, помимо труппы, особо и в первую очередь в связи с необходимостью подготовки сценической литературы, Наркомпросом, среди всех татарских писателей будет объявлен конкурс на написание лучших драматических произведений, отображающих все стороны крымскотатарской жизни, результаты которого будут способствовать созданию­ национальной сценической литературы. В ближайшее время в газетах будут объявлены условия проведения конкурса. Наши писатели могут приступать к подготовке в этом направлении уже сейчас. Просим товарищей, владеющих оригинальными идеями и мыслями в сфере повышения­ ­уровня крымскотатарского сценического искусства, записываться в татарском отделе Наркомпроса»5. 8 ноября 1923 года состоялось заседание Комиссии по татаризации КрымЦИК, на которой рассматривался вопрос о преобразовании крымскотатарской драматической труппы и драматической студии в театр. Протокол этого заседания приводится без исправлений:
«Протокол Заседания Комиссии­ по татаризации Сов. Аппарата.
Присутствовали: т.т. Гавен, Бекиров, Мусаниф, Чобан-заде, ­Юмай, Байкин и Фирдевс.
Слушали:
1/ О состоянии татарской драм. Труппы и драм. Студии. / Доклад администратора т. Юмаева /.
Постановили:
1/ Признать самым подходящим зданием для татарского театра «Метрополь».
2/ Предложить ЮМАЮ заключить договор с Всеработпросом о совместной эксплуатации театра.
3/ Просить КрЦИК возвратить «Метрополю» взятые оттуда и находящиеся в Летнем театре, «Ампире» и доме Крестьянина стулья и оборудования.
4/ Открытие клуба Всеработпроса и Татарского театра приурочить к 14 ноября.
5/ Вопросы об увеличении труппы, финансов и др. перенести на другое совещание ответственных работников»6.
Из текста протокола выясняется, что Крымский государственный татарский драматический театр был открыт 14 ноября 1923 года в помещении бывшей гостиницы «Метрополь». В этом здании, пережившем 2 мировые войны и две оккупации, по улице Пушкина, 8 в Симферополе сейчас располагается Дом офицеров.).

(Продолжение следует)

Вопросы крымскотатарской филологии, истории и культуры. Выпуск 15, 2023 г.

Список литературы:

1. Одабаш А. Къырымтатарларында театро хаяты // Енъи дюнья. 1923. Октябрь 4.
2. Газета «Красный Крым» от 27 — VI — 1922 г. стр. 4, Рубрика Театр.
3. «Изыскать пути к парализованию…» Документы карательных органов Вооруженных сил Юга России и Крымской АССР о крымскотатарском движении (1920-1923) (публикация и комментарии А.В. Ефимова и Р.Н, Белоглазова) // Москва – Крым: Историко-публистический альманах. М., 2002.
4. Хади А. Бизде театро // Енъи дюнья. 1923. Август 9.
5. Одабаш А. Къырымтатарларында театро хаяты // Енъи дюнья. 1923. Октябрь 4.
6. ГАРК (Государственный Архив Респуб­лики Крым). Ф. Р-663. Оп 1. Д. 71. Л. 380.

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог