Курс валют USD 58.94 EUR 69.31

Собрание правителей

Комментариев: 0
Просмотров: 143

Мавзолей Амира Темура

Произведение И. Гаспринского «Мюкалеме-и селатин», опубликованное на страницах газеты «Терджиман» в  1906—1907 гг. В 2014 г. текст транслитерирован на латиницу   и   опубликован  Явузом  Акпынаром  как «Mükaleme-i selâtin» (İsmail Gaspıralı. Roman ve Hikâyeleri, Seçilmiş Eserleri I (neşr. Yavuz Akpınar, B.Orak, N. Muradov). İstanbul: Ötüken Yay, 2014. – S. 493-503). Художественный перевод текста Г.Ю. Сеитваниевой.

 

1906— 22 декабря, №144

В Самарканде

Самарканд — вершина литературы и науки!

Самый древний город из древних, красивейший из красивых, знаменитейший из знаменитых, один из городов науки, величественный город — колыбель покорителей мира, самый любимый из великих городов, восхищающих мир. Здравствуй, Самарканд!

Паровоз загудел, вагоны остановились, я вышел. Это был Самарканд! Два дня я гулял по городу. Рассматривая самые тонко и искусно сделанные, изысканные старинные здания, медресе, мечети, тюрбе1, плиточные стены, выложенные двухлоктевой2 цветной плиткой узорами куфической вязи арабского письма аяты, разглядывая памятник Шахи Зинда3 и Афрасиаба4, неторопливо размышляя, я пришeл к тюрбе Амир Тимура5. Наступил вечер…

Что бы я ни видел в Самарканде, было и очень красивым, и в то же время разрушенным. Например, медресе Биби-ханым6. Это было удивительное, поражающее воображение изящное здание. А теперь, при виде уничтоженной временем плитки, на глаза наворачивались слeзы.

Тюрбе шах Тимура… Впечатляющий памятник! Этот памятник и был последней обителью Тимура7, объединившего тюркские народы, жившие на территории от Великой Китайской стены до Средиземного моря, от мерзлой Сибири до жаркой Индии, державшего мир в руках и создавшего самую великую Тюркскую империю. Это было значительно разрушенное, в некоторых местах обвалившееся, с выпавшими камнями, где-то стeршимися надписями, с открытыми дверями, забытое величественное тюрбе.

Я вошeл с молитвой в усыпальницу, спустился на несколько ступеней вниз… Он лежит рядом с его духовным наставником Сейид Берке8. Вид надгробных камней оживил картины исторических событий времeн Тимура.

Какие великие дела, какой великий человек, какие прекрасные времена и какое разрушенное место! Оказывается, так устроен мир!

В тот момент, когда внутренние чувства переполняли меня и мысли кружили в голове, я вдруг увидел, как надгробный камень стал подниматься. Испугавшись, я нырнул в помещение перед лестницей и затаился в углу. Камень приподнялся, и из гробницы вышел патриарх с белой, как снег, бородой, а гробница осветилась светом. О, господи! Что это? От сильного волнения во мне пропал страх. Там, где я находился, было темно. Яркий свет сюда не доходил. Мне даже в голову не приходила мысль о том, чтобы уйти отсюда. Где стоял — там и окаменел! Его милость Сейид Берке подошeл к гробнице шаха Тимура и, положив руку на надгробный камень, произнeс: «Сын мой!». Камень тотчас отодвинулся, и из гробницы вышел шах Тимур, такой же поседевший, как и учитель. Каждый сел на свой камень… Тимур вопросительно посмотрел в лицо учителю, учитель ответил: «Сын, пришло ещe одно время!»

Минута прошла в молчании. В тюрбе было светло, как будто горела большая свеча. С того места, где я находился, вся гробница не просматривалась. Откуда и каким образом появилась ещe одна личность, я не видел. Это был огромный человек. Обойдя надгробие, он подошeл и встал напротив Тимура. «Султан Абдульазиз хан9», — сказал Сейид Берке. Тимурленг выразил одобрение и головой указал место. Следом за ним появился ещe один. «Насриддин-шах10», — сказал учитель. Ему также было выказано одобрение. Затем возник ещe один. «Эмир Насруллах хан11», — сказал учитель. Таким образом, были приглашены и представлены Хидив Исмаил Паша12, Аталык Газы Якуб хан13, Худояр хан Кокандский14. Следом, в одеждах улемов, вошли и разместились ещe три человека, затем пришeл в чалме патриарх Черкез. «Шейх Шамиль15», — представил учитель Берке… Тимур поднялся с места, меджлис оживился и продемонстрировал своe почтение шейху.

Голова Тимура была опущена, султаны были опечалены, на глазах некоторых были заметны слeзы. Меджлис был безмолвен и спокоен.

 

1906— 25 декабря, №145

После двухминутного молчания меджлиса, перед советом вышел его милость (умерший улем) шейх Джемаледдин16. Он раскрыл находившуюся в руках книгу с чeрными страницами и зелeными надписями… «Политическая проповедь», — объявил его милость Сейид Берке.

Шейх стал читать:

— XIX век от Рождества Христова соответствует XIV веку хиджры. В культурной и политической жизни произошло немало революций и перемен, изменений и открытий: были созданы пароходы, телеграфы, железные дороги, для производства изобретены различного рода машины. На доселе невиданном уровне было распространено просвещение, книготорговля, образование. Были изменены законы управления государством, которые когда-то действовали в интересах правителей, а теперь стали защищать интересы народа и соответствовать его устремлениям. Стали развиваться промышленность и ремесленное дело, создавались фабрики, на которых трудилось восемь-десять тысяч работающих. На смену стрелам и колчанам пришли ружья, которые поражают людей за версту, изобретены пушечные ядра, которые на расстоянии четырех-пяти вeрст превращают каменные и сооружeнные из Хорасанского17 материала крепости в руины. Однако эта революция коснулась только народов Европы, а мамлюкский18 Восток и мусульманские страны остались в прежнем состоянии.

Устаревшие идеи, старое оружие, отсталая форма административного управления, устаревшие методы ведения производства и торговли, устаревшее военное устройство, старые крепостные сооружения, устаревшие морские корабли, в обшем, всe, что есть, было непригодным и старомодным… Поэтому народы Европы и получившие от них импульс русские племена, потянувшиеся к Европе, как паводковые воды и волны моря, — стали поглощать страны мусульманского Востока, отхватывать окраины территорий, уничтожать их, вытеснили своей промышленностью и производством наши ремeсла. Достаток иссяк. Регулярная армия вытеснила наше разрозненное войско, мощь покинула нас…».

Когда проповедь подошла к этому месту, шах Тимур поднял руку, оратор замолк. Повернувшись к Абдульазиз-хану, шах Тимур спросил:

— Какие меры были предприняты в противовес этому Совещанием Греции?

Молчание.

— Изучали ли Вы причины, которые стали поводом их научной, производственной, политической мощи и влияния.

Молчание.

— Когда-то просившие покровительства у Османского султаната правители Европы встали на путь укрепления и развития. Чем в это время занимался Стамбул?

Молчание.

— Какое положение было при твоeм правлении султанатом, лично сам что ты смог сделать?

— Я создал регулярную армию и построил военно-морской флот.

— Что этим было достигнуто?

Молчание.

— Что тебе стало подконтрольным?

— Крепости Белграда… В Сибири, в Румынии я потерял влияние. В горах Ливана19 было создано привилегированное управление.

— Какие меры были предприняты в Анатолии, чтобы ослабить Грецию?

Молчание.

— Сколько раз ты сам смог посетить Анатолию?

Молчание.

— Ты всю жизнь провeл в Стамбуле?

— Да.

Шах Тимур посмотрел на оратора, проповедь была продолжена.

— Если бы правители века отреагировали на перемены времени, это не было бы даже сотой частью от необходимого. Например, шах Ирана Насриддин… Ровно 40 лет спокойно правил султанатом. Как и османы, он не испытывал беспокойства. Однако за 40 лет он не смог создать ни пригодного войска, ни законов, которые бы направили рабов Аллаха к развитию. В итоге перед смертью под натиском Ирана, Англии и России он оказался беспомощным, а население — в состоянии невежества и растерянности.

Шах Тимур, повернув голову в сторону Насриддин-шаха, посмотрел на него и не сказал ни слова. Снова посмотрев на проповедника, он продолжил:

— В этом веке русские правители, с одной стороны, положили глаз на Стамбул, а с другой стороны — стали предпринимать серьeзные действия в отношении Туркестана и Мавераннахра. Правители Туркестана и эмиры были настолько неосмотрительны и неинформированны, что, когда русские ядра падали на их головы, они спрашивали: «Что это?» Но было слишком поздно. Русские войска, постепенно переходя степи, захватывали одну за другой пограничные крепости, а в это время ханы воевали друг с другом и проливали кровь мусульман. Когда «чeрные птицы», двуглавые орлы, накрыли минареты Ташкента и Самарканда, не нашлось ни оружия, ни ядер, которыми можно было бы их отпугнуть. Сегодня пальцем одной руки начальник вращает Туркестан, как волчок. Враги России, англичане, готовы были дать правителям подготовленных воинов и оружие. Но не нашли никого, кто готов был это принять. Насруллах-хан Бухарский даже казнил двух английских послов, и тем самым оскорбил самое сильное, самое богатое государство, проявил неучтивость.

Шах Тимур посмотрел на Насруллах Эмира.

 

1907—8 января, №3

Эмир Насруллах-хан не знал, куда спрятаться от взора великого шаха Тимура: «…Простите, простите… Благословенной Бухаре не было разумным принять людей-христиан из Франции!20».

— О, сын, прибывшие были послами из Англии, они не пришли с предложением христианизации, это было предложение помощи знанием дела, оружия.

— Послов нельзя казнить, разве ты не знал примеров?

— Простите, я допустил много ошибок, но это стало понятным после моей смерти. Не было никого из эмиров и улемов, кто мог бы мне раскрыть глаза.

— Значит, вы не посылали тех, кто мог следить за событиями, не посылали наблюдателей во все направления, не получали сведения о том, в каком состоянии другие страны и что там происходит?

— Нет, простите… Были некоторые паломники, которые ходили в Хиджаз21.

Шах Тимур бросил вопросительный взгляд на шейха Джемаледдина. Его милость шейх ответил:

— В XIII веке по хиджре у милостивых султанов была одна общая болезнь: все они получали новости и сведения о событиях в мире от слуг и льстецов. А они, преследуя свою выгоду, восхваляли их словами: «нет падишаха, как ты», «нет такого сострадательного, как ты», «нет правителя сильнее тебя», «весь мир несчастен, только твоя страна пребывает в благополучии», а те, в свою очередь, радуясь, горстями раздавали награды. Когда праведные люди пускались в путешествия, видели дела и образование, мощь и развитие чужих стран и рассказывали об этом, то в ответ слышали: «Ты восхваляешь страны неверных» и не приветствовали это. Один из кокандских богатых баев посетил Макарью22 и Москву. Известно, что за освещение устройства военного управления и порядка русских он был казнeн…

Шах Тимур ещe раз сделал жест головой, его милость шейх продолжил проповедь.

— Одними из правителей тех времeн, проявивших себя, были искренне желающие и показавшие старание реформаторы Султан Махмуд23 и выходцы из народа шейх Шамиль дагестанский с Аталык Газы Якуб ханом. Новатором, перенявшим порядок военного управления и государственного устройства Франции, которая находилась на уровне передовых стран, и тем самым восстановившим мощь Османского государства, был Султан Махмуд. Этот падишах, возможно, мог бы сделать ещe больше, однако ярые фанатики того времени говорили, что «порядок Франции нам не нужен, у нас есть старые сабли, зачем нам пушечные ядра», и тем самым препятствовали устремлениям падишаха. В это время Россия и еe союзники, три французских государства, наносили удары. В огне и бедствиях Султан Махмуд смог противостоять этим неприятностям и, сражаясь, нашeл силы реформировать законы и государство…

Шах Тимур поднялся и снова сел, все правители в знак уважения к султану Махмуду встали и сели.

Шейх Джемаледдин продолжил проповедь:

— Уникальной личностью был шейх Шамиль. Этот человек личным старанием и красноречием, владея десятью языками, свeл воедино народы Дагестана и сражался беспрерывно пятьдесят лет против Российского государства, великой державы своего времени. А Якуб Бек Аталык Газы вместе с пятью-шестью всадниками, перейдя из Ферганы в Кашгар, активизировал мусульман, которые жили под гнeтом китайского правительства. Он освободил Восточный Туркестан от протектората Китая и в соответствии с требованиями времени создал армию и устав, образовал ханство и, используя Англию и Османское государство, предпринял меры для его укрепления. Однако, из-за того, что не было достойного преемника, спустя некоторое время после его смерти, армия Китая повторно захватила и присоединила Кашгар. Сыновья вынуждены были бежать в Россию.

В истории веков было ещe одно имя — Исмаил Паша Мысырлы (египетский). Этот человек был очень образованным, говорил на нескольких языках, знал Францию так же хорошо, как Египет. Однако пользы от этого не было: у него не было хороших нравов. Этот паша свeл на нет Великий Египет. При своeм правлении он так растратился, что превратил Египет в должника Франции. В итоге даже не мог выплачивать проценты. Это стало основной причиной того, что в Египет пришли иноземцы, и он стал контролироваться Англией.

 

1907— 22 января, №7

Милостивый шейх Джемалледдин, продолжая проповедь, читал:

— В истории отмечено то, что у взрослых и молодых было изрядно лени и легкомысленности, а особенно — политической близорукости. Если посмотреть в прошлое современным взглядом, наряду с множеством положительных усилий было допущено и немало ошибок.

Во время нападения московского князя Ивана Грозного (или Потрясающего Ивана) на Казанское ханство и его осады крымский хан не оказал помощи. Если бы, проявив хитрость, он вывел своих воинов со стороны Крыма, Курска, Тулы, Грозный ни против Казани, ни против Крыма воевать не стал бы.

Предвидя это, прежде чем напасть на Казань, Иван Грозный испортил отношения между казанским и крымским ханами, что и стало причиной неприятностей каждого.

Результатом этой политической непредусмотрительности стал захват Казани, ее сравняли с землeй. Сожгли мечети, медресе. Мурзы и беи были обращены в христианство. Не принявшие христианства, бросив имущество, спаслись бегством в непроходимых лесах.

Спустя два века Крымское ханство было также захвачено и наказано историей за ошибки прошлого. Беспечность не входит в ряд прощаемых, но оправдать сон Стамбула не хватит ни объяснений, ни ума.

Когда Иван Грозный, вторгшись в Казань, уничтожал еe, у Стамбула было столько могущества и политического влияния, что ему достаточно было пригрозить пальцем, и Грозный даже не взглянул бы на Казань!

Из-за того, что не была оказана помощь Казани, которая являлась самой передовой крепостью, самой важной точкой тюркской нации, для российской армии открылась дорога к Стамбулу и Самарканду. Казань была форпостом для Туркестана и греческих земель, однако значимость и ценность еe не была определена.

Великих султанов и шахов… На этом месте его милость шах Тимур знаком руки остановил хатиба, опустив голову ещe ниже, находясь некоторое время в размышлении. Меджлис был в состоянии гробовой тишины.

Это длилось некоторое время. Затем, подняв голову, Хромой Тимур сказал:

— О, великие эмиры, военачальники, известные своей добродетелью. В истории и глазах нации у меня также есть большая доля вины и недостатков, однако моe время и политика были не изучены, остались непонятыми. Обвинения в мой адрес были преувеличены. Говорили, что «много жизней сломал, сверг много престолов, совершая набеги на Россию, Иран, Турцию, Индию, разграбил, не оставил им места под солнцем; его жестокость не имеет границ…». Однако люди не поняли. Всевышний знает: мой захват мира, кровожадность, сжигание жилищ не были стремлением к славе… Сколько веков до меня мой смелый народ, не сломленный смертями и обидами, мои тюрки, мои узбеки были раздавлены, угнетены недостойными правителями, а разделенные провинции и армии стали друг другу врагами. Кипчаки Идиля (Поволжья) не признавали Азербайджан, эти, в свою очередь, — османов, кашгарцы — узбеков, а узбеки — хорасанцев; то есть братья не признавали младших, младшие братья — старших. В молодости в лугах Кеш, когда я был кенегазским беком, это положение моей нации жгло мне сердце, слeзы наполняли глаза.

Время власти было потрачено на объединение всех тюрков, строительство великого Туркестана. В какой-то степени мне удалось это сделать. От Великой Китайской стены до Мраморного моря, от мeрзлого Дешт-и-Кипчака до жаркого Индийского океана — перешедший в мои руки Туркестан был очень велик. Из одного конца в другой было 100 дней дороги.

Выступивших против меня правителей, падишахов и ханов было предостаточно. В такой ситуации для того, чтобы захватить и управлять этим обширным государством, насильно объединить разрозненные народы, необходимы были строгие меры. В моe время не было ни телеграфов, ни железных дорог. То наказание, которое я применял к восставшим, не было жестоким. Это были необходимые меры для того времени и пространства, но что толку….

В этот момент его милость учитель прервал его: «Хватит, сын мой!». Шах Тимур, поднявшись, глубоко вздохнул. Меджлис вздрогнул, встал, и я со страху сразу выбежал из тюрбе…

Тишина, безмятежность, вечер закончился, сменился сумерками, и в небе Самарканда зажглись тысячи звeзд. Я вернулся в отель, но заснуть не смог. Утром ещe раз вернулся к тюрбе. Надгробные камни лежали на месте. Сохранялись тишина и спокойствие.

 

1  Тюрбе (дюрбе) — тип монументальных гробниц-мавзолеев шести— и восьмиугольной формы, распространенных на территории проживания мусульманского населения. Обычно усыпальница знати либо известных духовных лидеров. Как правило, тюрбе располагается на земле мечети или религиозного комплекса.

2  Предположительно, плитка, выложенная методом перевязки eлочкой.

3  Памятник  средневековой   архитектуры   в   Самарканде,   ансамбль   мавзолеев самаркандской знати. Комплекс состоит из одиннадцати мавзолеев, последовательно пристраивавшихся друг к другу в течение ХIV-ХV веков.

4  Древнее городище в виде скопления жeлто-серых лёссовых холмов, расположенное на северной окраине современного Самарканда.

5  Гур-Эмир — фамильная гробница Тимура и наследников империи (Тимуридов), воздвигнутая в юго-западной части Самарканда.

6  До середины XIII в. напротив соборной мечети Биби-ханым в Самарканде находилось большое медресе, также называемое Биби-ханым в честь легендарной жены Тамерлана.

7 Тимур/Тамерлан (1336-1405) — государственный деятель, полководец, завоеватель, сыгравший существенную роль в истории Средней, Южной и Западной Азии, а также Кавказа, Поволжья и Руси. Создатель государства со столицей в Самарканде.

8  Мир Сейид Берке — духовный наставник Тимура. Именно он вручил Тимуру символы власти: барабан и знамя, когда он пришeл к власти в 1370 г. Вручая эти символы, Мир Сейид Берке предсказал эмиру великое будущее. Он сопровождал Тимура в его больших походах. В 1391 г. он благословил его перед битвой с Тохтамышем. Похоронен в мавзолее Гур Эмир.

9  Абдул-Азиз (1830-1876) — 32-й султан Османской империи, правивший в 1861 -1876 гг.

10  Насер ад-Дин шах Каджар (1831-1896) — четвeртый шах Ирана из династии Каджаров. Был реформатором, старался приобщить Иран к европейской цивилизации, из-за чего заслужил ненависть консервативно настроенных мулл.

11  Эмир Наср Улла Бахадур хан (1806 — 1860) — пятый правитель Бухарского эмирата (1827-1860).

12  Исмаил-Паша (1830-1895) — правитель Египта в 1863-1879. Расширил автономию Египта, проводил реформы, объективно способствовавшие капиталистическому развитию и эффективной модернизации страны.

13  Магомет Якуб бек Бадаулет (1820-1877) — правитель государства Йеттишар в Восточном Туркестане и Кашгара в 1860-70 гг. С 1870 он именовался «Аталык Гази Бадаулет», то есть «защитник веры и счастливец».

14  Правитель Кокандского ханства в 1845 — 1875 гг.

15  Шамиль (1834—1859) — предводитель кавказских горцев, в 1840 г. признанный имамом  теократического   государства   —   Северо-Кавказский   имамат, в котором объединил горцев Западного Дагестана, Чечни и Черкесии.

16  Джамалуддин Кази-Кумухский (1792/1788-1866) — дагестанский духовный и общественный деятель, ученый, шейх накшбандийского тариката, сподвижник имама Шамиля.

17  Хорасан — историческая область, расположенная в Восточном Иране, шире — обширная территория, включающая в себя, помимо Ирана, половину современного Афганистана и Туркмении.

18  Мамлюкский султанат — средневековое феодальное государство на Ближнем Востоке, просуществовавшее с 1250 по 1517 годы.

19  Османская область с таким же названием, находящаяся в горном регионе Ливана.

20 Возможно, автор имел в виду Англию, которая неоднократно упоминается в тексте. Примечание переводчика.

21  Территория на западе Аравийского полуострова, часть Саудовской Аравии. Историческое место возникновения ислама, где находятся священные города мусульман Мекка и Медина.

22  Нижний Новгород.

23  Махмуд II (1785-1839) — 30-й османский султан в 1808-1839 гг. В 1820-30 гг. провeл ряд прогрессивных реформ, в том числе уничтожение янычарского корпуса, ликвидацию военно-ленной системы и др.

 

(Из полного собрания сочинений Исмаила Гаспринского, т. 1)

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65