Курс валют USD 0 EUR 0

Соперники и союзники

Комментариев: 0
Просмотров: 280

9 декабря Генеральной ассамблеей ООН была принята украинская резолюция о «милитаризации Крыма и Севастополя, а также частей Черного и Азовского морей». За утверждение документа проголосовали делегации 63-х государств-членов ООН (прежде всего США, Канада, страны ЕС, Австралия, Турция, Япония, Израиль, Молдавия, Грузия и некоторые страны Африки, Латинской Америки и Океании). Против принятия резолюции выступили 19 государств: помимо самой России, это Беларусь, Армения, Киргизия, Куба, Китай, Иран, КНДР, Венесуэла, Никарагуа, Сербия, Сирия, Филиппины, Мьянма, Лаос, Зимбабве, Камбоджа, Судан и Бурунди. Воздержались при голосовании делегации 66 стран. Заметим, что членами ООН на сегодняшний день являются 193 государства.

Споры об оружии

В принятой ООН резолюции выражается серьезная обеспокоенность «по поводу прогрессирующей милитаризации Крыма». Авторы документа призывают российскую сторону не перебрасывать на полуостров самолеты и ракеты, способные нести ядерное оружие, а также осуждают строительство моста через Керченский пролив.

В свою очередь, первый заместитель постпреда Российской Федерации при ООН Дмитрий Полянский, выступая на заседании Генассамблеи, объявил об отсутствии проблемы «милитаризации Крыма».

«До 2014 года, в соответствии с российско-украинскими договоренностями, наша страна имела право дислоцировать на полуострове до 25 тыс. военных. В действительности же их было всего 12 тыс. против 15 тыс. украинских. Сегодня их число еще меньше, и мы об этом со всей открытостью информируем международное сообщество», — заявил российский дипломат.

Полянский также раскритиковал пункт резолюции, рекомендующий гражданам иностранных государств воздержаться от поездок в Крым без согласования с украинской стороной. По словам российского дипломата, полуостров в том году посетили рекордные 7 миллионов туристов, из которых миллион — с территории Украины.

В тот же день в Париже, при посредничестве лидеров Франции и Германии, состоялась встреча президентов России и Украины. Прямые переговоры В.Путина и В.Зеленского, впрочем, не принесли ощутимого прорыва в деле урегулирования конфликта на Донбассе. Ни та ни другая сторона длящейся уже шестой год вялотекущей позиционной войны не готовы идти на серьезные уступки ради достижения компромисса.

Шельф Средиземного моря

Тем временем, Россия последовательно расширяет свое присутствие в Сирии и акватории Средиземного моря. На этой неделе, в ходе визита в Сирию, российский вице-премьер Юрий Борисов (курирующий в федеральном правительстве военно-промышленный комплекс) объявил о намерениях РФ в ближайшие четыре года вложить 500 миллионов долларов в модернизацию сирийского порта Тартус.

В 2017 году Москва и Дамаск подписали договор о размещении в Тартусе пункта материально-технического обеспечения ВМФ России сроком на 49 лет. Соглашение предусматривает, что в Тартусе могут размещаться до 11 кораблей, в том числе и с ядерной энергетической установкой.

Москва использовала порт Тартуса еще в годы холодной войны, когда правительство Хафеза Асада (отца нынешнего сирийского президента) являлось одним из ключевых союзников СССР на Ближнем Востоке. К середине 2000-х годов Тартус остался единственным пунктом присутствия российских военных за пределами стран СНГ, но не играл особо важной роли до вмешательства РФ в ход сирийской гражданской войны в 2015 году.

Международная обстановка, между тем, становится все более напряженной. Массовые протесты, охватившие ряд стран Латинской Америки, Ближнего Востока и даже китайский Гонконг, вялотекущие войны в Сирии, Йемене и Ливии являются лишь проявлениями глубоких противоречий, расшатывающих нынешнюю систему мироустройства. И восточная часть Средиземного моря становится новой точкой напряжения на карте мира.

Обнаруженные на средиземноморском шельфе богатые залежи нефти и газа обострили противоречия между странами региона. На первый план здесь выдвигается спор о водах острова Кипр.

В результате вооруженного конфликта в середине 1970-х гг. прошлого века, остров оказался разделен на контролируемую официальным правительством греческую часть и республику турок-киприотов, независимость которой признана только Анкарой. Заявляя о защите прав турецкой общины Кипра на использование минеральных ресурсов прилегающих к острову вод, Турция активно ведет геологоразведочные работы в их акватории. Против планов Анкары на этот счет, в свою очередь, выступают правительства Греции и Кипра и поддерживающий их Израиль.

Турецкий поток и берег ливийский

Недавно турецкая сторона предприняла новый ход в борьбе за ресурсы Средиземного моря, подписав с правительством Ливии меморандум о разграничении зон морской юрисдикции. Опираясь на этот документ, Турция объявила значительную часть морской акватории, на которую претендуют Греция и Кипр, зоной своего континентального шельфа.

Международное морское право предоставляет прибрежным государствам возможность установить свой суверенитет над континентальным морским шельфом (морское дно и недра подводных районов), находящимся за пределами территориальных вод государства. Для чего стране необходимо подать заявку в специальный международный орган — Комиссию ООН по границам континентального шельфа. Что и было сделано официальной Анкарой после незамедлительной ратификации соглашения с Ливией в парламенте.

Против действий Турции выступил Евросоюз, посчитавший, что соглашение ущемляет права его членов — Греции и Кипра. Ситуация осложняется тем, что обстановка в Ливии так и не нормализовалась после свержения режима Муаммара Каддафи в 2011 году. Сегодня в этой североафриканской стране параллельно существуют два правительства, между сторонниками которых идет гражданская война.

Правительство национального согласия Фаиза Сараджа, с которым Анкара подписала соглашение о разделе шельфа, контролирует столицу страны Триполи и имеет признание ООН. В то же время соперник Сараджа генерал Халиф Хафтар, опирающийся в борьбе за власть на восточную часть страны — Киренаику, оказался более успешным в ведении военных действий. Весной этого года войска Хафтара развернули наступление на столицу, чтобы объединить под властью генерала всю страну.

Войска Хафтара активно поддерживают поставками оружия Объединенные Арабские Эмираты и Египет, которые, в свою очередь, являются ключевыми союзниками Саудовской Аравии. Генералу также симпатизируют правящие круги Франции. В то же время Хафтар поддерживает активные контакты с Москвой.

В свою очередь, Сарадж и его сторонники опираются на поддержку Катара (это небольшое, но богатое королевство в Персидском заливе является одним из главных соперников Саудовской Аравии за влияние в арабском мире) и двух бывших метрополий Ливии — Турции и Италии.

К началу ХХ века Ливия оставалась последним владением османов на Африканском континенте, в то время как Алжир и Тунис уже были превращены в колонии Франции, а Египет был оккупирован англичанами. Но в 1911 году слабеющая Османская империя была атакована Италией, вслед за ведущими европейскими странами вставшей на путь приобретения колоний.

Добычей итальянцев стала Ливия. Однако, благодаря сопротивлению турецкой армии и арабских племен, война оказалась гораздо более затратной, чем рассчитывали в Риме. Именно во время турецко-итальянской войны в Ливии впервые отличился молодой капитан Мустафа Кемаль. Однако оторванность Ливии от основной части Османской империи, отказ англичан дать проход турецким войскам в Ливию через Египет и господство на море итальянского флота не оставили туркам шансов на победу.

Следствием ливийской войны уже в 1912 году стала война Балканская. Воодушевленные успехом Италии балканские страны — Греция, Болгария, Сербия и Черногория объединили усилия для того, чтобы разделить европейские владения турок. А спустя два года возникшие на Балканах противоречия стали спусковым механизмом для начала мировой войны, по итогам которой Турции пришлось окончательно признать потерю своих африканских владений.

Хотя итальянцам удалось выиграть войну с османами, они фактически контролировали только прибрежную часть страны. Внутренние пустынные районы продолжали сопротивление и были подчинены лишь в 1930-е годы усилиями фашистского режима Муссолини…

С разгромом фашистской Италии в 1943 году, Ливия перешла под британское управление, и в 1951 году ей первой из африканских стран была предоставлена независимость. Под управлением короля Идриса страна шла в фарватере западных держав. Но после свержения монархии полковником Каддафи в 1969 году Ливия развернулась в сторону Египта и его харизматичного президента Гамаля Насера. Однако волна панарабизма быстро сошла на нет…

С началом арабской весны в 2011 году, для турецкого лидера Реджепа Эрдогана открылись возможности для усиления своего влияния в арабском мире. Однако его главный политический и идеологический союзник президент Египта Мохаммед Мурси был вскоре отстранен военными от власти, проведя остатки своих дней в заключении.

В борьбе за власть в разрушенной войной Ливии исламисты оказались более успешными. Однако в противостоянии с Хафтаром они стали постепенно сдавать позиции. Весной этого года Анкара активизировала помощь правительству Сараджа оружием и снаряжением, что сыграло немалую роль в том, что войскам генерала не удалось с ходу взять столицу.

В последнее время в Анкаре все более активно говорят о возможности отправки в Ливию турецких войск. 10 декабря Р.Эрдоган заявил, что подобное возможно, если власти Ливии обратятся с такой просьбой к его стране. В то же время в турецкий парламент на рассмотрение было направлено оборонное соглашение, заключенное с правительством Сараджа. Документ допускает, что при наличии обращения одной из сторон, в Турции и Ливии могут быть созданы офисы по совместному сотрудничеству в сфере обороны и безопасности с целью передачи опыта в военной сфере.

На этом фоне неудивительно, что судя по официальным сообщениям, тема Ливии наряду с положением дел в Сирии стала обсуждаться в ходе телефонных переговоров президентов России и Турции. Ожидается, что этот вопрос станет предметом переговоров на встрече Путина и Эрдогана, намеченной на 8 января следующего года. В этот день должно состояться торжественное открытие газопровода Турецкий поток.

Хотя в ливийском вопросе предпочтения правительств Турции и России явно расходятся, тем не менее обе страны плодотворно сотрудничают в ряде других сфер. Учитывая, что отношения Турции с США переживают весьма непростой период, а главные ближневосточные союзники нынешней администрации Белого дома — Израиль и Саудовская Аравия и вовсе весьма враждебны Анкаре, для последней вряд ли имело бы смысл принимать судьбоносные решения по Ливии, не найдя предварительно компромисса с Кремлем.

 

comments powered by HyperComments

Последние новости рубрики

Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65