Курс валют USD 0 EUR 0

СОВЕСТЬ НАЦИИ

Комментариев: 0
Просмотров: 87

К 170-летию И. Гаспринского

 

20 марта исполнилось 170 лет со дня рождения великого просветителя тюркских народов Исмаила-бея Гаспринского. Эта круглая дата не осталась незамеченной в Симферополе. Накануне юбилея, 19 марта в актовом зале Крымского инженерно-педагогического университета имени Февзи Якубова в торжественной обстановке прошло пленарное заседание XV Всероссийской научной конференции «Филология, история и культура крымских татар: традиции и современность», посвященное теме жизненного пути и творчества И.Гаспринского.

Работу конференции открыл своим выступлением ректор КИПУ, депутат крымского парламента Чингиз Якубов. С приветственными речами также выступили депутат Госдумы Руслан Бальбек и председатель Госкомнаца Айдер Типпа. Свои доклады участникам мероприятия представили: доктор филологических наук, профессор, директор Научно-исследовательского института крымскотатарской филологии, истории и культуры этносов Крыма при КИПУ имени Февзи Якубова Исмаил Керимов, заведующая отделом Мемориального музея Исмаила Гаспринского «Бахчисарайского историко-культурного и археологического музея-заповедника» Эльмира Абибуллаева и доктор филологических наук, профессор кафедры межъязыковых коммуникаций и журналистики Таврической академии КФУ им. В.Вернадского Наталья Яблоновская. После завершения пленарного заседания вниманию участников и гостей конференции был представлен праздничный концерт творческих коллективов КИПУ имени Февзи Якубова.

В тот же день в Медиацентре им. И. Гаспринского состоялся круглый стол, посвященный жизни  и деятельности великого просветителя.

Мы же приводим здесь окончание нашей беседы с профессором Исмаилом Керимовым, посвященной И.Гаспринскому, начало которой было опубликовано в прошлом номере газеты.

В ходе научной конференции в КИПУ

(Окончание. Начало в №11)

— Говоря об Исмаиле Гаспринском и его наследии, нельзя не обратить  внимания на тот факт, что его деятельность никогда не ограничивалась только географическими границами Крымского полуострова…

— Она охватывала весь мусульманский мир, и тюркскую и арабскую его части. Гаспринский приглашал в Бахчисарай изучать новый метод преподавания даже учителей из далекой Кульджи, находящейся под властью Китая. Проживая некоторое время в Бахчисарае, они усваивали все нюансы его методики, сдавали «проверочный экзамен», а затем возвращались к себе на родину  и продолжали работу у себя по новой методике.

Чтобы распространить свои идеи, в 1907 году Гаспринский даже специально отправляется в Каир, где издает газету «Ан-Нахда», и призывает к проведению мусульманского конгресса. Однако эта деятельность не устроила Англию, в результате чего газету «Ан-Нахда» закрыли, а ему самому не дали возможности работать в Египте.

Спустя несколько лет (в 1912 году) он едет в Индию. Благодаря деятельности Гаспринского в мусульманском мире были открыты более пяти с лишним тысяч новометодных школ. Такую информацию публиковала одна из турецких газет, описывая поездку Гаспринского в Индию.

Посещает Гаспринский и страны Средней Азии, в том числе такие города, как Ташкент и Самарканд. Там он собирает учителей, интеллигенцию, беседует с ними, показывает успехи, которые происходят в процессе обучения благодаря внедрению нового метода. Дает несколько показательных занятий. Дарит подготовленные им в своей типографии тысячи тетрадей, пособий, различных учебных принадлежностей.

В развитии связей со странами Средней Азии Гаспринскому помогает знакомство с правителями Бухары. Эмир Бухары владел дворцом в Ялте и ежегодно в сопровождении свиты приезжал туда на лечение. Находясь на полуострове, эмир посещал и Бахчисарай с его ханским дворцом. Бахчисарайская местная интеллигенция устраивала в честь высоких гостей прием, на котором присутствовали и представители властей. Гости со своей стороны дарили подарки, в том числе и членам редакции газеты «Терджиман». Редакция же в ответ презентовала эмиру и его спутникам изданные ею книги.

— Восточные правители отмечали Гаспринского за его заслуги государственными наградами?

— Его награждали орденами бухарский эмир, персидский шах. Османский султан Абдуль-Хамид вручил ему орден Меджидие III-й степени. То, что его принимали и награждали, говорит о многом.

— В своей жизни Гаспринскому приходилось сталкиваться не только с единомышленниками, но и с недоброжелателями, причем приближенными к власти. Как он себя проявлял в таких ситуациях?

— Да, были явные оппоненты, например, Н.Остроумов, редактировавший Туркестанскую туземную газету. Дело в том, что обер-прокурор Синода Победоносцев и его единомышленники Остроумов и Ильминский постоянно твердили, что для того чтобы Российская империя была сплоченной и в едином социуме не испытывала внутренних противоречий, мусульмане, проживающие в ее пределах, должны перейти в христианство.

Видя это, Гаспринский вступает в переписку с Остроумовым и очень аргументированно отстаивает свою позицию. Он указывает, что если вы можете рассуждать о таких вещах, то должны предвидеть и их последствия на практике. Приводит в пример Англию, которая пыталась в своих владениях сделать что-то похожее, в результате чего там начались дикие войны. Гаспринский настаивает на том, что сплотить людей и общество могут только знания и культура. Обосновывая свою точку зрения, он цитирует французских философов. Вообще же, в этих письмах он проявляет знание английского, немецкого и французского языков, цитирует в оригинале редкие источники, что показывает, насколько образованным человеком он был.

Интересно, что некоторые его письма подписывались под  вымышленными именами, например, под именем «Ташканди». Поэтому некоторое время назад не могли определить точное авторство этих писем. Зачем Гаспринский  это делал? Дело в том, что его укоряли как человека, который один так думает. Поэтому он пишет письма от имени разных людей, из разных мест. Лет 10 назад на одну из конференций в Крыму кандидат исторических наук Татьяна Котюкова привезла из Москвы несколько подобных писем. Я попросил ее дать их копии на один вечер, прочитать. И на следующий же день дал ответ, чьи это письма. Я взял роман Гаспринского «Молла Аббас» (1887 г.) и выяснил, что те же самые цитаты из французских и других западных философов, что были в романе, приводятся и в этих письмах. То есть авторство Гаспринского оказалось бесспорным.

— Если вести речь о Гаспринском, то нельзя не упомянуть и газету «Терджиман». В общей сложности Гаспринский посвятил этому своему детищу 31 год своей жизни. Основанная в 1883 году, газета пережила своего создателя и закрылась в феврале 1918 г. Менялась ли ее редакционная политика при жизни Гаспринского?

— Конечно, менялась. До революции 1905 года, до того как был издан царский манифест 17 октября о даровании гражданских свобод, редакции приходилось считаться с тогдашними законами, которые, хочешь не хочешь, надо было выполнять.

В жесткую оппозицию по отношению к государству Гаспринский не шел. Он объяснял это очень просто — «Терджиман» в нашем пространстве единственный источник информации, мы его ни при каких обстоятельствах не имеем права потерять. Конечно, в позу встать легко. А что дальше? Представьте, что все пропадает. Только в Крыму у «Терджимана» было более десяти тысяч подписчиков. Что бы они делали, как продвигалось бы дело просвещения народа? Когда в 1880-х годах издание газеты только начиналось, она выходила раз в неделю, затем два, позже три раза в неделю, а с 1912 года стараниями Гаспринского стала ежедневной.

Но редакционная политика Гаспринского до самого конца была последовательна в том отношении, что он твердо отстаивал принцип, что нет такой партии, которая может представлять весь народ. Партия не может быть нацией. Ни одна партия не может взять на себя эти функции. Как бы вы не любили ту или иную партию, партия — это не весь народ, и не будет им. Он думал обо всем народе, а не о какой-то его части, пусть даже и передовой.

— Есть ли разница между «Терджиманом» Гаспринского и уже при его наследниках?

— Большая разница. После смерти Гаспринского прошло буквально пару лет, и редактор «Терджимана» Асан Сабри Айвазов вызывается на дуэль. Было ли такое возможно при Гаспринском? Никогда Гаспринского не вызывали и не могли вызвать на дуэль. Айвазова же вызвал на дуэль городской голова Бахчисарая Сулейман Крымтаев, он даже назначил секундантов — Джеляла Меинова и Аббаса Ширинского. Почему? Крымтаев был одним из главных, кого подозревали во вмешательстве в финансовые дела медресе «Зынджырлы». В 1912 году Крымтаев взял в аренду некоторую часть вакуфных земель «Зынджырлы» медресе. После чего и начались финансовые недоразумения. За Айвазова из Петербурга вступился студент Номан Челебиджихан, заявивший, что если те хотят стреляться с Айвазовым и убить его, то он выйдет на дуэль вместо Айвазова. По большому счету, это была идеологическая борьба нового со старым. В 1917 году закончилось все тем, что мировой судья в Бахчисарае присудил двухдневный домашний арест Сулейману Крымтаеву и его секундантам.

При И. Гаспринском такого не могло быть. У него были другие методы работы, практика и философия. Он методом внушения, дипломатическими методами аккуратно добивался того, чего хотел.

Просматривая номера газеты, издававшиеся после смерти Гаспринского, могу отметить, что там другая бумага, печать, фотографий нет вообще. То есть Гаспринский не жалел денег на бумагу, фотографии, которые стоили дорого. После него на газету не тратили столько денег. Но необходимо учесть и то, что была война. Во всяком случае, газета выпускалась ежедневно. Но фотографии и качественная бумага исчезли. Лишь на памятные дни, посвященные Гаспринскому, публиковались фотографии его и его могилы.

Кстати, очень интересно, что на фотоснимке могилы Гаспринского видно два надмогильных камня. Мы раньше полагали, что второй камень стоит на месте могилы сына Гаспринского — Рефата. Но теперь понимаем, что ошибались, поскольку фото, как оказалось, было опубликовано в «Терджимане» еще в 1917 году, в то время как Рефат Гаспринский умер в 1925 году. Директор музея Гаспринского в Бахчисарае Эльмира Абибуллаева высказала мнение, что второй башташ, возможно, принадлежит кому-то из родителей Гаспринского, которые были похоронены на том же кладбище.

— Гаспринский скончался в 1914 году в возрасте 63 лет. Если бы он дожил до 1917-го, был бы он востребован или это уже была совсем другая эпоха, в которую он не мог бы вписаться?

— До осени 1917 года был бы в очень шикарном положении. Потому что все это было время как раз обретения гражданских свобод, идей прогресса. Между прочим, когда началась Первая мировая война, люди очень даже поняли необходимость научно-технического прогресса. Крымские татары это поняли, когда тысячи молодых воинов-татар вышли в Европу и увидели различные механизмы, отсутствовавшие у них. Увидели, как там ведут хозяйство.

С приходом большевиков, естественно, у него были бы проблемы. В самом начале февраля 1918 года, после захвата большевиками власти в Крыму, в «Терджимане» публикуется объявление революционного штаба о том, что все богатые люди Бахчисарая в течение 48 часов должны внести в казну 1,5 миллиона рублей. Состоятельным симферопольцам  предъявлялись требования в течение 48 часов сдать в большевистский штаб 10 миллионов рублей. Что это были за суммы, мы можем узнать из следующей справки, которая опубликована буквально в те же дни: «Из денег, которые поступили в качестве свадебного подарка жителю Бахчисарая Яхья Хусейну, 273 рубля были переданы и распределены между обществами улемов, благотворительности и гражданско-политическим обществом». То есть миллионы, которые потребовали большевики, причем в течение 48 часов, были откровенной нелепостью.

Говоря точнее, это был неприкрытый бандитизм, тем более из текста не ясно, кого они считают богатыми. Тогда я понял, почему люди, имеющие какие-то средства, бежали из Крыма.

— Насколько хорошо сегодня изучено наследие Гаспринского, насколько хорошо крымскотатарская общественность сегодня понимает его идеи?

— Можно сказать, что наследие Гаспринского только начинает изучаться. Постраничное исследование «Терджимана» может пролить свет на многие интересные факты, связанные непосредственно с Гаспринским.

Считать, что Гаспринского изучили, нельзя. Сегодня мы имеем только общее представление. Не изучены вопросы, связанные с финансами, газетной и книжной деятельностью. Кроме того, за ним следили жандармы. А ведь не было и дня, чтобы с Гаспринского и его дома сняли слежку. Следили даже за его прислугой, поскольку он был значимой личностью. Это продолжалось до конца его жизни. То есть его уважали, его посещали губернаторы, иностранные гости, но слежка не снималась, и постоянно делались доклады о его деятельности. Это видно из архивных документов жандармского управления.

Сегодня есть много статей, много книг о Гаспринском, их авторы ссылаются преимущественно друг на друга. Но людей, занимающихся глубокими исследованиями, почти нет. Покойный профессор В.Ганкевич начинал публиковать архивные материалы. Ито это была только «наживка». Самые интересные архивные дела, по моему мнению, это материалы тайной слежки. Второе — это его контакты с зарубежными деятелями. Почти не изучена его переписка с «русскими мусульманами».

Если говорить о сегодняшнем дне, то в большинстве своем люди туманно представляют себе его идеи. Нам не хватает знания конкретных вещей. Недавно я приехал из Москвы, был там двадцать дней. В эту поездку я завершил конспектирование газеты «Терджиман», которое начал в конце 1970-х годов. За это время разработал и законспектировал все номера газеты «Терджиман» с 1883 по 1918 год, всю арабографичную часть текстов газеты. Некоторые из этих конспектов издал, остальное буду готовить к изданию.

— Это очень важная работа. Ведь это пласт ценной информации, давно забытой народом. Те люди, которые читали номера этой газеты, давно умерли, а для следующих поколений доступ к ней был ограничен в силу объективных и субъективных причин…

— Да, без этого сложно  объективно говорить о «Терджимане». По традициям, заложенным Гаспринским, «Терджиман» давал правдивую информацию. Не было неприятия другого мнения, вранья. Такого я не заметил за все время исследования.

«Терджиман» к концу своего существования столкнулся с большими трудностями. Последний редактор Азиз Нури пишет, что мало подписчиков, не хватает денег на покупку газетной бумаги, краски, работу станков. Он пишет, что они временно вынуждены остановить выпуск газеты. Отмечает, что они пытались объединиться в кооператив с другими газетами, но из этого ничего не вышло.

Конечно, рано или поздно их бы закрыли. Но до самого конца «Терджиман» продолжал описывать все происходящие события, публиковались даже списки убитых большевиками крымскотатарских офицеров: полковников, подполковников, поручиков и рядового состава.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65