Курс валют USD 0 EUR 0

Три имени генерала Сулькевича

Комментариев: 0
Просмотров: 152

Александр (Искандер) Сулькевич (1867 — 1916)

 

(Продолжение. Начало в №30.)

На протяжении многих поколений предки Матвея Сулькевича, как и другие представители татарской знати, переселившиеся в Литву после падения власти золотоордынского хана Тохтамыша, несли воинскую службу в войсках польских королей. Следует отметить, что Сулькевичи были весьма многочисленным и разветвленным родом, делившимся на несколько линий.

На службе у Александра и Наполеона

Когда в 1794 году восстание польских патриотов во главе с Костюшко потерпело поражение и Варшава капитулировала перед лицом Суворова, дни польской государственности были сочтены. Уже в следующем году Австрия, Пруссия и Россия согласовали между собой окончательный раздел территории Речи Посполитой.

В XVIII веке на службе в польской армии находились пять полков татарских уланов. В результате раздела Речи Посполитой, территория проживания литовских татар оказалась под властью разных государств. Татарская знать продолжала нести военную службу уже в новых условиях. В 1797 году в России был создан Литовско-татарский конный полк, из которого спустя шесть лет был выделен в качестве отдельного подразделения Татарский конный полк (не путать с Крымским конным полком).

Тем временем многие поляки не были готовы смириться с крахом своего государства. Польская эмиграция развила активную деятельность во Франции, с которой у Польши были исторически союзнические отношения. К тому же во Франции кипели революционные события, которые очень быстро поставили новую республиканскую власть в Париже в конфликт с большинством европейских монархий. Польские эмигранты неизменно принимали участие в военных действиях на стороне французов.

Наполеон Бонапарт, положивший конец революционным волнениям и консолидировавший французское государство в борьбе за гегемонию в Европе, благоволил полякам и стремился использовать их в своих интересах для создания противовеса Пруссии, Австрии и России. В 1807 году император французов воссоздал польское государство из части земель, отвоеванных у Пруссии. Государственное образование, получившее имя Великого Герцогства Варшавского, вскоре расширилось за счет австрийских владений и стало одним из самых верных союзников Наполеона.

В июне 1812 года во главе шестисоттысячной армии, собранной со всей Европы, император французов переправился через приграничную реку Неман, объявив войну Российской империи. Польские войска самым активным образом принимали участие в российском походе французов, надеясь вернуть под власть своего государства литовские, белорусские и украинские земли.

Перед лицом превосходящих сил противника российский император Александр I должен был оставить Вильно (современный Вильнюс) и начать со своими войсками отступление вглубь России. «В 12 часов дня Наполеон вступил в Вильну, встреченный громадной толпой, которая приветствовала его как своего освободителя, как воскресителя прежней Польши. В тот же самый день и час в Варшаве читали манифест о восстановлении Польского королевства и воссоединении двух частей польского народа. Первым полком великой армии, вступившим в столицу Литвы, был восьмой полк польской кавалерии под начальством Доминика Радзивила. Несомненно, это была одна из торжественнейших минут в жизни Вильны, и вместе с тем чрезвычайно тонкий тактический прием со стороны Наполеона, который не связывал себя никакими заявлениями и обещаниями в отношении Литвы, но как бы делом свидетельствовал о том, посылая освобождать город от русского владычества потомка литовских князей. В Понарах Наполеона встретила депутация местных граждан, — депутация, которой так тщетно он ждал в Москве», — писал известный российский историк Александр Погодин, описывая события тех дней.

В литовской столице для управления краем по распоряжению Бонапарта была создана Комиссия временного правительства Великого княжества Литовского. Окончательное же решение вопроса о восстановлении литовской государственности и ее связи с Польшей откладывалось Наполеоном до окончания военных действий. Тем не менее, сразу же началось создание частей новой литовской армии. Одним из таких формирований стал набранный из добровольцев эскадрон литовских татар во главе с Мустафой мурзой Ахматовичем. Среди офицеров эскадрона был и один из представителей рода Сулькевичей.

Эскадрон был причислен к императорской гвардии (элитным частям французской армии) и сражался при обороне Вильно в конце 1812 года, когда остатки Великой армии Наполеона отступали к границам Российской империи. Уцелевшие татарские кавалеристы затем продолжали участвовать в боевых действиях на территории Европы. Когда весной 1814 года французская империя пала и русские войска вступили в Париж, подразделение литовских татар было распущено, а горстка оставшихся в живых его солдат должна была поступить на службу к Александру I. Российский император разрешил польским солдатам, воевавшим на стороне Наполеона, вернуться на родину и сформировал из них армию Царства Польского.

Литовские татары в середине XIX века

После победы над Наполеоном большая часть территории бывшего Герцогства Варшавского была передана Российской империи. Поляки вновь утратили независимость. В 1830 – 1831  и 1863 — 1864 гг. в Царстве Польском (так именовалась российская часть польских земель) вспыхивали крупные восстания с целью восстановления независимости.

Польские повстанцы при этом выдвигали лозунг «За нашу и вашу свободу», стремясь показать русским, что выступают не против них как народа, а лишь против царской власти. Впервые этот лозунг был выдвинут в январе 1831 года на манифестации в Варшаве, проведенной в поддержку декабристов. Это знаменовало важный поворот в развитии польской общественно-политической мысли, что имело определенные последствия уже в ХХ веке.

Литовские татары продолжали нести военную службу теперь уже в интересах российских императоров. Проживая на протяжении многих столетий в славянском окружении, они все более подвергались его культурному влиянию. Верхние слои их общества переняли польский язык, а нижние — украинский или белорусский. Но принадлежность к мусульманской религии оставалась фактором, препятствовавшим ассимиляции народа.

Российский историк Антон Мухлинский в своем «Исследовании о происхождении и состоянии литовских татар», опубликованном в 1857 году, отмечал, что «татары-помещики небогаты, вообще мелкопоместны, не многие из них имеют более ста душ, и они, по ограниченным своим средствам, предпочитают военное служение. Названия их фамилий или приняты ими были от жен или переделаны с их давних Татарских имен и прозваний. Дворянские роды Базаревских, Соболевских, Кричинских, Халецких, Сульковичей, Бучацких, Корицких, Беляков, Барановских, Янушевских, Юзефовичей, Адамовичей постоянно отличались и отличаются на поле боя и в гражданских должностях верностию, преданностию законным властям, храбростию, правосудием и безкорыстием».

Что же касается нижних и средних слоев татарского общества, то по свидетельству Мухлинского, в сельской местности главным занятием татар было земледелие. В городах татары жили в отдельных кварталах или улицах, занимаясь огородничеством, с выгодой сбывая овощи на местных рынках. Среди занятий городского татарского населения также встречались выделка сафьяна и кожи, извозничество, конезаводничество.

«В нравственном отношении они честны, добры, ласковы, живут согласно с другими жителями, но не сливаются с ними. Почти никогда не были они изобличены по уголовным делам. В домашнем быту они миролюбивы, очень редко между ними бывают ссоры и вражды. Потребности у них весьма ограничены… Детей своих стараются обучать арабской грамоте, и этим почти ограничивается у них знание арабского языка… Дворяне Татары живут и воспитываются как прочие дворяне, и нередко можно найти между ними вполне образованных и ученых людей. Некоторые из них, кроме европейских языков, знают еще турецкий или татарский», — писал Мухлинский.

Духовными делами литовских татар ведало Таврическое магометанское духовное правление. По свидетельству Мухлинского, в середине XIX века в польских, литовских, белорусских и западноукраинских губерниях насчитывалось 12 мулл, выбираемых из местного населения. Существовала 21 мечеть, хотя еще за два столетия до этого в польских землях насчитывалось 60 больших мечетей. Своих медресе у литовских татар не было.

«Татарин»

Хотя литовские татары верно несли службу в рядах царской армии, но веками проживая бок о бок с поляками, они не могли испытать их определенного влияния. Представители татарского народа принимали участие во всех польских восстаниях. Однако самым известным татарином в польском национальном движении стал Александр (Искандер) Сулькевич.

Александр Сулькевич родился в 1867 году и был, таким образом, на два года младше генерала Матвея Сулькевича. Они принадлежали к разным ветвям большого рода Сулькевичей, имея общего прапрапрадеда. Отец Александра был ротмистром в российской армии, мать принадлежала к старинному татарскому роду Кричинских. По всей видимости, определенное влияние на становление политических взглядов Александра Сулькевича оказало то, что брат его матери Стефан Кричинский был участником польского восстания 1863 — 1864 годов, приговорен военно-полевым судом к смертной казни (в связи с амнистией приговор смягчили, заменив казнь ссылкой в Сибирь). К тому же одним из предков Александра был генерал Юзеф Беляк — командир одного из татарских полков и участник восстания Костюшко. Семья Александра свято хранила письмо от Тадеуша Костюшко, в котором тот благодарил Беляка за службу.

Некоторое время семья Александра Сулькевича жила в Стамбуле, однако, после смерти отца, он с матерью возвратился на родину. В Вильнюсе он вовлекается в политическую деятельность, становясь участником подпольных социалистических организаций, вместе с Юзефом Пилсудским став одним из основателей Польской социалистической партии. Работая на таможне, Александр использует свое положение для организации канала контрабанды нелегальной польской и литовской политической литературы. В партии он был известен под псевдонимами «Татарин», «Черный», «Михаил».

Царские чиновники не подозревали, что Сулькевич, будучи мусульманином, окажется вовлеченным в движение за независимость Польши. И это долгое время позволяло ему успешно вести свою деятельность. По партийному поручению он организовал типографию газеты «Рабочий» и вместе с Пилсудским подготовил ее первый номер.

Когда Пилсудский был арестован царскими властями, Александр всю свою энергию направил на подготовку и осуществление его побега из тюрьмы. Согласно разработанному Сулькевичем плану, будущий начальник государства польского (официальный титул Пилсудского в 1918 – 1922 гг.) симулировал психическое заболевание и был переведен из варшавской цитадели в одну из петербургских больниц. С помощью польского доктора, участника заговора, Сулькевич передал Юзефу гражданскую одежду, и тот, выйдя из больницы, прямо посреди белого дня сел в экипаж, в котором его ожидал Сулькевич.

По разные линии фронта

Матвей Сулькевич был полной противоположностью Александра. Пойдя по стопам отца — подполковника российской армии, он окончил Михайловское артиллерийское училище в Петербурге и сделал блестящую военную карьеру. Дослужившийся до чина генерал-лейтенанта, Матвей Сулькевич, судя по всему, был человеком весьма далеким от каких-либо социалистических и национально-освободительных идей. Из того, что известно о его жизни до 1917 года, перед нами предстает образ офицера доблестного на поле боя и вполне лояльного трону династии Романовых в мирной жизни.

26 августа 1912 года Таврическая ученая архивная комиссия провела торжественное заседание, посвященное столетию Бородинской битвы. Среди высоких гостей, в числе которых были Таврический епископ Дмитрий и муфтий Карашайский, на этом заседании присутствовали и командир дислоцированного в Крыму 7-го армейского корпуса генерал Э.Экк и начальник его штаба генерал-майор М.Сулькевич. Они оба на этом заседании были приняты в члены Таврической ученой архивной комиссии.

На следующем заседании комиссии, состоявшемся 16 октября того же года, генерал Сулькевич уже выступил с предложением украсить фонтан, устроенный вблизи деревни Шума, в память о ранении генерал-фельдмаршала Кутузова на этом месте в 1774 году (в бою с турецким десантом тогда еще подполковник Кутузов был тяжело ранен в голову) бюстом Кутузова, а также присвоить его имя одной из улиц Симферополя. Участники собрания высказались в поддержку предложения генерал-майора Сулькевича. Однако в те годы этому не суждено было осуществиться. Уже в советское время фонтан пережил реконструкцию, приобретя современный вид и дополнившись барельефом Кутузова. Бюст же генерал-фельдмаршала был открыт недавно — в сентябре 2014 года.

Таким образом, Матвей Сулькевич проявлял себя как полностью лояльный Российской империи человек. Но вместе с тем не стоит делать вывод, что он был равнодушен к своим татарским корням. Еще в 1902 году он переиздал в Одессе на собственные средства упоминавшуюся выше книгу востоковеда Мухлинского по истории литовских татар.

В этом отношении весьма интересным выглядит мнение известного крымскотатарского политического деятеля Джафера Сейдамета: «Этот случай еще раз убедил меня, как велико влияние культуры, властвующей душой и сердцем человека. Утративший родной язык и культуру, с детских лет в русском окружении, воспитанный в русских традициях, Сулькевич, хотя и считал себя мусульманином, но вместе с тем ничего не знал о мусульманстве; он думал о России в целом, не понимая, что, прежде всего, в поле его зрения должны быть судьбы населяющих ее тюрков и мусульман».

В годы Первой мировой войны Матвей и Александр Сулькевичи оказались по разные стороны фронта. Первый командовал армейским корпусом в российской армии, второй вступил добровольцем в Польский легион, организованный Пилсудским и воевавший на стороне Германии. В 1916 году сержант Александр Сулькевич погиб на фронте. Уже после восстановления польской независимости его прах был перезахоронен на военном кладбище в Варшаве. Посмертно А.Сулькевич был награжден польским военным орденом Virtuti Militari, который вручается за выдающиеся заслуги.

Генерал Матвей Сулькевич тем временем, казалось, шел к новым вершинам своей военной карьеры. Однако грянувшая в 1917 году русская революция перевернула всю его жизнь. По иронии судьбы именно этому человеку было уготовано сыграть одну из важнейших ролей в политической жизни тюркских народов России в 1917 – 1920 гг. В событиях, в которых тесно переплелись интересы Казани, Киева, Москвы, Берлина, Стамбула, Крыма и Азербайджана.

(Продолжение следует.)

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65