Курс валют USD 0 EUR 0

Три имени генерала Сулькевича

Комментариев: 0
Просмотров: 93
Ильяс Алкин
(Продолжение. Начало в №30-33)

В апреле 1917 года в Петрограде создается Временный комитет по организации Союза татар Польши, Литвы, Белоруссии и Украины. В состав комитета вошли Михаил Полторжицкий (председатель), Леон Кричинский, И. А. Александрович, М.Х.Якубовский и др. Комитет видел себя объединительным органом татарского населения западных губерний Российской империи, и в этом качестве приветствовал создание Всероссийского мусульманского совета и его исполкома.

Арест муфтия и лидеры литовских татар

Поскольку духовными делами литовских татар ведало Таврическое магометанское духовное правление, неудивительно, что происходившие в Крыму события привлекали пристальное внимание их национальных лидеров.

В октябре 1917 года орган Крымского мусульманского временного исполнительного комитета газета «Голос Татар» сообщала о состоявшемся 24 сентября в Петрограде общем собрании членов Союза татар Польши, Литвы, Белоруссии и Украины. На этом мероприятии был избран Центральный комитет организации, в состав которого вошли: председатель Александр Ахматович, секретарь Л.Кричинский, М. Полторжицкий, А. Александрович и др. В ходе этого собрания представитель Крымской мусульманской военной организации Шабаров сделал доклад об обстоятельствах произошедшего 23 июля ареста таврического муфтия Номана Челебиджихана и его освобождения на следующий день.

Заметим, что прапорщик Шабаров должен был быть весьма компетентным докладчиком по этому вопросу. Являясь командиром созданного в Симферополе мусульманского пехотного батальона, он находился в самом эпицентре конфликта, вспыхнувшего между муфтием и губернским комиссаром Временного правительства Богдановым по вопросу о формировании крымскотатарских воинских частей. Вместе с Челебиджиханом Шабаров был арестован военной контрразведкой, вывезен в Севастополь и вскоре освобожден ввиду массовых протестов крымскотатарского населения.

Выслушав доклад, собрание утвердило резолюцию, в которой отмечалось, что «Муфтий Челебиев, являющийся высшим представителем духовной власти в пределах Крыма, Юго и Северо-Запада Российской Республики, был первым избранником мусульманского населения сих областей».

«…Лишенные в дореволюционное время принадлежащего им по их вероучению права управляться и жить в сфере религиозной под главенством всенародно и свободно избранного духовного главы, и дожившие, наконец, до светлых дней торжества великих начал свободы, среди которых свобода совести представляется наиболее сокровенной и ценной, мусульмане с чувством самого глубокого удовлетворения и молитвою приступили к выборам своего Муфтия, и избрав его, были уверены в том, что со стороны революционной власти, как стойкого борца за воплощение в жизнь демократических принципов, будут соблюдаемы все меры к поддержанию и укреплению положения их духовного главы», — писали авторы документа.

Арест муфтия, по их мнению, свидетельствовал о том, что «в сознании местной Симферопольской власти далеко еще не проникли самые элементарные понятия о своих правах и обязанностях как демократических органов, и что избранный мусульманами Муфтий в первые же дни после своего избрания очутился в таком положении, в каком никто и никогда не состоял, даже из муфтиев, назначавшихся старой правительственной властью дореволюционной эпохи».

Квалифицируя случившееся как дикую расправу над представителем высшей мусульманской духовной власти, участники собрания выступили с требованием «расследования действий органов Симферопольской власти по аресту ими Таврического Муфтия Челебиева и предания виновных суду за превышение власти и противозаконное лишение его свободы». В связи с этим было решено обратиться с ходатайством к Временному правительству «о назначении следствия при непосредственном участии представителей со стороны демократических мусульманских организаций Крыма и Запада России» («Голос Татар», №13 от 21 октября 1917 года).

Таким образом, находившиеся в российской столице представители национального движения литовских татар солидаризировались с Н.Челебиджиханом и Дж.Сейдаметом в их борьбе с губернским комиссаром Богдановым, являвшимся одним из злейших противников крымскотатарского национального движения. Уже в 1918 году многие участники этого собрания вместе с генералом Сулькевичем окажутся в Крыму и станут сотрудниками местных правительственных учреждений.

Харби Шуро

Вопрос создания мусульманских воинских частей в российской армии остро встал с самых первых дней февральской революции. Уже в марте 1917 года создается Казанский мусульманский военный совет, который выступил с соответствующим воззванием к воинам-мусульманам.

До революции в царской армии находился ряд элитных воинских частей, сформированных из представителей того или иного мусульманского народа (например, Крымский конный полк, формировавшийся из крымских татар). Но к 1917 году подавляющая часть солдат-мусульман служила в обычных частях, формировавшихся из новобранцев, призванных со всех концов огромной империи. В пылу охватившей страну революционной эйфории, свои национальные части начали активно создавать представители разных народов, особенно активны в этом были украинцы. Мусульманские народы старались не отставать.

В мае 1917-го проходивший в Москве первый Всероссийский мусульманский съезд единогласно принимает постановление о создании мусульманских войсковых частей. Для координации этой работы на всей территории страны создается Временный мусульманский военный совет под руководством видного деятеля национального движения казанских татар Ильяса Алкина.

Но в центре и на местах создание мусульманских воинских формирований встречало яростное противодействие властей, опасавшихся развития сепаратистских тенденций. Так в Крыму это привело к упоминавшемуся выше конфликту между муфтием Номаном Челебиджиханом и губернским комиссаром Богдановым. В то же время на общероссийском уровне военный министр А.Керенский пытался противодействовать проведению в Казани первого Всероссийского съезда воинов-мусульман. Но, несмотря на наложенный главой Временного правительства запрет, съезд был проведен в июле 1917 года явочным порядком. Съездом был избран постоянно действующий Всероссийский мусульманский Военный Совет (Харби Шуро). Стоит отметить, что Ильясу Алкину, осмелившемуся бросить вызов самому Керенскому, в тот момент не было и 22-х лет.

Положение резко изменилось после подавления корниловского мятежа. Харби Шуро сыграло большую роль в том, что части Кавказской туземной дивизии, являвшейся одной из главных частей, находившихся в руках мятежников-контрреволюционеров, остановили продвижение к Петрограду и вернулись в подчинение Временного правительства.

С этого момента Временное правительство вынуждено было считаться с требованиями Харби Шуро, что и увенчалось в конечном итоге разрешением на формирование на Румынском фронте Мусульманского корпуса во главе с генералом Сулькевичем.

(Продолжение следует)

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65