Курс валют USD 0 EUR 0

Три имени генерала Сулькевича

Комментариев: 0
Просмотров: 78

 

(Продолжение. Начало в №30-34)

В конце марта 1918 года прибывшие в Казань отряды матросов и красноармейцев оцепили татарскую часть города. 28 марта войска красных пошли в наступление. Понимая бессмысленность напрасного кровопролития, лидеры татарского национально-демократического движения отказались от применения силы. Мусульманские воинские части остались в своих казармах и вынуждены были сдаться.

При таких обстоятельствах закончилось продолжавшееся с осени 1917 года сосуществование в городе советских органов власти со структурами, созданными татарским национальным движением. Последнее вынуждено было отказаться от реализации идеи по созданию Волжско-Уральского штата — большого автономного региона, включившего бы в свой состав национальные территории татар, башкир, чувашей и ряда финно-угорских народов.

В те дни декретом петроградского Совета народных комиссаров был ликвидирован Харби шуро (Всероссийский мусульманский военный совет). Находившиеся на Румынском фронте, за тысячи километров от Казани, генерал Сулькевич и его 1-й Мусульманский корпус не в силах были как-то повлиять на эти события. Теперь Мусульманский корпус лишался органа, которому подчинялся, органа, благодаря которому и был создан. Теперь Сулькевич и его солдаты должны были действовать самостоятельно.

Зимой 1917 — 1918 годов, ввиду неразберихи и анархии, охватившей южные районы бывшей Российской империи, Сулькевич не мог решить вопрос о передислокации Мусульманского корпуса в Крым. Тем временем на полуострове произошли столкновения между поддерживавшими Курултай силами Штаба крымских войск и вставшими на сторону большевиков отрядами матросов Черноморского флота. Потерпев поражение, Татарский парламент был вынужден заключить мир с большевиками и распустить Штаб крымских войск. Таким образом, лидеры крымских татар утратили возможность реализовать свой план по созыву Всекрымского Учредительного собрания и провозглашению Крымской народной республики.

Крым близкий и далекий

Но обстановка быстро менялась. 3 марта Советская Россия заключила в Брест-Литовске мир с Германией и ее союзниками — Австро-Венгрией, Османской империей и Болгарией. По условиям договора Россия признавала независимость Украины, отказывалась от ряда территорий на западе бывшей империи, возвращала Турции округа Карса, Ардахана и Батуми.

Подписание договора на тяжелых для России, как побежденной стороны, условиях, впрочем, не означало окончательного поражения большевиков. Заключив мир, В.Ленин и его соратники получали возможность высвободить силы для борьбы с поднимавшим голову белым движением внутри страны.

Стратегия лидеров большевиков исходила, и небезосновательно, из расчетов на скорую революцию в Германии, население которой было измотано четырьмя годами мировой войны и страдало от дефицита продовольствия. Тактика же советских лидеров заключалась в том, чтобы всеми возможными способами смягчить для себя невыгодные положения Брестского мира. «Договор можно толковать, и мы будем его толковать», — заявил Ленин на одном из заседаний ЦК. И обе стороны соглашения действительно толковали его положения каждый в свою пользу.

Крым отдельно никак не упоминался в тексте Брестского договора. И этим пытались воспользоваться большевики, для того чтобы удержать территорию за собой. Лидерам крымских татар осенью 1917 года удалось добиться того, что украинская Центральная Рада, провозглашая создание Украинской Народной Республики, оговорила, что в ее состав входит только континентальная часть Таврической губернии без полуострова. Большевики первоначально не признали этого разделения и полагали, что продвижение немецких войск через Украину должно остановиться на внешних границах Таврической губернии.

Но в Берлине не собирались отказываться от возможности занять Севастопольскую крепость и прибрать к рукам корабли Черноморского флота. Когда стало ясно, что немцы могут действительно, по образному выражению Ленина «мимоходом слопать» Крым, в Симферополе спешно провозгласили Таврическую губернию Социалистической советской республикой Таврида. Формальный статус независимой республики позволял не считать конфликт между находившимися в Крыму большевистскими войсками и германской армией столкновением немцев с Советской Россией.

Помешав два месяца назад созданию Крымской народной республики, большевики теперь сами разворачивали процессы государственного строительства на полуострове. Наркомом иностранных дел нового государства стал Исмаил Фирдевс — первый крымский татарин — член большевистской партии. Однако молодая республика недолго сдерживала натиск немецких войск. К началу мая Крым был полностью занят немцами.

Тем временем под давлением германских и румынских властей началось разоружение частей 1-го Мусульманского корпуса. По данным современных исследователей, в апреле 1918 года численность войск, находившихся под командованием Сулькевича, сократилась до 6,5 тысяч человек, тогда как в январе она достигала 20 тысяч (Бутовский А. Ю., Григоров А. И., Бобков А. А. К истории 1-го Мусульманского стрелкового корпуса Российской армии // История и археология Крыма. Вып. V). Генерал пытался добиться от Центральной Рады согласия на пропуск своих сил через украинскую территорию в Крым. Однако обращения генерала и его единомышленников отклонялись. В конечном итоге переброску частей и имущества Мусульманского корпуса на полуостров удалось начать только в середине мая.

После падения большевистской власти, в Крыму 10 мая возобновились заседания Курултая. Прибывший из Одессы с группой своих офицеров генерал Сулькевич выступил перед депутатами Татарского парламента и рассказал о положении своих воинских частей.

Вопрос о власти

Вопрос об организации новой крымской власти оставался к тому времени открытым. Немецкие оккупационные власти не хотели иметь дела с представителями социалистических партий. Кайзеровская Германия могла сотрудничать с большевиками для того, чтобы вывести Россию из войны, но мирится с властью левых политических сил на подконтрольной себе территории не желала (тем более что во внутриполитической жизни Германии социал-демократы были ведущей оппозиционной силой к существующему государственному строю).

С другой стороны, правые российские политические силы, прежде всего партия кадетов, были тесно связаны с французским и английским капиталом. Теперь они приветствовали приход немцев как освободителей от большевиков, но еще в недавнем прошлом активно выступали против выхода России из рядов противников Германии.

Этими обстоятельствами, очевидно, объяснялось то, что в вопросе формирования новой крымской власти немецкое командование уделило большое внимание Курултаю — национальному парламенту крымских татар.

Но и здесь все было не так просто. После трагической гибели Номана Челебджихана, главным претендентом на роль национального лидера крымских татар был ближайший его соратник Джафер Сейдамет. Вынужденный бежать из Крыма в январе 1918 года, он в конечном итоге оказался в Стамбуле. Получив поддержку лидера младотурок, военного министра Энвера-паши, Дж.Сейдамет вернулся в Крым. Однако интересы Турции и Германии, несмотря на то, что обе страны были военными союзниками, а кайзер Вильгельм II даже провозглашал себя покровителем мусульман, сходились далеко не всегда и не во всем.

По прибытии в Симферополь Дж.Сейдамет оказался «гостем» немецкого командования в гостинице «Европейской» (находилась на месте современного сквера им.Дыбенко у Советской площади в Симферополе). Проведя там несколько дней без права выхода, он в конечном итоге нашел общий язык с немецкими генералами.

16 мая Джафер Сейдамет получил от немецкого командования мандат на формирование крымского правительства.

18 мая Курултай на своем заседании выразил поддержку кандидатуре Дж.Сейдамета. «Уважаемый Джафер эфенди. В то время, когда страна в политическом, административном и экономическом отношении переживает бурные потрясения, татарский парламент призвал вас на пост первого министра в Первом Крымском правительстве», — говорилось в принятом Курултаем обращении.

В тот же день Курултай провозгласил себя временным Крымским государственным парламентом и объявил, что берет на себя инициативу в деле организации краевой власти. При этом оговаривалось, что временный краевой парламент будет создан путем пополнения Курултая представителями других национальностей.

До формирования временного краевого парламента крымское правительство должно быть ответственно перед Курултаем. Государственными языками Крыма провозглашались татарский и русский, государственным флагом (окончательное решение этого вопроса, впрочем, оставлялось на усмотрение будущего Крымского учредительного собрания) — голубое знамя крымских татар.

Левое крыло Курултая в лице Али Боданинского выступало против односторонних решений по вопросу организации власти в Крыму, призывая татарских политиков оставаться до конца верными ранее провозглашенной идее о созыве Крымского учредительного собрания, которое, будучи избранным всем крымским населением на свободных выборах, должно было определить основы нового государственного строя края. Другие подходы, по мнению левых, могли обострить межнациональные отношения на полуострове.

Со стороны большинства Боданинскому возражал Абдуль-Хаким Хильми, который считал, что для того, чтобы создать общекрымский парламент, необходимо прежде иметь крепкий законодательный орган на основе Курултая. Пополненный представителями других народов, такой орган мог бы издавать законы, обязательные не только для крымских татар, но и для всего крымского населения.

Подоплека же дела заключалась в том, что немецкое командование не хотело и слышать ни о каких новых выборах, опасаясь, что в случае голосования победу одержат социалистические партии. Поэтому лидерам Курултая пришлось отложить идею о созыве Крымского учредительного собрания на неопределенное будущее и продвигать компромисс в виде идеи пополнения татарского парламента депутатами от других национальностей. При этом с образованием временного краевого парламента Курултай не должен был исчезнуть. Предполагалось, что национальные татарские дела будут рассматриваться только при участии татарских депутатов.

По решению Курултая крымское правительство должно было быть создано на коалиционных началах с участием представителей всех основных народов края и состоять из премьер-министра и 8 министров. Помимо Джафера Сейдамета от крымских татар в состав кабинета было предложено включить и генерала Сулькевича.

(Продолжение следует)

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65