Курс валют USD 0 EUR 0

В Крыму я никого из родных не встретил

Комментариев: 0
Просмотров: 498

Он – сын кулаков, которых советская власть лишила имущества, всех прав и выселила в 1930-м из родного Крыма на чужбину. Он – советский военнопленный: его, все же сумевшего вернуться до войны в Крым, теперь уже гитлеровцы насильно угнали с полуострова. Он – спецпереселенец: после войны, после фашистского плена советская власть не вернула его в Крым, не сообщила о судьбе его родных, да и всего крымскотатарского народа…

И еще у него 3 имени, и только одно – его, данное при рождении.

Кантакузин Иса (Исхак, Иван) Зекерьяевич (в немецкой транскрипции Кадакузель, Кальдаузен), 1923 года рождения, крымский татарин, уроженец деревни Беш-Аул Красно-Перекопского района Крыма, образование 5 классов, специальность – пекарь, беспартийный.

Из протокола допроса:

«В 1930 году мой отец был раскулачен и со всей нашей семьей в количестве 5 человек выслан из Крыма на Урал, в город Надеждинск (город Серов Свердловской области). Отец вначале работал на каком-то заводе, в 1932 или в 1933 году он умер, в 1934 году умерла мама.

Я и две мои сестры остались беспризорными. Нас троих отправили в детский дом в город Аханск Молотовской области. В детском доме я прожил 7 – 8 месяцев, потом по неизвестным причинам группу детей-детдомовцев, в том числе меня и моих сестер Зину и Беян, привезли в Мелчевский район Свердловской области и распределили по колхозам для работы. Я и сестры попали в колхоз имени Карла Маркса деревни Средний Бугалыш. Здесь я и сестра Беян жили и работали до того момента, пока сестра Зина не забрала нас из этого колхоза в 1936 году в город Свердловск, она устроилась работать чернорабочей на Уральский машиностроительный завод. В 1939 году Зина уехала на родину – в Крым. В том же году она приехала за мной и за младшей сестрой и увезла нас тоже в Крым, в родную деревню. В родной деревне, в колхозе «Новый свет», я работал пекарем и учился в неполной средней школе до 1941 года. В 1941 году, в августе месяце, я был призван Красноперекопским районным военным комиссариатом в Красную Армию и направлен на фронт.

7 ноября 1941 года я попал в плен к немцам в городе Алуште, в Крыму. Нас было примерно 40 человек советских бойцов, попавших в окружение…

В плену я находился в Германии, все время – до момента освобождения 28 марта 1945 года – на одном месте. Работал у одного капиталиста рамщиком на лесопильном заводе недалеко от города Дармштадт, в деревне Гексодинвальт (Систодинвальт, разночтения в документе. — Р. А.).

После освобождения 2 раза прошел «фильтрацию» — в городе Реслоу в октябре 1945 года и в городе Гродно в ноябре 1945 года.

5 декабря 1945 года я прибыл из Гродно с эшелоном в 500 человек в спецпоселок Дегтярка Ревдинского района Свердловской области. Документов у меня никаких не было. В феврале 1946 года в Дегтярке мне выдали военный билет и вместо паспорта временное удостоверение. В Дегтярке я работал чернорабочим на врачебном участке.

В апреле 1946 года меня и еще одного товарища (зовут его Сима, армянин) направили жить в спецпоселок Коноваловка Северо-Уральского района Свердловской области. Здесь жили спецпереселенцы. Здесь я 10 дней работал грузчиком леса. Жизнь в спецпоселке Коноваловка мне не понравилась, и я бежал в колхоз имени Карла Маркса Саженского района, где мы когда-то, приехав из детского дома, жили и работали. 3 месяца я жил и работал в колхозе. И эти 3 месяца я скрывался. В августе 1946 года я, решив повидаться с родными, без документов (без паспорта) уехал к себе на родину, в Крым, в деревню Беш-Аул. Добирался в Крым месяц, питался на свои деньги (у меня было 300 рублей, и еще я продал свой костюм за 450 рублей). Большинство пути я ехал без билета на подножке вагона. В Крыму я никого из родных не встретил. Они были куда-то высланы. В деревне Беш-Аул я заболел малярией и 3 месяца пролежал дома у гражданки Омельченко Анны (Елены). Немного окрепнув, я работал – производил временные работы частным лицам, делал стулья, ремонтировал металлическую посуду.

Потом в декабре 1946 года я решил вернуться в Саженский район Свердловской области. Деньги на обратную дорогу (добирался 45 суток) – 400 рублей – мне дала Омельченко Лена, ехал без билета на подпорках.

22 января 1947 года я сам явился в Саженский районный отдел Министерства внутренних дел  (РОМВД) и доложил о всех обстоятельствах своего побега.

Вопрос: Вы знали о том, что вы являетесь спецпереселенцем и не имеете права без разрешения коменданта выезжать из спецпоселка Коноваловка Северо-Уральского района Свердловской области?

Ответ: О том, что я являюсь спецпереселенцем, я не знал и мне об этом никто не говорил.

Вопрос: Почему вы явились с докладом о своем побеге?

Ответ: Потому что я решил, что скрываться дальше невозможно».

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65