Курс валют USD 0 EUR 0

Восход (Очерки из жизни новотатар)

Комментариев: 0
Просмотров: 48

Незаконченный автобиографический роман И. Гаспринского, опубликованный под псевдонимом Карт Агай на страницах газеты «Терджиман» в 1905-1906 гг., в 2003 г. транслитерирован на латиницу Байрамом Ораком и Назимом Муратоглу как «Gündoğdı».

(Продолжение. Начало в №13)

1905 — 19 декабря, №106.

Выставка в Москве

Шел 1880 год. В Москве была устроена Всероссийская выставка по этнографии5.  Здесь были представлены образцы быта, ремесла, искусства и культуры всех народов, живущих на территории России. Были выстроены павильоны, представляющие какой-либо народ. Для демонстрации национальных одежд и изделий было приглашено необходимое количество людей. С отделами для поляков, финнов, латышей, армян, грузин, евреев и других народов соседствовали отделы узбеков, киргизов, башкир, татар, якутов, азербайджанцев, кумыков и черкесов, и каждый из них представлял свой быт и традиции. Эта национальная выставка походила на экзамен для разных народов.

Внешне отдел мусульман был интереснее, чем остальные, и своей красочностью привлекал больше всего посетителей. Они интересовались Азией. И русские, и гости из Европы не уходили, не посетив этот отдел. И вправду, сами мусульмане, и их наряды, и культура, будучи совсем иными, казались дивными для глаз русских и европейцев. Туркестанцы с белоснежными шапками, красными, зелеными халатами, азербайджанцы с большими каракулевыми шапками, казанские баи с бисерными капюшонами, а также киргизские султаны с серебряными упряжками, черкесы и кумыки в серебряных трофеях и прекрасной одежде представляли красочную картину, и, конечно же, для тех, кому это было ново, казались привлекательными. Туркменские, самаркандские и кавказские паласы, ковры, киргизские орнаментные сапоги, кумыкская посуда, красочные калоши и сапожки из Казани, серебряные трофеи из Дагестана — все это отличалось от вещей русских и европейцев. Действительно, по приказу губернаторов баи, господа, вельможи, собрав в своих губерниях лучшее и назначив достойных людей, отправили все в Москву. Здесь было на что посмотреть.

Да и сами купцы и вельможи официально тоже были удостоены чести. Их старания и потраченные деньги не пропали даром, так как губернатор каждому помазал губы медом и согрел сердца, пообещав наградить медалями. Не нужно скрывать то, что все мы любим награды. Если уже есть на груди или на шее серебряный орден, то мы стремимся заполучить золотой и зависим от этого.

На самом деле внешне блестящая и интересная выставка, как и наше состояние, не была таковой. Если сравнивать павильоны других народов, их орудия труда и всюду покупаемые товары, то наши медные кувшины, красочные паласы казались хламом. Например, машина, выставляемая в павильоне поляков и латышей, не только заменяла сотню наших ремесленников, но и была очень проста в использовании. Общий взгляд на выставку показывал, что у нас большое отставание в развитии по сравнению с другими народами. Однако никто из наших этого не замечал. Беспечность доходила до такого уровня, что сарты6 и ногайцы не признавали друг друга, будучи мусульманами и представителями киргизо-казахского братства. Они не виделись и не собирались вместе, даже не хотели просто поздороваться друг с другом. Каждую пятницу собирались в мечети7, но и то только своими группами, после молитвы также возвращались группами в свои павильоны.

За сорок лет, благодаря выставке собравшись вместе, братья по языку и религии даже не помышляли воспользоваться случаем просто пообщаться, объединиться.

Мало того, что они не извлекали из этого никакой пользы, так они еще и брали все плохое, что было в Москве, и даже больше: очень интересовались трактирами, театрами, ласковыми и гостеприимными бабами и девками. Вечером, как только закрывалась выставка, киргизы с узбеками, как на перегонки, с великим усердием оставляли кучу денег в трактирах.

Одним из богачей губернии С., известным в выставочной среде своим гостеприимством, был господин Якуб Байчурин. В номере Ласконни, где он проживал, всегда на чашку чая или на обед приходило по пять-десять мусульман, а иногда здесь организовывались собрания, где обсуждались новости из губерний. Поскольку Якуб-бай был щедрым и красноречивым, то здесь присутствовали представители различных классов — высшее духовенство, купечество и другие, говорили о разных коммерческих отношениях между киргизами, туркестанцами и кавказцами. Все это придавало собраниям изысканность и важность.

В один из дней, когда около семнадцати гостей собралось за чаем у Якуб-бая, почтальон принес письмо. Оно было из губернии. Якуб-бай, просмотрев письмо, ответил на вопросительные взгляды: «Из дома! Пишут, что все хорошо… а также пишут, что скоро приедет в Москву сам Даниял».

Собравшиеся ничего не ответили и снова взялись за свой чай, однако один из них сказал: «Этот человек, говорят, очень усердный». По этому поводу еще немного поговорили и после слов «приедет — увидим» перевели беседу на другие вопросы. Действительно, имя Данияла Дагларова стало очень известным в народе. Он прославился благодаря тому, что написал брошюру под названием «Что делать?» и спас население поселка Ак-мырза С. губернии. В этом поселке жители были насильственно крещены русскими, хотя на самом деле оставались истинными мусульманами. Они обвинялись в том, что, официально приняв православие, тайно исповедовали Ислам, за что должны были быть высланы в Сибирь. Услышав об этом, Даниял, будучи знатоком законов, освободил поселок от высылки в Сибирь и на законном основании вернул ему право исповедовать Ислам. Очень многие из находившихся на выставке в Москве знали об этом и подтвердили слова «приедет — увидим…».

Возможно, было бы лучше, если бы мы сразу описали вам поступки неоднократно упоминавшегося Данияла. Но наш рассказ был начат по-иному. Я обязательно представлю в следующих главах нужные сведения о нем.

1906 — 11 января, №2.

Мы обещали представить вам Данияла Дагларова.

Даниял родился на побережье Черного моря в губернии К. Хотя он и относился к роду тюрок-татар, его этнические корни не принадлежали к известным и древним племенам, в его жилах текла кровь тюркской закваски, а может быть, и с примесями. Племя тюрков, распространяясь от половецких степей Азии до самой Европы, заняло немало земель. Они слились с каждым народом, чьи земли они занимали.

Племя тюрков, овладев Ираном, впитало кровь персов; те, что захватили Анатолию8 и Румелию9, ассимилировались с греками, черкесами и арабами.

Захватив Россию, тюрки сначала основали Золотоордынское ханство, потом, разделившись на множество небольших государств, слились с финнами, булгарами и славянами. Сейчас это можно заметить по внешнему виду и чертам лица. Вместе с тем, где бы род тюрков ни находился, с каким бы народом ни ассимилировался, он смог сохранить свое происхождение. Язык все тот же — тюркский, внешний вид и лицо — тюркское, все они соответствуют древним тюркам.

Если вы из разных стран возьмете по одному тюрку и объедините их, вы заметите, что каждый из них имеет какие-то отличительные черты, свойственные их проживанию, а в общем, физически и духовно у них есть общее — тюркское.

Так вот и Даниял был такой же тюрок. В его жилах может течь кровь черкесов, грузин, может и греческая, но кровь предков-тюрков — берет верх над всеми, выражаясь в чертах лица и в характере.

Отец его, Али Дагларов, был владельцем большого капитала, аристократом и имел почетное звание капитана. Хотя совсем не умел читать и писать по-тюркски, плохо понимал по-русски, он был принят на службу к генерал-губернатору, рос у него в званиях и был удостоен звания капитана.

Всемогущий русский генерал-губернатор был из влиятельной семьи и очень богат. Он управлял сразу тремя-пятью губерниями, имел половину прав, как у государя. Он приближал мусульман к себе, а их сыновей устраивал на различные службы и таким образом прививал им русские нравы и культуру. Хотя у наших беков и беев10 не было достаточного образования, они собирались вместе с другими чиновниками в доме за столом, на собраниях и на мероприятиях генерал-губернатора, достаточно хорошо усваивали музыку, игры в карты, шампанское, балы и театры. С кокардами и эполетами на плечах, с несколькими орденами на груди наши беи казались просвещенными и образованными, были вхожи в русские салоны, и для них это высшее общество было свято. Из-за этого они расточали все имущество, оставшееся им в наследство от предков.

У генерал-губернатора были свои особые причины на то, что он уделял много внимания и открывал дорогу своим мусульманским поверенным. К примеру, отец Али-бека Дагларова Усеин-бек, хотя и был темным и невежественным, как лесной медведь, зажиточным крестьянином, по приказу князя был зачислен в чиновники и несколько раз в году бывал на приеме у князя. С помощью Усеин-бека этот князь овладел большим количеством садов, а также громадными землями в лучшем районе губернии.

Сын Усеин-бека, доверенного лица генерал-губернатора, Али-бек был официальным переводчиком генерала. Для того, чтобы присвоить Али-беку первоначальный чин, по закону нужно было провести маленький экзамен, который вспоминают в губернии и по сей день. Однажды князь спросил у главного секретаря об Али Дагларове и приказал тому явиться на первый экзамен для получения чина. В назначенный день отец с сыном пришли в дом генерал-губернатора. После того, как были просмотрены отчеты и прочие дела и подписаны документы, Усеин-бек и Али-бек были приглашены на прием к его высочеству. Экзамен должен был проходить в присутствии его высочества.

1906 — 20 января, №6.

Когда Усеин-бек с сыном Али-беком вошли, князь поприветствовал их кивком головы и показал, где сесть. Обращаясь к Али-беку, он сказал:

— Вы готовы к экзамену?

— Да, мудрейший.

— Умеете ли вы читать и писать?

— Да, мудрейший.

— И математику знаете?

— Да, уважаемый.

— Знаете ли вы что-нибудь из поэзии и прозы?

— Знаю, господин.

— К примеру!

— Беспокойный человек Крылов… Мартышка и очки… По волнам синего моря…

— А ну-ка, расскажите из этого «По волнам синего моря».

Али-бек, посмотрев в глаза отцу, слегка откашлялся и начал:

— Над волнами синего моря летит… летит…

Бедолага, забыв, что же там летит, задыхаясь и краснея, повторял «летит… летит…». Старый Усеин-бек, стыдясь за сына, пришел в ярость и, вскочив, закричал:

— А… скотина! Тебе уже двадцать, а ты до сих пор не знаешь, что может летать? Птица летает, птица! Осел не может летать!

Услышавший эти слова князь после заразительного смеха сказал, обращаясь к своему секретарю:

— Достаточно, хватит… Запишите: хорошо. Пусть ему присвоят первый чин.

Экзамен на этом закончился. Князь смеялся не оттого. Поэт уподоблял лодку с белыми парусами птице, говоря «летит». Али-бек же, оттого что забыл русское слово «лодка», запнулся на слове «летит».

Как бы то ни было, отец и сын, сдав экзамен, вышли от князя. Через некоторое время Али-беку было присвоено первое звание (чин).

Али-бек был правдивым человеком. Несмотря на то, что он был раздражительным, сразу хватался за кинжал, его очень уважали товарищи. В 1848 году, когда князь командовал походом на Дагестан, Али-бек был взят к нему в помощники, и этому канцелярскому переводчику было присвоено звание офицера. Возвратился из этого похода Али-бек Дагларов уже поручиком, то есть сотником.

Добрый князь назначил Али-бека заместителем начальника в одном уезде. Это был очень хороший пост, на котором можно было обогатиться. Но Али-бек был не из тех людей. Он отправился в местное правление, увидел махинации уездного начальника и со словами «я не буду жить недозволенным», не дождавшись оформления бумаг и удовлетворения прошения об отставке, вернулся к князю.

— Дагларов, почему вы вернулись? — спросил тот.

— Просить об отставке. Я больше не желаю служить… Мне нужно заняться своими землями (хозяйством).

Князь, поняв, в чем дело, и не возражая, присвоил ему звание капитана. Таким образом, Али-бек вернулся домой, в свой поселок. Еще до того он женился, и в 1850 году у него родился сын, которого он назвал Даниялом. Мать Данияла была влиятельной и уравновешенной. Не имея образования, своей настойчивостью к религиозностью она сильно влияла на сына.

Даниял и очень боялся, и очень любил свою маму, которая учила его правде, упорству, трудолюбию и любви к своему народу.

Али-бек хотя и любил своего сына, но не имел на него никакого влияния. Его мать Мергубе-ханым рассказывала разные религиозные или патриотические истории, которые очень трогали Данияла и наполняли его сердце и тело жаром. Услышав от матери о героях, он хотел быть таким же доблестным, таким же помощником мусульман, как и те. Заглядывая ей в глаза, мальчик говорил: «Мама, я буду таким же, я тоже буду так делать». Мать же, получая от этого большое удовольствие, гладила его по голове, поощряя Данияла словами: «Конечно, сынок, так нужно. Будешь таким, я тебя буду любить еще сильнее».

Уроки матери принесли Даниялу большую пользу. Потом это все сказалось на его характере и в поведении. Когда Даниял играл с ребятами из соседнего села, в нем видны были, с одной стороны, доброта, а с другой — серьезность.

 

6 Исконно оседлое население Средней Азии, вошедшее в состав современных узбеков.

7 Джума-намаз (пятничная молитва) — обязательная коллективная молитва мусульман. Совершается в пятницу во время полуденной молитвы в мечетях.

8 Одна из двух, наряду с Румелией, важнейших провинций в ранние годы Османской империи. Контролировалась непосредственно султаном из Стамбула. Занимала территорию западной Анатолии, ее столицей был город Кютахья. Эта провинция была сердцем империи. Основана в 1393 г. В начале своего правления Баязид I (1389—1402) сделал ее обычной провинцией.

9 Историческое название Балкан. Этимология слова происходит от арабского названия Византии — Рум (Рим), то есть Восточная Римская империя. Первоначально Румелией называли европейские владения Османской империи, включавшие в себя древнюю Фракию и часть Македонии, в отличие от азиатских владений — Анатолии. Наместник и командующий войсками Румелии назывался бейлербеем (беглербегом) и имел резиденцию в Эдирне, затем в Софии. В (836 г. резиденция наместника Румелии была перенесена в Монастир (Битолу), сама же область была ограничена западно-македонскими и албанскими землями. Название провинции Румелия исчезло после административных реформ 1864 г.

 

10 Дворянский титул у некоторых народов Ближнего Востока и Средней Азии, категория привилегированного населения.

 

(Из полного собрания сочинений Исмаила Гаспринского, т. 1)

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65