Курс валют USD 0 EUR 0

Временный Крымско-Мусульманский исполнительный комитет и развитие национального образования в 1917 г.

Комментариев: 0
Просмотров: 127

В октябре 1917 года Временный Крымско-Мусульманский исполнительный комитет во главе со своим председателем Номаном Челебиджиханом приступил к подготовке созыва национального парламента — Курултая. Созданный после Февральской революции исполнительный комитет взял в свои руки руководство всеми сферами жизни крымских татар. Обладая поддержкой и доверием подавляющей части народа, комитет стремился внести в жизнь мусульманского населения прогрессивные изменения, невозможные при царском режиме.

Готовясь к выборам Курултая и последующему затем изменению формата своей деятельности, лидеры исполнительного комитета стремились дать народу отчет о проделанной за семь революционных месяцев работе. В этой связи на страницах газеты «Голос Татар» появилась серия статей «Из деятельности Крымско-Мусульманского исполнительного комитета». Помимо описания политической деятельности исполнительного комитета, большое внимание было уделено изменениям, произошедшим в образовательной сфере. Приводимая ниже публикация, посвященная вопросам развития образования («Голос татар» от 1 ноября 1917 г.), весьма примечательна, как нелицеприятным описанием положения дел, сложившихся в народном образовании накануне революции, так и обстоятельным описанием мер, предпринятых исполнительным комитетом для улучшения ситуации.

 

Из деятельности Крымско-мусульманского Исполнительного Комитета

Второй основной задачей Крымско-мусульманского исполнительного Комитета было поднятие культурного уровня крымских татар. Еще Евгений Марков, восхищаясь многочисленностью мектебе (школ) у крымских татар как историческим свидетельством их любви к знанию, досадовал на ту разрушительную политику, в силу которой печальные памятники любви и преданности татар просвещению и знанию – эти мектебе представляли в 70% жалкие развалины без учителей и учеников, или же в лучшем случае имели в своих стенах случайного старика-мугаллима и несколько ребятишек перед ним, бессознательно зубрящих непонятные слова из арабской молитвы.

Все трубили об отсталости и некультурности татар, о русификаторской политике Ильминских, Кассо, и никто, кроме единичных сторонников беспристрастного освещения явлений, как покойный Евгений Марков (путешественник по Крыму), не хотел видеть и признать, что признанный всеми как отсталый и  некультурный народ этот умеет отводить  на дело народного просвещения вакуфы, приносящие десятки тысяч рублей (по мирному времени), что если немногочисленная демократическая интеллигенция татарского народа время от времени делала попытки вторгнуться в дело просвещения родного народа, то она наталкивалась на непреодолимые при старом режиме внешние и внутренние препятствия: на чиновников центральной власти и на крымтаевщину внутри края.

Прекрасно знакомый с психологией родного народа и с его готовностью на всякие жертвы во имя просвещения, с одной стороны, и будучи глубоко убежден, что и политическая, и экономическая самостоятельность народа могут быть гарантированы только наличностью у народа современной культуры, Исполнительный комитет параллельно со своей организационной работой принялся и за дело образования.

Внешняя картина школьного дела была самой безотрадной: со времен Евгения Маркова одни развалины школ совсем исчезли с лица земли, другие стали слишком близкими к этому, а бывшие тогда еще целыми в силу беспечного отношения вакуфоедов к судьбам родной школы приходили в состояние, малопригодное для удовлетворения потребностей школы.

С этим еще можно было бы мириться, если бы не вторая сторона дела: внутренние недостатки школьного дела у крымских татар, и из них, прежде всего, недостаток учителей.

Статистика в этом направлении показала, что ко дню новой свободной жизни, когда крымские татары тоже наряду с другими народностями могли бы свободно развивать родной язык и родную литературу, они располагают всего-навсего 250 учителями (мугаллимами).

Чтобы точно выяснить это печальное явление недостачи народных учителей, а также с целью выяснения степени подготовки этих учителей для достойного несения почетного звания народного учителя, Исполнительный Комитет еще в начале революции, в мае месяце, организовал учительские курсы, которые действительно подтвердили данные статистики о наличности у татар всего только 250 учителей, из которых 50% совсем не отвечали своему назначению. Курсы эти продолжались в течение 3-х месяцев, причем, как содержание курсов, так и полное содержание всех учителей в течение всех 3-х месяцев, Исполнительный Комитет целиком взял на себя.

Естественно, что наличность такого малого числа народных учителей (мугаллимов) не могла удовлетворить нужды начальной татарской школы, и поэтому Исполком должен был призадуматься над вопросом о способах увеличения контингента народных учителей, и прежде всего об открытии татарской учительской семинарии.

Готовность народа поддержать Исполком в его стремлениях поднять национальную школу и народное образование на должную высоту вполне оправдалась теми беспрерывными пожертвованиями, которые стекались со всех концов Крыма по первому зову Комитета, по первому его указанию на необходимость в ближайшем будущем открыть татарскую учительскую семинарию.

Правда, до сего времени в Крыму была татарская учительская школа, но ведь это было плодом начинаний тех же Ильминских; ведь в программе этой школы родному языку учащихся татар не отводилось должное место; разве преподавание родного языка не ограничивалось только чтением Корана; разве окончившие эту школу учителя не были безвинными несчастливцами, не удовлетворявшими ни татарское общество, ни земство, которое никогда не уравнивало их материальное содержание с русскими учителями именно потому, что на татарскую школу оно не хотело и не могло смотреть, как на семинарию.

Таким образом, с одной стороны, неудовлетворительная постановка подготовки татарских народных учителей в названной учительской школе, с другой стороны, общая нужда в народных учителях,  ощущаемая татарским обществом, поставили Исполнительный Комитет перед необходимостью немедленно приступить  к организации татарской учительской семинарии, открытие которой состоится в Бахчисарае 3 ноября 1917 г.

Эта первая татарская учительская семинария  свободных крымских татар будет носить имя первого  в татарском мире политического и общественного деятеля, редактора и основателя газеты «Терджиман» — покойного Исмаила-бея Гаспринского.

Значение гимназий и вообще средних учебных заведений в деле создания столь необходимой для нации культуры и просвещения также не ускользнуло из внимания Исполнительного Комитета.

Комитет хорошо знал, что если после 1905 г. в русских гимназиях увеличилось число учеников с татарскими фамилиями, то такие, прежде всего, являлись детьми материально обеспеченных людей; сыны же беднейшего  класса татарского населения только при исключительной настойчивости и безграничной энергии лишь единицами добрались к вожделенным вратам храма науки.

Имея в виду эти обстоятельства, комитет в течение 3-х месяцев подготовил в различные классы средних учебных заведений 26 беднейших татарских детей (мальчиков и девочек), взяв на себя все расходы, как по подготовке их, так и по содержанию этих учащихся и во время их подготовки и в гимназиях.

Совершенно бедные культурными силами во всех областях своей жизни крымские татары и в деле воспитания детей дошкольного возраста также не имели подготовленных людей, которые стали бы во главе этого дела. Вместе со своими злосчастными матерями, заточенными обычаем затворничества в сырых и темных саклях, и дети дошкольного возраста до сих пор лишены были естественного права на солнечный луч, на свежий воздух. Исполнительный Комитет решил вывести этих несчастных, без вины виноватых детей на свет и в прямом и в переносном смысле этого слова.

В короткое время Исполнительному Комитету удалось подготовить в соответствующих учреждениях 12 татарок специально для руководства детскими садами.

И сейчас же было приступлено к открытию татарских детских садов в Ялте, Феодосии и Симферополе; во главе этих садов стали татарки. В самом недалеком будущем такие же татарские детские сады будут открыты Исполнительным Комитетом в Евпатории и Перекопе.

Вековая жажда знания и просвещения на родном языке у татар всегда оставалась неудовлетворенной. Получившие турецкое образование не допускались тогдашними властями к преподаванию; окончившие же русские учебные заведения не могли преподавать на татарском языке.

И вот, идя навстречу нуждам татарского общества в деле начального образования, Исполнительный Комитет в каждой из волостей более густо населенного Ялтинского уезда открыл по два начальных образцовых училища, а в волостях остальных малонаселенных уездов — по одному.

Кроме того, в каждом из уездных городов, как Ялта, Феодосия, Евпатория и Перекоп, а также и в Симферополе Исполнительный Комитет открыл по одному образцовому высшему начальному училищу, и при каждом из них имеется по одному образцовому начальному училищу.

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65