Курс валют USD 0 EUR 0

Амет УСТАЕВ: «…Они меня терзают, кричат, требуют творения, выхода…» (Из письма искусствоведу Э.Черкезовой)

Комментариев: 0
Просмотров: 36

Рафаэль Устаев с искусствоведом Эльмирой Черкезовой у знаменитого портрета кедая, представленного на выставке крымскотатарских художников «Забвению не подлежит», Симферополь, 2001 г.

К 115-летию со дня рождения

1935 год. В Крыму проходит выставка-конкурс самодеятельных художников. За две недели ее посетило более­ четверти населения Симферополя, это порядка 28 тысяч человек. Среди почти ста участников разных национальностей строгое жюри единогласно сошлось во мнении, что первой премии достоин Амет Устаев.
Видный крымский искусствовед, ученый, краевед Александр Полканов в своих «­Очерках художественной жизни Крыма» в журнале «Литература и искусство Крыма» (№2, 1936 г.) восторженно отозвался о работе ­Амета Устаева: «Когда смотришь на большое полотно – ведь это наш крымский Врубель! Такая необыкновенная мощь и напряженность… <…> Он исключительный талант. На выставке было много работ технически совершеннее устаевских, много талантливых и способных художников, но художник со столь огромной индивидуальностью и самобытностью только он один».
Этой высокой оценки заслужила картина «Ускутские женщины прогоняют белогвардейцев» (в других источниках она упоминается под названиями «Изгнание карателей-белогвардейцев из татарской деревни», «Отпор белогвардейцам женщинами ­Ускута»), которая, к сожалению, как отмечают специалисты, утрачена.
Мой интерес вызвало исследование Светланы Глазуновой «Искусство довоенного Крыма по материалам каталога выставки «Искусство советского Крыма» в Государственном музее восточных культур (из коллекции Музея истории города Симферополя)». Она отмечает, что в список известных крымских художников и деятелей культуры, принявших участие в выставке в Музее восточных культур (Москва, 1935 г.), включен Амет Устаев – его называли «татарским Врубелем», прекрасный рисовальщик, тонкий портретист, подававший большие надежды, увы, его творчество было прервано войной и депортацией. На выставке две его акварели – «Бахчисарай» и «Турецкая фелюга».
«Каталог выставки «Искусство Советского Крыма» издан тиражом 500 экземпляров, и сам по себе является библиографической редкостью. Кроме того, он несет довольно разностороннюю информацию о художественной жизни Крыма в предвоенный период, о характере выставки в Музее восточных культур и вообще о среде искусства того времени. Текст каталога весьма показателен – он являет собой смесь столичного снобизма и полной беспомощности, даже в мелочах: в оформлении списка авторов и произведений, грамматических ошибках и пунктуации, оборотах речи, достойных пера Зощенко. Издание недорогое – четверть листа, двенадцать страниц, плохая бумага. Предваряет каталог ­анонимная вступительная статья от Музея. Из первых ее строк мы узнаем, что выставка художников Крыма иллюстрирует определенный политический заказ. Крым рассматривается как республика Советского Востока наряду с Азербайджаном, Узбекистаном и Кара-Калпакской АССР, выставки которых уже прошли в залах музея, и цитирую: «эти выставки преследуют целью, в первую очередь, показать пролетарской столице достижения Восточных республик Советского Союза в области строительства «социалистической по содержанию, национальной по форме» художественной культуры», — пишет С.Глазунова.

Амет Устаев в юности

Исследователь обращает внимание­ на обязательную политическую преамбулу во вступительной статье в каталоге:
«В условиях господства Русского царизма в Крыму наблюдался упадок художественной деятельности. Кустарно-художественные производства крымских ремесленников под влиянием разорения и нищеты трудящихся масс, рыночной конкуренции, эксплоатации (орфография сохранена) со стороны скупщиков капиталистов переживали период резкой деградации. …Экономический и политический гнет царизма не позволял проявляться талантам из среды основного крымского населения. Отдельные русские художники (Айвазовский и др.) не связывали своей практики с интересами коренного населения Крыма. Обратную картину наблюдаем мы в Советском Крыму. Уже общий осмотр выставки показывает, что Крым. АССР имеет значительный кадр работников искусства. < …> на выставке представлены работы значительной группы квалифицированных профессионалов-художников…». «Большой интерес представляют работы крупнейшего художника-национала А. Ярмухаммедова». «Кроме Ярмухаммедова художники татары представлены работами акварелиста Устаева….». Далее­ следует здоровая товарищеская критика: «Конечно, такой кадр недостаточен. Работа по созданию кадров художников из среды националов-татар, несомненно, является важнейшей задачей художественных организаций Крыма». «При всех достоинствах материала выставки, который с несомненностью свидетельствует о наличии значительных художественных сил в Крыму, главным недостатком является малое количество работ, созданных за последние­ 4-5 лет. Это сразу же сказывается на тематике: недостаточно отражен социалистический Крым, преобладают темы старого Крыма и пейзажи. Сравнительно мало полотен посвящено богатому революционному прошлому края».

Творческих мыслей уйма…

Детство будущего художника прошло в живописном уголке Крыма – селении Туак Алуштинского района. Родился ­Амет Устаев 13 апреля 1909 года, восхищался окрестной природой и лошадьми, и старался передать их красу на бумагу. Примером для него был старший брат Мухаммед, который хорошо рисовал цветными карандашами и которого спустя 65 лет Амет Устаев сравнил с Ван Гогом: «Ярко, смело, живо…».
14-летним подростком Амет ­Устаев поступил в Тотайкойскую­ школу, но вынужден был оставить учебу по болезни. Позже окончил бахчисарайский кустарно-промышленный техникум, где учился у мастеров-графиков и живописцев В.Алмазова и В.Яновского. За годы учебы пять его работ были отобраны для выставки в Москве в Музее изобразительных искусств им.А.Пушкина. Сам Н.Самокиш в одной из характеристик в 1940 году отмечал ­Устаева, помимо как живописца, еще и как специалиста по изготовлению ковров: «…В этой области он является у нас в Крыму одним из лучших мастеров».

«Крымский пейзаж». Амет Устаев

Амет Устаев — разноплановый мастер — график, живописец, акварелист, преподаватель, ковродел, резчик по дереву, орнаменталист, мозаичист. Вместо Парижа, куда его хотели направить после окончания техникума продолжить образование, он, ввиду сменившейся политической обстановки, ­оказался на ковровом комбинате в Алма-Ате. В 1929—1931 годах участвовал в педагогической работе в качестве инструктора и художника по ковровому делу в ковроткацкой школе в Казахстане. Выткал ковер по своей композиции «Чуфут-Кале», создал много орнаментов для казахских ковров… Широкую известность получил его «Портрет народного кедая Джангазы Шерфединова» (1938), который экспонировался в том же году на Всесоюзной художественной выставке в Москве и судьба которого по сей день неизвестна.
Вернувшись в Крым, с 1935 года жил в г.Симферополе, с сентября 1937 по май 1938-го работал декоратором-исполнителем в Крымском татарском драматическом театре. Писал картины, участвовал в выставках, состоял членом Союза советских художников Крыма.
В депортации Амету Устаеву довелось работать где придется. В недавно предоставленной внуком Станиславом копии профсоюзной книжки художника указана занимаемая в 1961 году должность: «огородник». Уже в преклонном возрасте ­Устаев создал около 50 работ.
«…Творческих мыслей уйма: живопись, поэзия, музыка, все они меня терзают, кричат, требуют творения, выхода…», — писал он в письме Эльмире Черкезовой.
Амет Устаев скончался в ссылке в г. Чимкенте в 1990 году. Но его работы экспонируются на родине. Его акварели, «Архитектурный пейзаж» (1940), «Горная речка» (1940) и некоторые другие, чудом сохранившиеся после войны, в настоящее время представляют фонды Симферопольского художественного музея, Крымскотатарского музея культурно-исторического наследия, а также частные коллекции. К примеру, в доме-музее Айдера Халилова «Золаман» в микрорайоне Ак-Мечеть в Симферополе можно увидеть чудом сохранившуюся работу Амета ­Устаева «Кедай» (повтор «Портрета народного кедая Джангазы Шерфединова» (1938), написанную до трагедии 1944 года (ее подарила музею активистка национального движения крымских татар Эльмира Байрам-Али).

О будущей книге и творческом наследии Мастера

Огромная работа по сбору сведений и популяризации творчества Амета Устаева проделана искусствоведом Эльмирой Черкезовой, которая еще в студенческие годы в Ташкентском театрально-художественном институте искала возможность связаться с крымскотатарскими художниками довоенного периода. Многое ей удалось собрать, проанализировать и систематизировать, опубликовать статьи и интервью, позже издать книги и биобиблиографические справочники. Еще в 1980-е годы она переписывалась с Устаевым, и затем не раз встречалась с ним. Фрагменты этих писем (а Амет-ага мог писать ей на 10-11 страницах очень интересные строки, пронизанные любовью к Крыму и тягой к творчеству, которое­ не всегда удавалось реализовать из-за обострившейся болезни) упоминались в ряде статей и книгах.

«Портрет отца». Леонардо Устаев

По словам Эльмиры-ханум, продолжающей поддерживать связи с родными Амета Устаева, своих сыновей он назвал в честь известных мастеров – Рафаэлем и Леонардо, а одну из дочерей – Мевой в честь своей матери.
Сын Рафаэль родился в Симферополе в 1937 году, он — инженер-подполковник, член Союза писателей России, автор ряда публикаций и «самиздатовских книг». Сын Леонардо «стал зрелым профессиональным художником уже в те годы, когда отец перестал рисовать», пишет в своей самиздатовской книге Рафаэль Устаев. Одна из внучек — Анна, продолжила династию художников. Она — модельер-художник, победительница московского конкурса по созданию уникальных комплектов одежды для участницы Олимпийских игр в Барселоне. На юбилейной выставке своего деда в Симферопольском художественном музее, приуроченной к его 100-летию, представила около 10 своих работ. Еще одна грань ее таланта — роспись по дереву. Внук Саша (один из сыновей Леонардо) тоже увлекся рисованием.


«В один из своих приездов Рафаэль Устаев подарил мне сигнальный выпуск своей книги об отце «Убирать камни с дороги». Нужно отметить, что он бережно относился к наследию­ своего отца, собрал все папки с его акварелями. Пошагово, подробно собрал биографию, фотографии, документы и планировал издать эту книгу. Но, к сожалению, не успел… Несколько лет назад он скончался. Я вела переговоры с внучкой о необходимости довершить его дело и издать эту книгу. Сохранить память и творческое наследие ­Амета Устаева. Теперь авторское право на ее издание только у наследников, которые должны определиться с деталями выхода книги в свет, — отмечает Эльмира Черкезова. – Несколько лет назад я выступала с инициативой, и у меня сохранились ходатайства об открытии­ дома-музея в родном селе художника. Пыталась подключить меценатов, предпринимателей, живущих в Туаке, с просьбой оказать материальное содействие этому проекту. Правильно было бы ­установить мемориальную­ доску на доме, где родился и жил талантливый художник в Туаке и в Симферополе, на доме №28 на улице Пушкина, но идея эта, к сожалению, так и не нашла поддержки…
Амет Устаев — гордость народа, и его творческое наследие­ необходимо сохранить».

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65