Курс валют USD 0 EUR 0

Эдип БАГЪЧАСАРАЙЛЫ: Наш стержень – крымскотатарскость! Всегда, везде и во всем!

Комментариев: 0
Просмотров: 348

Шум прибоя родного Черного моря, шелест листвы, танцующей под дуновения ветерка, аромат пенящегося кофе, струйкой сбегающего из медного джезве в изящный фильджан – все это в его песнях и голосе, до боли близких и родных, трогающих самые тонкие струны души. А состояние души бывает разным, как и его песни — лирические, озорные, патриотические и шуточные, но каждая из этих песен имеет свой потаенный ключик к сердцу слушателя. Обаяние, шарм и какая-то особая теплота и узнаваемая манера исполнения характеризуют нашего сегодняшнего собеседника, которого читатель, безусловно, уже узнал. «Селям санъа, Къарадениз», «Ялта», «Фаэтонщик из Алушты» и многие другие песни Эдипа Багъчасарайлы (Асанова) звучали из автомобиля каждого крымского татарина в 1990-х. Они воодушевляли, придавали силы и энтузиазма народу, возвращающемуся в тяжелейших условиях на свою историческую родину. В потомстве известных в Крыму мастеров-ювелиров филигранно сплелись природная музыкальность, певучесть и утонченное восприятие окружающего мира.

Эдип Багъчасарайлы учился в Ташкентской государственной консерватории на композиторском факультете в классе профессора Георгия Мушеля, и его студенческий период в творчестве – это синтез академических знаний с волшебством магии обыкновенных свадебных музыкантов. В студенческие годы он работал тапером в Ташкентском хореографическом училище, в созданном Февзи Алиевым ансамбле «Яшлыкъ», на Гостелерадио Узбекистана, в разные годы преподавал в Гулистанском музыкальном училище. Его приглашали на работу в ансамбль «Ялла», но в его жизни и творчестве приоритетом было развитие крымскотатарской национальной музыки. И 1986 год ознаменовался знаменательным для крымскотатарской эстрады событием — созданием при Узбекской филармонии ансамбля «Эфсане» («Легенда»), солистом и музыкальным руководителем которого стал Эдип Багъчасарайлы. Его имя связано и с Театром песни Заремы-ханум, где он также проявил себя в качестве композитора и аранжировщика. В 2003 году закончил дирижерско-хоровой факультет Крымского инженерно-педагогического университета.

Песенное искусство народа актуально во все времена и служит своеобразным ориентиром и точкой опоры в жизни человека и общества – вот об этом в беседе с мэтром крымскотатарской эстрады.

 

В творчестве царит многообразие

— В одном из интервью вы отмечали свою музыкальную разноплановость, на заре своей карьеры в ансамбле «Эфсане» вы исполняли и джаз, и рок, и фольклор. На что сегодня вы в основном нацелены? Ваши творческие предпочтения?

— Музыкальная разноплановость, наличие разных жанров — отсюда и наличие разных музыкальных характеров. Стилем «Эфсане» были и фолк, и регги, и блюз, и джаз, и джаз-рок, и поп. Но все это базировалось на том, что отображало национальную принадлежность, национальную идентичность крымскотатарской музыки. Это — мелодика, лады, мелизматика и т.д. Я еще во времена «Эфсане» не успел поработать во многих музыкальных жанрах, ну а сейчас в мире такое жанровое многообразие, что хочется все попробовать. Но стержень, основа – это крымскотатарскость. У меня на данный момент есть музыкальные примеры в жанрах R’n’B, HipHop, HardRock, Иляхи и т.д. Есть наброски в стиле симфо-рок, отдельные номера балетной картинной крымскотатарской музыки в классическом стиле, фортепианные пьесы, где есть синтез стиля музыки XVIII—XIX веков с крымскотатарскими мотивами, мелодиями. Ну а предпочтение я всегда отдавал и отдаю красивой, мелодичной, смысловой песне и музыке с национальным колоритом.

 

— Расскажите читателям о своих недавно вышедших песенных альбомах, клипах. С чем связано их появление, чему они посвящены, какие темы поднимают?

— Ну, сейчас альбомы не пишут, пишут отдельные синглы и к ним снимают клип. Сейчас популярны несколько моих песен, например, «Дугюн» в исполнении Мустафы Эмира и DJ Bebeka, «Хорантам», «Къырмызы гуллер», «Бизим тараф» и другие. Но это песни трех-, пяти-, а то и семилетней давности. Это песни о любви, о семье, о Родине, шуточные… Новых клипов у меня уже давно нет, так как у меня нет на это ни денег, ни спонсоров. Ну а новых песен у меня много, они ждут своего часа. В прошлом году вышла песня «Кёр талий» о дружбе и предательстве. Скоро выйдет мой новый сингл «Кечке къалгъан севги» в дуэте с Зоре Кадыевой. В планах и другие дуэты и сольные проекты. Кроме того, есть еще работа на заказ. Это создание песен или музыки к знаменательному событию (свадьба, юбилей) или посвященные определенным людям, городам, селам, профессиям («Лейлям», «Достларым», «Джеваир», «Эвлерим», «Янджу», «Бике-Эли» и т.д.). А если говорить о темах, то поверьте, в отличие от многих, у меня в творчестве царит их многообразие. Доказано временем. Мне непонятно однообразие песен некоторых наших певцов и артистов. Все подвластно свадьбе! Это что, весь их скудный внутренний мир? Тошнит просто от этих «гениальных шедевров» с самопальными текстами! Хотя… Я тоже в песне «Дугюн» не избежал этой темы. Но моя песня хоть выстрелила!

В хорошую песню нужно вложить глубокие знания и зерно, из которого она прорастет

— Основные для вас критерии хорошей, способной выдержать испытание временем песни или музыкального произведения?

— Хорошей песне или музыке должны предшествовать глубокие знания профессии, в которой работаешь, языка, на котором пишешь, принципа построения песни или музыки. Нужен всегда свой подход при создании произведения — найти зерно, из которого вырастет песня, сделать примерный сценарий, который в процессе написания можно будет скорректировать. А дальше — красивая мелодия, хороший смысловой текст, написанный поэтом с учетом ваших пожеланий, поэты видят мир другими глазами, у них кругозор намного богаче нашего. Соответствующая выбранной теме аранжировка с какими-нибудь фишками, вкраплениями, неожиданными оборотами, вставками. Песня или музыка должны быть качественным продуктом. При этом нужно хорошо чувствовать дух времени, настроение людей. Ну и соответствующее исполнение песни, с хорошей дикцией, стремлением завоевать сердце слушателя, зрителя, нужно глубоко прожить песню, чтобы суметь донести ее людям.

— Эдип-бей, у вас есть и детские песни, к примеру «Айнени» на слова Аблязиза Велиева, за эти годы удалось вам пополнить свою творческую копилку новыми произведениями для малышей?

— Да, в этом жанре мне тоже посчастливилось поработать. И, знаете, делать это намного сложнее, потому что аудитория-то детская. А значит, мелодика, текст, аранжировка должны быть соответствующими этому возрасту, отличаться простотой и четкостью (легкость, доходчивость, понятность), соответствовать их вокальным исполнительским возможностям (дикция, диапазон голоса, степень технических возможностей). Наряду с песней «Айнени», у меня есть, например, детская песня «Папийлер» на слова Майе Сафет. Есть просто детская музыка. Но мне сейчас не хотелось бы это все раскрывать. Всему свое время. У меня растут внуки, и очень надеюсь увидеть в них свое продолжение и на сцене, и в жизни.

 

Моими кумирами были обыкновенные свадебные музыканты…

— Вы как-то говорили, что выросли на песнях «Битлз», Элтона Джона, что для вас это классика, любимые исполнители, а из крымскотатарских исполнителей кто для вас кумир, на чье творчество вам хотелось бы равняться?

— Знаете, я вырос не только на песнях «Битлз» и балладах Элтона Джона, я рос и на музыке Моцарта, Баха, песнях «Яллы», Муслима Магомаева, и этот перечень можно и дальше продолжить. А вот из крымскотатарских исполнителей моими кумирами были… обыкновенные свадебные музыканты, которые обладали необъятными знаниями нашего фольклора, которые могли одну и ту же песню или мелодию исполнить с разными оборотами, вариациями, которые своим пением и игрой могли затронуть самые тонкие струны души, которые могли заставить и плакать и смеяться. Для меня они все были кумирами, магами, чародеями, волшебниками. И, конечно, они были для меня учителями.

Мне нравилось и нравится требование к текстам песен нашего певца Рустема Меметова, я солидарен в этом с ним. Мне довелось поработать с Февзи Биляловым, мне нравилось, как он свободно вел себя на сцене, как владел всем залом. Я был без ума от танцев Джемиле Османовой и Мунира Аблаева. Ибраим Ипекчиев и Дилявер Османов являются для меня своеобразными символами и кладезем знаний наших музыкальных истоков. А жизнь и творчество наших известных балетмейстеров Ремзие Баккал и Али Алимова для меня всегда были и будут эталоном высокого профессионализма и преданности служения своей национальной культуре.

Мне жаль тех, кто далек от искусства и живет в другом измерении

— Проблемы крымскотатарского песенного искусства, и как на ваш взгляд их можно решить?

— Ой… Самый больной вопрос… Ну, проблем очень много. Сейчас все кому не лень пишут «песни», стряпают к ним «стишки» с помощью словарей, поют с ужасным акцентом, не зная языка, поют фальшиво, а ведь сольфеджио никто не отменял. Я могу позволить себе сказать, что львиная доля этих людей – это, как я их называю, незнайки и неумейки. И, что прискорбно, среди них есть люди, имеющие среднее специальное, а то и высшее музыкальное образование! Но наличие диплома еще не говорит о знаниях. Я могу позволить себе сказать, что большинство сегодняшнего музыкального материала – это какая-то халтура. У певцов нет своих песен, по которым они могли бы быть узнаваемы. Их репертуар – это или каверы (ремиксы, ремейки) каких-нибудь песен или же безвкусные обработки народных песен. У них нет своего лица. Мне их жаль, они далеки от искусства, они живут в другом измерении. Обработки народных песен – это стиль 70—80-х годов прошлого века! И он у нас до сих пор жив! Вы только вдумайтесь, насколько мы отстали! Да, никто не запрещает петь и исполнять народные песни и музыку! Но на то он и фольклор, чтобы его соответственно исполнять, по-народному, под аккомпанемент ансамбля национальных инструментов! И что особенно прискорбно, хотим мы этого или нет, но на таком низкокачественном и отсталом уровне у нас уже воспитано молодое поколение. Поколение, в большинстве своем, уже незнающее своего языка, народной музыки и песен, истории, традиций, обычаев. Поколение, которому нравится все чужое, которому преподносится все это нашими же певцами и музыкантами как крымскотатарское, и при этом слушатели не в курсе того, что это песни и музыка украдены, заимствованы у других народов. Я считаю это неуважением к себе, к слушателю, к зрителю, самоуничтожением нашей музыкальной культуры.

Как же решить эту проблему? Молодежь должна задуматься об ответственности перед следующими поколениями. Ей нужно изучать и воспитывать свой вкус на своем национальном фольклоре, на примерах хорошей качественной музыки, чтобы потом прививать это все нашим слушателям. Нужно отказаться от каверов и ремиксов, потому что это не путь развития, это тупиковый путь. Нужно глубокое знание своего языка, да и мыслить нужно на нем, а не делать переводы. Нужно больше, профессионально и доходчиво критиковать тот дешевый материал, который сейчас довлеет в нашей музыке, чтобы не было ему места ни на концертах, ни в эфирах, ни даже на свадьбах.

Наши деды и отцы передали нам музыкальное наследие, сформировавшееся на протяжении веков. И нынешнее поколение музыкантов, певцов, артистов должно, переняв и сохранив весь этот золотой фонд, передать его грядущим поколениям. А иначе это поколение останется в истории как поколение, потерявшее свою идентичность, и ему в дальнейшем будет стыдно перед своими же детьми и внуками.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65