Курс валют USD 0 EUR 0

Гельнара АДЖИМАМБЕТОВА: Разукрасим серость будней

Комментариев: 0
Просмотров: 107

 

Бог дал нам холст и краски,

а мы жалуемся на серость жизни.

Тигран Бабаян

 

Художники привыкли сравнивать человека с  карандашом, который сам рисует свою судьбу, только вот один ломается, другой тупит, третий царапает и рвет бумагу, а четвертый затачивается и движется вперед, создавая яркую картину своей жизни.

Собственно, именно этому и учит на своих занятиях художник-график по  специальности, педагог по призванию, а в душе тонкий ценитель прекрасного — Гельнара Рустемовна Аджимамбетова. Ее уроки окунают в мир прекрасного, где карандаши и кисти превращаются в волшебные палочки, по мановению  которых даже у малышей, еще не умеющих толком и ручку держать, появляются удивительные образы, фигурки, пейзажи. Ее Искусство преподавания не терпит замкнутого пространства, наверное, поэтому уроки проходят при открытых дверях, и родители, приведя ребенка на очередное занятие, невольно замирают, слушая педагога, вмиг превращающегося в настоящего артиста, и движением, и голосом, и взглядом увлекающего в свою разноцветную сказку. Это не урок, это настоящий театр, где ребенок не зритель, а сам режиссер-постановщик своей микросцены на бумаге. А Гельнара  Рустемовна лишь направляет их фантазию, взгляд и руку, и учит видеть, замечать линии, тени и оттенки, чувствовать цвет и слышать его музыку, которые вместе с очень тонкими ощущениями выльются своими красками на бумагу. И самое главное, получать от этого чарующего ощущения собственного волшебства море позитива. Неудивительно, что вскоре и родители — врачи, учителя, музыканты, продавцы —  тоже пожелали окунуться в эту сказку, в мир своих некогда детских грез, предложив открыть при детском центре и взрослую группу, где за мольбертом вместе со своим учителем забывают о буднях жизни.

Художница, студентка, спортсменка и артистка

Родители Гельнары-ханум познакомились в городе Шахрисабзе. Их семьи не по своей воле оказались в древнем узбекском  поселении, малой родине Железного Хромца — Тамерлана. Отец — Рустем Аджимамбетов, родом из Джанкоя, семь лет ухаживал за Сайдой, казанской татаркой, родившейся в Баку. В 1956 году они поженились, через год появилась на свет Гельнара.  Мама  работала старшей медсестрой в Шахрисабзской больнице, отец – водителем, и на увлечение старшей дочери Гельнары рисованием не обращали никакого внимания.

— Папа неплохо играл на трубе, они часто с мамой пели под аккомпанемент моей сестренки Диляры, она занималась в музыкальной школе по классу фортепиано. Отцу особенно нравилась «Эм северсинъ….», — рассказывает Гельнара-ханум. – Наверное, в душе он был художником, мы с сестрой и братишкой Русланом всегда восхищались, как он по нашей просьбе удивительно легко и быстро неотрывной линией рисовал нам барашка. В школе мне тоже легко давались геометрия, рисование и черчение. Я лучше всех срисовывала картины, причем, без карандашных набросков и клеточек, неплохо выжигала по дереву, оформляла стенгазеты. Однажды на день рождение В.Ленина нарисовала его портрет, хотя это не разрешалось, но у меня получилось очень похоже.

В детстве мечтала стать художницей и учительницей. Как видите, так и случилось. Папина двоюродная сестра Мерьем поддержала мое желание поступать в Ташкентский пединститут им. Низами, на художественно-графический факультет (с 1967 года мы уже жили  в полученной отцом в Ташкенте квартире). Но вернулась из института вся в слезах. По моему любимому черчению мне поставили «неуд», хотя черновик, который я принесла с экзамена, учителя черчения признали абсолютно правильно и точно выполненным. Мне объяснили, что бесполезно что-либо доказывать, скорее всего, мою работу подменили, так мне пришлось ходить на пары вольнослушателем вместе с группой, с которой поступала, и на следующий год повторить попытку, которая во второй раз оказалась успешной.  Началась моя активная студенческая жизнь, я была ведущей разных праздников и концертов, выступала  за институтскую сборную в соревнованиях по прыжкам в длину и пела. Помню, у нас во время выезда на сбор хлопка с Узретом Селимовым сложился  музыкальный дуэт, он хорошо играл на гитаре, и мы вместе с ним исполняли популярные среди молодежи песни. Общественная самодеятельность помогала постигать тонкости художественного мастерства. У нас, кстати, год преподавал живопись известный крымскотатарский художник Рустем Кязимович Эминов, многим сегодня знакомый по серии картин, посвященных депортации.

Дети – это мое…

После окончания института, Гельнара Аджимамбетова  год отработала учителем рисования в узбекской школе в Ташкенте, потом художником-оформителем на  заводах в Чирчике и Пензе, но, скучая по родным и преподаванию, вернулась в Ташкент и устроилась в Республиканскую школу-интернат искусств, где проработала 28 лет, до своего переезда в Крым, целиком отдаваясь любимому делу.

— Дети – это мое, и работая в школе, я осознала это окончательно. Их непосредственность, тонкое восприятие, неудержимая фантазия и открытость окружающему миру всегда воодушевляют меня. Еще Пабло Пикассо отмечал, что каждый ребенок – художник. Трудность в том, чтобы остаться художником, выйдя из детского возраста.

Мне нравится замечать,  как под воздействием приобщения к искусству ребенок начинает мыслить творчески, учится наблюдать, анализировать, размышлять, интерпретировать, пропускать через себя, через свой взгляд.

На своих занятиях я учу детей раскрываться, отличать малейшие оттенки. Летом мы выезжали в лагерь, располагавшийся в живописной горной местности,  и в день рисовали с детьми по две работы. Мы учились видеть, как природа вокруг меняется в течение всего дня, ведь листва на деревьях и трава у наших ног не только зеленая, у этой зелени под определенным углом и светом меняется оттенок, и один и тот же пейзаж в разное время суток преображается, нужно суметь увидеть игру цвета, света и теней, прочувствовать и понять, как передать эту игру на бумагу или холст.  У меня в школе был мальчик Хамид, он был очень зажат, хочется погладить его по голове, подбодрить, а он весь съеживается, такое ощущение, что он дома, кроме подзатыльников, ничего не получал. Он не чувствовал цвет, оттенки. Натюрморты писал в удивительно жутких тонах. Так вот, выводя детей в разное время суток на пленэр, я добилась от них тонкого восприятия цвета. И с каждым днем работы Хамида преображались, и все ученики заметили и он сам, он научился видеть и чувствовать цвет, и самое главное – передавать его оттенки с  помощью красок и кисти.

Когда  родился сын Эмиль, у меня словно второе дыхание открылось, творческое вдохновение помножилось на двоих. С ним я заново открывала и для него и для себя мир прекрасного. С его самого раннего детства мы вместе творили. На вступительном конкурсе в Художественную школу (ныне Национальный институт художеств и  дизайна) им. К.Бехзода его выставочные работы  были признаны лучшими.

Но не только обучению и воспитанию посвящала себя Гельнара-ханум, находила время и для собственного творчества. Писала картины, предметом  ее восхищения  были и есть цветы: подсолнухи, ирисы, маки, морские пейзажи.  Ее работы выставлялись в канун праздников Навруз, 8 марта и других в Центральном выставочном зале в Ташкенте, на выставке-продаже в Центре им. Ататюрка в Анкаре (Турция) и представлены в частных коллекциях по всему миру.

Каждый урок — открытый

Шесть лет назад Гельнара Аджимамбетова переехала в Крым.  И уже здесь, в Симферополе, обучает детей художественному восприятию мира. Каждый ее урок и вправду открытый. Открытый  познанию, вдохновению, творчеству. Педагог в нашей беседе восхищенно рассказывает и показывает каждую работу своих учеников, гордясь их индивидуальностью.

— Я не пытаюсь навязать им свою технику и научить рисовать так, как вижу и пишу я. Посмотрите, в каждом рисунке чувствуется  их авторская рука, а не рука учителя. Как-то на одном занятии с малышами рисуем рыбку, только отвернулась, а у трехлетнего Глеба вместо рыбки нарисована машина. Но зато потом он ее искусно разукрасил рыбками. Вот так, творчество не пишут под копирку. Каждый из моих учеников – личность. Конечно, не каждый станет профессиональным художником, но художник останется у них в душе. И в будущем они и к своей профессии и к жизни будут подходить творчески.

Ученики Гельнары Аджимамбетовой разного возраста — от трехлетних малышей до пятидесятилетних мам и бабушек (для творчества нет ограничений). И на занятиях они учатся постигать различную технику: графику, акварель и гуашь, пастель, эбру… В Республиканском художественном конкурсе по произведению А.Грина, проходившем в прошлом году  в Феодосии, ученики Гельнары Аджимамбетовой были удостоены сертификатов участников и двух дипломов 2 и 3 степени, а Лиля Ибишева   заняла 3 место.

Сама Гельнара-ханум в постоянном поиске новых способов выражения. Ей прекрасно удаются объемные изображения, пастозные, как она их называет. Есть среди ее работ картины, выполненные на стекле с использованием клея ПВА, силикона, акриловых красок, на холсте цепями, нитями, надутым шариком, обмокнутыми в краски. Сын Гельнары-ханум  — Эмиль Абуша тоже художник, специализирующийся на промышленной графике и рекламе, освоил лепнину, роспись потолков и стен, аэрографию. Быть может, в недалеком будущем нам посчастливится  посетить их совместную выставку, и используя  поэтические строки Любови Щербачевич, напомнить:

Так возьмите, люди, краски

Посветлее и поярче,

Чтобы утреннее солнце

В сердце вам светило жарче.

Пусть удача улыбнется

Широко и многогранно,

И в осеннюю погоду вам не кажется туманно…

…Не ломайтесь, не тупите, улыбайтесь и творите!

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65