Курс валют USD 0 EUR 0

Гибель председателя КрымЦИКа

Комментариев: 0
Просмотров: 442

Заседание в КрымЦИКе во главе с Вели Ибраимовым. 1925 г. Фото из Государственного архива Крыма.

 

(К 90-летию процесса над Вели Ибраимовым)

 

После отклонения Президиумом ВЦИК ходатайства о помиловании, в ночь на 9 мая 1928 года был приведен в исполнение «приговор к высшей мере социальной защиты – расстрелу» в отношении председателя КрымЦИК Вели Ибраимова.

В эти дни исполнилось 90 лет тому резонансному процессу, давшему старт широким репрессиям против национальных кадров, состоящих как в руководстве Крымской АССР, так и среди крымскотатарской интеллигенции, проходящей по другому, практически параллельному делу «Милли Фирка». Как следует из уголовного дела, Вели Ибраимову на тот момент исполнилось 40 лет, с 1906 г. он служащий кассиром в кофейне, образования низшего, член ВКП(б) с 1918 г., член ВЦИКа и кандидат в члены Совета Национальностей ЦИК СССР, председатель ЦИК Крымской АССР.

«Процесс над В. Ибраимовым и другими всколыхнул все без исключения народы Крыма, и в первую очередь рабочих, батраков, бедняков и середняков. Это видно по тому бесчисленному потоку резолюций рабочих и крестьянских собраний. Это видно и из огромного роста тиража наших газет за дни судебного разбирательства», — писалось в то время.

Отношение к процессу не у всех было одинаковым, но официальная точка зрения, естественно, доминировала. Общественным обвинителем выступил Билял Чагар, потребовав «самой суровой кары», однако позднее, через десять лет, он сам был приговорен к высшей мере наказания. Вся историческая литература, издаваемая после процесса на протяжении более 70 лет, изображала Вели Ибраимова ярым антисоветчиком, националистом, растратчиком государственных средств и вдохновителем бандитизма. И только в постперестроечное время он был посмертно реабилитирован решением Верховного Суда Российской Федерации.

В последние три десятилетия личность Вели Ибраимова не была обделена вниманием историков, появилось множество публикаций о его деятельности. Но, к сожалению, никто не взялся за написание отдельной монографии, посвященной этой теме, где подача материала исходила бы с учетом, в первую очередь, позиций крымской стороны. Среди крымскотатарских авторов личность Вели Ибраимова также вызывает немало споров, где одни превозносят ее до святости, другие просто унижают. Хотя в таких дискуссиях требуется беспристрастный подход и фактаж документов.

Вели Ибраимов был человеком своего времени, участником советской системы, его взгляды были отражены в публикациях и выступлениях тех лет. В сборнике «Весь Крым» за 1926 год, посвященном пятилетию установления советской власти в Крыму, мы читаем следующие его высказывания: «Крым – страж и командная база Советского Черного моря, Крым – опорный пункт на юге для советского пролетариата. Крым – советское окно в Ближний Восток. Крым, как страна, по своим природным богатствам, по своим морским, климатическим и лечебным условиям – жемчужина, перл в составе советских земель и стран. Крым является естественным и необходимейшим дополнением советских владений. Отсюда никакие силы не в состоянии были бы отторгнуть его от остального организма и удержать в изолированном виде. Крым не мог под призрачной властью кучки продажных белогвардейцев быть фактически колонией английских империалистов. И Крым, освобожденный от белых и их капиталистических руководителей, физически и духовно слился и спаялся с родной советской землей».

Выступающий на ипподроме Вели Ибраимов, г. Симферополь. 1924-1925 гг. Фото из Государственного архива Крыма.

 

А другое его выступление, например, на XIII Областной партийной конференции, проходившей в Симферополе в конце ноября 1927 года, свидетельствует о его готовности выполнять указания центра в части внутрипартийной борьбы, развернувшейся с троцкистами. Тогда, задавая тон мероприятию, секретарь  Крымского обкома ВКП(б) Д.Живов заявил следующее: «Выполняя волю партии, снизу до верху, этот съезд должен будет железной рукой поставить на место всех оппозиционеров, всех раскольников и дезорганизаторов, всех строителей новой троцкистской партии…».

Взявший слово председатель КрымЦИКа Вели Ибраимов на конференции произнес такую речь: «Мы знаем все достижения в национальном вопросе за 10 лет существования Октябрьской революции, в национальном вопросе, который в прежнее время стоял слишком остро. Только Коммунистическая партия могла дать освобождение всем народностям от рабства. Только Коммунистическая партия могла выявить все нужды национальных меньшинств, и в настоящее время мы видим в Крымской республике национальные сельсоветы, решающие все наболевшие вопросы национальных меньшинств. Настоящая XIII Областная партийная конференция, которая проводит свою работу, отдавая отчет в своей прошлой деятельности, не забывает ни на минуту нужд национальных меньшинств. В настоящее время, когда мы находимся в окружении мировых капиталистов, когда мы переживаем тяжелый момент попытки создания новой второй партии, в этот момент сохранение железной дисциплины Ленинской партии, выполнение этого основного завета Владимира Ильича Ленина – является первоочередной задачей. Может быть в наших рядах имеется несколько десятков меньшевиков, мы переживаем такой момент, когда должны уничтожить меньшевистское течение и железной дисциплиной спаять нашу партию. Коммунистическая партия призывает рабочих и крестьян национальных меньшинств пополнить ряды коммунистической партии, мы уверены, что все элементы, которые должны уйти от нас, сменятся сотнями и тысячами лучших пролетарских элементов. XIII Партийная конференция призывает национальные меньшинства войти в наши ряды, тогда нам не будут страшны те буржуазные партии, которые стремятся поработить нас. XIII Партконференция отмечает ваши приветствия и желает успеха в дальнейшей вашей работе. Мы спокойно будем решать все вопросы, которые стоят перед XIII Партийной конференцией. Да здравствует тесный союз трудящихся народностей под руководством рабочего класса и коммунистической партии».

В политической жизни страны, при самых жестких режимах, идет непрекращающаяся внутренняя борьба за сферы влияния и поиск путей развития. Поэтому кажущийся единый государственный монолит на деле не всегда бывает таковым, а в групповой борьбе каждый старается заручиться большей поддержкой и иметь влияние на принимаемые решения. Разное видение путей государственного строительства и подходы в решении вопросов отличало партийных деятелей времен строительства советского государства. Безусловно, в этой внутренней борьбе Вели Ибраимов был выразителем интересов своего народа, проявлявшим достаточную твердость даже во взаимоотношениях с центром, что явилось, в конце концов, причиной его гибели. Суду над Вели Ибраимовым предшествовал другой процесс – над известным в Крыму деятелем Акимом Муслюмовым. Этот уголовный процесс до сих пор так же остается малоизученным, а его фигуранту удалось вначале выйти на свободу, но через короткое время подвергнуться новым репрессиям. Некоторые сведения о событиях тех дней мы почерпнем из показаний Амета Озенбашлы, данных уже после казни Вели Ибраимова.

«В момент разгара борьбы между правыми и левыми партработниками татарами, для того чтобы нанести удар правым снятием Рашида Ногаева с поста Наркомюста, вдруг всплыло дело А. Муслюмова, которому инкриминировалось обвинение, вначале чуть ли не в убийствах. Нам, знающим Акима, это показалось, конечно, чудовищным. Про других братьев никто не спорил, но об Акиме Муслюмове все отзывались хорошо. Дерен-Айерлы, бывший в тот период председателем СНК в Крыму, знал А.Муслюмова по своей подпольной работе в Ускут-Кучук-Узенском районе, А.Муслюмов активно поддерживал красно-зеленых в горах, попав, в конце концов, за эту поддержку в тюрьму в последние дни Врангеля, когда ему грозила жестокая расправа. Наконец, деятельность А.Муслюмова при Советской власти протекала на глазах у всех, и до момента обострения упомянутой борьбы эта деятельность Акима почему-то не является препятствием к тому положению, которое он занимал вплоть до заместителя председателя Правления Крымсельсоюза. Затем, во время процесса, стали обращаться ко мне знавшие Акима крестьяне, а также спустившиеся с гор зеленые – участники отрядов Дерен-Айерлы, и спрашивали, могут ли они чем-нибудь помочь облегчению участи Акима, если ему на самом деле, как муссировался в начале процесса слух, грозит смертная казнь или 10 лет заключения. Не буду скрывать, что в таких случаях я давал советы таким крестьянам, чтобы они постарались представить в суд приговоры от своих односельчан, если последние согласятся, конечно, в том, что Аким заслуживает снисхождения.

…Разрешите представить вашему вниманию следующие два эпизода из истории этого дела. В первые дни судебного процесса в Алуште, Якуб Мусаниф, живший там у Султанова, приглашает к себе Халиля Чапчакчи, и взяв его визави в отдельную комнату, со слезами на глазах читает ему следующую, приблизительно, исповедь: «Дорогой Халиль-ага, нам очень и очень жалко смотреть на эту несчастную жертву, Акима Муслюмова, жертву наших партийных дрязг. Мы все искренне сожалеем и плачем в душе, когда видим его на скамье подсудимых. Моя душа разрывается на части, когда представляю себе Акима в тюрьме и т.д., но что поделаешь: политика. Она не признает слез, жалости и т.д. Ведь хотел же Дерен-Айерлы изгнать меня из Крыма, я еле удержался благодаря связям в ГПУ». Когда т. Чапчакчи была доподлинно передана мне эта исповедь Мусанифа, того самого Мусанифа, который ездил по деревням и выносил контрреволюционные приговоры А.Муслюмову, я, так же, как и остальные товарищи, конечно, только мог ухватиться за голову и подумать: до чего, на самом деле, интриги могут перековывать людей.

Второй эпизод. После того, как Меметов Селим был снят с Наркомзема за причастность к оппозиции, как говорили в Крыму, он пригласил к себе того же Чапчакчи, которому, между прочим, говорит приблизительно следующее: «Порядочно глупостей я понаделал в Крыму, одна из которых это процесс и осуждение Муслюмова Акима. Я теперь, конечно, не тот Меметов, но ничего не поделаешь, то, что сделано, так и будет записано. Собственно говоря, когда я затевал дело Муслюмова, я полагал, что дело окончится одним лишь снятием Ногаева, да маленьким, недолгим судебным процессом, но моей, или нашей, левых, инициативой воспользовались другие и придали делу совсем другой характер».

…Должен сказать, что в этом процессе была проявлена большая страстность, как со стороны левых, так и стороны правых, а в страдательном залоге очутились мы, миллифирковцы. Если левые собирали контрреволюционные приговоры, выдвигали свидетелей против Муслюмова и всячески разжигали процесс, то правые старались всячески к его смягчению, чем объясняется, например, отказ Дерен-Айерлы и Вели Ибраимова от выступления в печати против Муслюмова».

Как считают отдельные исследователи, Вели Ибраимова погубил земельный вопрос, его противодействие политике раздачи свободных земель «искусственным» переселенцам и реализации в Крыму проекта «Крымская Калифорния». Как над председателем КрымЦИКа сгущались тучи, было видно на упомянутой уже нами XIII областной партийной конференции. В стенограмме имеются следующие сведения:

«Председатель.

— Ставлю на голосование предложение избрать Областной Комитет в составе 77 членов и 40 кандидатов. Предложение принято.

…Переходим к персональному обсуждению кандидатур… Вели Ибраимов. Отвод есть. Тов. Чечиц  имеет слово.

Есть отвод.

Товарищи! Вчера  Симферопольской делегацией обсуждался список членов ОК. Симферопольская делегация голосовала в большинстве своем против Вели Ибраимова. Я имею следующие причины отвода: находясь в Крымской организации с 1921 года, стоя во главе крымского правительства председателем КрымЦИКа, необходимо сказать, что Вели Ибраимов занимал эту должность, не проявляя никакой активности.

1) Как деловая фигура, необходимо отметить, с чем В. Ибраимов связан. Надо прямо сказать, что тов. Вели Ибраимов, будучи председателем КрымЦИКа в такой республике, как Крым, где имеется многонациональный переплет, посещая только татарские деревни, русских деревень он не посещал. Получается впечатление, что КрымЦИК существует только для татар.

2) Необходимо отметить, что те мероприятия, которые сейчас выдвигаются ОК, по постановлению ЦК партии и тезисами Молотова по работе в деревне, подлежат прямому проведению в жизнь, между тем, все эти мероприятия очень трудно проводить в жизнь, потому что тов. Вели Ибраимов будет мешать этой работе.

По этим соображениям я отвожу В. Ибраимова.

Председатель. Кто имеет слово в защиту этой кандидатуры (Голоса – тов. Обрезов).

Товарищ Обрезов. Я работник с места, той же национальности, как и В. Ибраимов, и той же национальности, как только что выступавший товарищ.

Получается позор, если мы в течение 6 лет до сих пор не отметили неактивность т. Ибраимова в течение шестилетней работы его во главе Крымского правительства (Голоса: «это бывает»).

Я имею следующее соображение в защиту кандидатуры В. Ибраимова. Я уже сказал, что я одной национальности с ним, и не могу сказать, что он имеет высшее образование – это известно всем товарищам-татарам. Это общая беда, общие недостатки. Товарищ В. Ибраимов работал во главе Крымского правительства. Конечно, работоспособность это одно дело, а авторитетность – это другое дело. Я не сказал бы и не скажу, что тов. Вели Ибраимов не пользуется авторитетом среди русского населения. Я имею факты и скажу, что он пользуется очень большим авторитетом среди всех национальностей Крыма. Очень многое зависит от авторитета. Товарищи, я имею факты его авторитетности (шум). Кроме того я имею другие факты: Если говорить о работоспособности, активности, то я бы не сказал, что В. Ибраимов не активен. Я работаю в 200 верстах от Симферополя, и я не сказал бы, что о работе тов. В. Ибраимова ОК ничего не знает. Я спрашивал мнение Областного комитета … против В.Ибраимова никто ничего не имеет. Поэтому я считаю нецелесообразным делать отвод кандидатуре тов. В. Ибраимова.

Председатель

…Голосуется кандидатура В. Ибраимова. (Баллотировка): 55 голосов за отвод, 146 голосов за оставление, 9 голосов воздержавшихся.

Таким образом, В. Ибраимов проходит в состав Областного комитета (аплодисменты)».

Через месяц с небольшим после описываемых событий, то есть в январе 1928 года, Вели Ибраимов будет исключен из партии, а в феврале — арестован.

Сегодня нельзя сказать, что крымскотатарское общество ничего не ведает об этой политической фигуре. Безусловно, о ней писалось и не мало. Но комплексного исследования за последние десятилетия проведено не было. Несмотря на рассекречивание материалов уголовного дела, до широкого круга исследователей они не дошли. Такие просчеты впредь не должны допускаться. Когда мы говорим об успехах государственного строительства в Крымской АССР, успешной реализации национальной политики, о ренессансе крымскотатарской культуры в 1920-х годах и участии в этих процессах национальных интеллектуалов, не следует забывать, что они реализовывались благодаря поддержке руководства Крымской АССР и в первую очередь — Вели Ибраимова.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65