Курс валют USD 0 EUR 0

Иса Абдураман. От корней, Беседы поколений, Весны и до Остапа Бендера

Комментариев: 0
Просмотров: 98

Юбилей

«Халкъым, сен денъизсинъ, далгъалы денъиз! Мен исе сендеки бир тамчы сувым…» (Мой народ, ты море, волнующееся море! Я же — только капля твоей воды…) – писал в 1969 году в своей поэме «Несиллер субети» (Беседа поколений) ныне широко известный поэт, прозаик и драматург Иса Абдураман. Нашу беседу, состоявшуюся накануне его 85-летия, с уверенностью можно отнести к беседе поколений. В ней размышления юбиляра – члена Союз писателей СССР и Национального Союза писателей Украины, Заслуженного журналиста Узбекистана (1992) — о жизни и творчестве, философское осмысление произведений, адресованных читателям разных поколений.

Иса Абдураман, родившийся 5 мая 1937 года в Кезлеве, — потомок по материнской линии мурзы Мустафы Кипчакского и Медине Ширинской. Депортация лишила его не только родины, но и матери, троих братьев и бабушки. Они погибли в первые годы на чужбине в одном из колхозов Самаркандской области Узбекистана.

Еще в школьные годы Иса проявлял интерес к литературе и поэзии. Его юношески стихи и заметки на узбекском и крымскотатарском языках публиковались в газетах и журналах. Окончив факультет узбекской и таджикской филологии Самаркандского госуниверситета, 30 лет проработал в редакции самаркандской областной газеты «Ленин йули» («Ленинский путь») от корректора до заместителя главного редактора, некоторое время исполнял обязанности главного редактора. В послужном списке Исы Абдурамана и годы работы методистом, преподавателем в Самаркандском кооперативном техникуме. А в творческой копилке десятки сборников прозы, поэзии, роман, а также юмористические рассказы, пьесы и песни. Здесь стоит упомянуть запомнившуюся слушателям «Султание» на музыку Февзи Алиева. Ее пели и под нее танцевали еще наши родители, но и сегодня она звучит в исполнении молодых певцов.

 

— Иса-ага, какое ваше произведение наиболее ярко раскрывает вашу сущность? Состояние души?

— Сразу трудно сказать, наверное, каждое произведение, как дитя, дорого и выстрадано и передает состояние души на момент его написания. Отметил бы роман «Баарь» (Весна) — он дорог тем, что связан с описанием жизни фабрики, где я работал, жизнью моего народа в местах депортации. Это мое первое крупное произведение, и мне было приятно слышать о нем положительные отзывы читателей и литераторов. Сейчас работаю над следующим, он называется «Бостан», и понимаю, что он еще ближе и роднее мне, в нем описание сельской жизни моего народа в первые годы высылки и до сегодняшних дней. Надеюсь его завершить в скором времени, чтобы читатель смог его оценить. А вот то, что касается поэзии, хотелось бы отметить стихотворения «Мен дюньягъа не ичюн кельдим?» (Зачем я пришел в этот мир?), «Нал» (Подкова), «Къадырын бильмедим» (Не оценил), «Сен олгъанчюн» (Потому что ты есть), баллады «Къайда меним анам дедим?» (Где моя мама, спросил»), «Отьмек» (Хлеб), поэма «Тамыр» (Корень) и ряд других, которые раскрывают мои чувства и переживания.

— У вас есть произведение на узбекском языке «Найдите мою боль». Что тогда болело, что болит сегодня?

— Я, как любой литератор, творческий человек, наблюдателен. Улавливаю черты характера и настроение людей и могу тонко высмеять негативные стороны. В годы работы в газете фельетоны редактор доверял именно мне. Помню случай в Самарканде после публикации очередного моего фельетона, где я высмеял взяточника преподавателя. Так после этого в редакцию посыпались письма от студентов различных вузов, и каждый уверял, что я описал именно их преподавателя, и называли его фамилию. Бывали и нападки от тех, кто узнавал себя в этих фельетонах. В 1968 году я написал стихотворение «Къафестеки арслан» (Лев в клетке), в котором выразил боль крымскотатарскогого народа. После чего почувствовал, что мои произведения стали меньше публиковаться, под каждой строчкой, под каждой буквой искали двойной смысл. Многое просто не пропускали в печать. И это касалось также произведений на узбекском языке. Мне писали люди со всех республик с просьбой прислать свои стихи для перевода на другие языки. Среди них было много хороших поэтов и людей, которые в действительности переводили мои стихи, но были и те, кто таким образом пытался выяснить мои взгляды и настроения. Думаю, после завершения своего нового романа «Бостан», если бог мне даст сил, написать воспоминания о многих событиях в моей жизни, жизни людей меня окружавших, моего народа и событиях, свидетелем которых я был.

 

— Кстати, о переводах, упомянутых вами. Ваши произведения переводились на русский, украинский, белорусский, азербайджанский, эстонский, венгерский, таджикский и другие языки. Вы тоже переводили русских, украинских, венгерских и других писателей на крымскотатарский и узбекский языки. Чье творчество вам было особенно близко?

— Как правило, трогает душу то творчество, те произведения, в которых ты ощущаешь себя, чувствуешь ту же боль, те же переживания. Близки мне шевченковские произведения, они написаны простым, доступным языком, многие его написанные сердцем творения мне удалось перевести на крымскотатарский.

 

— Расскажите немного о драматургии, пьесах, поставленных Крымскотатарским театром.

— Крымскотатарским театром поставлены мои пьесы «Къоба» (Пещера), «Къайнананынъ неси бар…» (Что есть в теще…). Были положительные отзывы зрителей. Как любой автор, всегда нахожу несовершенства и стремлюсь достичь большего в самой драматургии, постановке, игре актеров, передаче образа и характеров героев.

 

— Иса-ага, вы отмечаете, что своими фельетонами стараетесь высмеять, изжить какие-то пороки общества, человеческие пороки. Какие пороки крымскотатарского социума вам бы хотелось описать в очередном своем юмористическом произведении?

— Не только крымскотатарского общества – эти пороки свойственны любому. Не люблю и не терплю несправедливости, когда говорят неправду, когда все тащат и хапают, лишь бы разбогатеть любыми путями, не гнушаясь никакими способами и средствами. У меня создается собирательный образ некоего крымскотатарского Остапа Бендера современности. Есть в моих творческих планах и такая задумка (смеется).

 

— Иса-ага, у вас есть такие строки: «Менде сабыр ве ираде бар, такъатнен бирге…» (Во мне терпение и воля есть, вместе с силой) — пусть они будут актуальны еще как минимум десятилетие, за которое вы сможете и роман завершить, и мемуарами заняться, а там и до Остапа Бендера недалеко.

Хайырлы яшлар олсун!

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65