Курс валют USD 58.94 EUR 69.31

Из тени в свет перелетая

Комментариев: 0
Просмотров: 437

 

Не так давно художник Исмет Шейх-заде побывал на XII международном фестивале изобразительных искусств «Вера», проходившем в Москве. «ГК» попросил его поделиться своими впечатлениями.

 

— Фестиваль проходил с 7 по 11 июня в Центральном выставочном зале «Манеж». В фестивале приняли участие более 300 авторов из 30 стран. В общем-то, сам этот фестиваль стал для меня экспозиционным итогом первой половины 2017 года. Я показывал «Неизвестного Микеланджело» — тот корпус исследований и наработок, которые были проведены в Крыму, начиная с 2010 года, на основе предварительных открытий Константина Ефетова, который еще в 2005-2006 годах обнаружил во фресках Микеланджело скрытые изображения человеческого мозга и половых органов. Ознакомившись с этими его взглядами, я увидел в них некий инструмент, своего рода ключ, и дальше уже раскрыл, ни много ни мало, всю главную программу творчества Микеланджело, скрытую мастером от папской цензуры.

Благодаря спонсорской помощи моих хороших друзей (это прежде всего турфирма «Акватур», Таврид и Эльзара Музафаровы, полиграфия — Герай Музафаров, фирма «Тарпан»), в этом году удалось провести целый ряд научных, академических и экспозиционных мероприятий, ввести эти открытия в мировой научный оборот. Прежде всего сделал три очень серьезных публикации в сборнике «Логос» международной конференции «Научный взгляд». Сборник входит в Российский индекс научного цитирования. В этих публикациях как художник и искусствовед представил ряд своих открытий и достижений.

Экспозиция Исмета Шейх-заде на выставке в Манеже

Оммаж в манеже 1987 — 2017

 

 

— Расскажите подробнее о конференциях.

— В конце января в Москве, в Строгановской академии, во время знаменитых рождественских чтений, прошла международная конференция «Онтология искусства христианского мира». На ней я выступил с докладом о трансформации пространства, которую предпринял Микеланджело в результате своих опытов и экспериментов в Сикстинской капелле. Вторая конференция прошла в феврале в университете Монаша в Мельбурне (Австралия). Это все был единый проект под названием: «Из тени в свет перелетая». Конференция в Мельбурне представляла все континенты: из бывшего Союза я один, европейцы были – Испания, Чехия, Германия, много англичан, азиатские страны (такие как Индия, Индонезия, Сингапур), Южная Африка, обе Америки, сама Австралия, Новая Зеландия. В своем докладе представил результаты исследований пластической анатомии в экспериментах Микеланджело, которые он заложил во фресках и которые нам впервые удалось обнаружить. Там скрыты главные его произведения –  автопортрет в образе бога-творца и гигантский Давид (высотой 61,63 м).

Еще одна поездка была в апреле в Стамбул, где выступал с лекцией и выставкой по той же теме в Академии Мимара Синана — это стамбульская академия художеств. Провел ряд экспозиций по византийскому Стамбулу, в том числе знаменитой Галатской башне.

Вот результаты всех этих творческих экспедиций я показывал в Москве в Манеже. При этом удалось экспонировать не просто свою композицию, не просто «Неизвестного Микеланджело», но цельный проект, который носил несколько сквозных творческих задач. Его второе название — «Оммаж в Манеже». Оммаж — это поклон, своеобразное воспоминание-посвящение. 30 лет назад в Манеже состоялась легендарная Всесоюзная молодежная выставка прямо перед Кремлем. Тогда украинские авторы Арсен Савадов и Георгий Сенченко выставили свою выдающуюся картину «Печаль Клеопатры». Картина стала знаковым венцом эпохи, благодаря чутью и опыту выдающегося художника Таира Салахова, который организовывал и выстраивал всю экспозицию. В результате картина имела мощный резонанс. Салахов после двух часов раздумий повесил ее выше всех остальных, как бы за чертой дозволенного. И она стала символом своей эпохи, символом позднего СССР. Я считаю, что с тех пор ни Савадов, ни Сенченко такого уровня произведений не создали, хотя попытки у них были, и весьма эпатажные, но увы. И мой Оммаж-посвящение был адресован тому событию, троице Савадов—Сенченко—Салахов. Получается три С, не хватает буквы Р (смеется). Поэтому мой оммаж назывался «пеРфоРманс Точка сбоРки» — троекратный акцент на букве Р. То есть некий СССР. «Оммаж» — это почтительное поминание того факта, когда Салахов выставил картину Савадова и Сенченко столь выдающимся образом. И вот сейчас я сделал такой же жест. Моя композиция называется «Изгнание из рая» (это воздушный змей по мотивам фрески Микеланджело, но как бланк-протокол научных конференций в Москве и Мельбурне), я ее поднял на восьмиметровую высоту.

 

— Ваш оммаж — это и ностальгия? Не так ли?

— Возможно, все-таки я дитя перестройки. Мне выпало ровно в то время учиться в Академии художеств в Москве. Не могу забыть тот дух свободной Москвы. Тогда при содействии Горбачева проходила тотальная ревизия темного прошлого Советского Союза, в том числе  преступлений сталинизма. Страна открывалась миру благодаря деятельности того же Салахова, а он был советником Горбачева, в Москве проходили выставки ведущих мировых авторов. Но 1987 год — это и время легендарных демонстраций представителей нашего народа на Красной площади. Именно после этих демонстраций рухнула негласная стена запрета на въезд народа на родину, и началось поэтапное, трудное, но целенаправленное возвращение крымских татар на свою землю. Героические представители нашего народа тогда двинули этот процесс. Такие люди, как Фуат Аблямитов, Эскендер Фазылов, Сабрие Сеутова — мы их должны помнить, знать.

Это люди, которые были основными двигателями и мотором тех процессов. К сожалению, позднейшие спекуляции отодвинули эти имена на второй план. Но народ всегда будет помнить и будет благодарен этим, без преувеличения, героям. Мой жест в память, с одной стороны, тех событий в общественной жизни и как художника-профессионала в адрес наиболее выдающегося события в художественной жизни страны того времени, и был адресован в виде такой экспозиции, где произведение было выставлено на запредельной высоте. Выше этого змея, украшенного бунчуками крымских ханов, в обновленном Манеже еще ничего не выставлялось. Стенды всех участников фестиваля были на уровне 3,2 м, и только стенд галереи «Крымское Ханство» выделялся своей восьмиметровой высотой. Это главный  экспозиционный акцент, который удалось совершить.

— Почему ваша композиция носила форму именно воздушного змея? И что за бунчуки?

— Прежде всего змей – это покровитель ханской власти (вспомните герб Бахчисарая над его воротами). Воздушный змей на фестивале был под потолком, и фреска Микеланджело также с потолка Сикстинской капеллы. Все в Манеже смотрели на нее снизу вверх, пока она на высоте 8 метров парила над головами. Хвост змея — это исследовательская часть, она может быть в разных формах сделана. Воздушный змей — это текстильный объект. За основу я взял фреску Микеланджело «Изгнание из рая», потому что в скрытой символике она является местом его авторской подписи. На этой фреске телами Адама и Евы он подписался двумя буквами «B» и «М» (Buonarroto Michelaniolo). И поэтому на текстильной репродукции этой фрески люди подписывались в Москве и потом в Мельбурне. Таким образом, воздушный змей летал по планете с северного полушария на южное между двумя М — Москвой и Мельбурном, а объединяло их третье М — Микеланджело. Весь проект называется «Из тени в свет перелетая»… И это еще одна недвусмысленная отсылка к знаменитому рекламному слогану печально известной финансовой пирамиды МММ — когда прекрасные стихи Арсения Тарковского были использованы ростовщиками-спекулянтами. Я отчасти возвращал их в лоно высокого искусства. Это поклон еще и творчеству А.Тарковского, потомка тарковских шамхалов, который в том числе переводил стихи Эшрефа Шемьи-Заде на русский язык. Поэтому тут и бунчуки – два по обоим краям, один — крымских ханов, второй – их вассалов тарковских шамхалов. И конские хвосты как ордынская традиция в здании, изначально построенном для конной выездки, сами понимаете, как нельзя идеальны! Вот такой получился совместный поход к стенам древнего Кремля.

 

— Что намерены делать в будущем?

Конечно, хотелось бы представить результаты наших открытий и в других мировых столицах. Перевести как минимум на английский и итальянский языки книгу об этом. Экспозиция в Манеже проходила под грифом «мировая премьера неизвестных произведений Микеланджело», и это абсолютно верно. Формат Центрального выставочного зала столицы одной из мировых держав – лучшее место для такого старта. Наши открытия – это, ни много ни мало, открытие века и научная сенсация. Не говоря о потрясающем гении Микеланджело. Но все это требует усилий зрителя, его работы над собой.

 

— Если Микеланджело, как вы утверждаете, оставил в своих фресках некий скрытый смысл, то зачем он это сделал?

— Надо понимать его систему ценностей. Он это делал для бога, для себя лично и для вечности вообще. Еще один мой вывод – Микеланджело верил в свою реинкарнацию в следующих поколениях, важно, что он сам писал об этом в стихах и письмах. И когда ученого, профессора медицины Константина Ефетова озаряет ясное понимание скрытых изображений – это и есть его реинкарнация. Или, когда я этим занимаюсь, посвящаю этому свой интеллектуальный и творческий ресурс, то соответственно в этот момент Микеланджело ведет меня как путеводная звезда. Это неисчерпаемая тема, но это и есть подлинное творчество. В моих планах — представить весь этот цикл в Крыму в виде большой отчетной выставки.

На вернисаже с послом Азербайджана в РФ Поладом Бюльбюль-оглы

 

Ногайский съезд

— Вы приняли участие в съезде ногайского народа, состоявшемся 14 июня. Расскажите о своем участии в нем.

— Таким финальным аккордом после экспозиции в Манеже получилась моя поездка по приглашению друзей на Всероссийский съезд ногайского народа, который проходил в Терекли мектебе, Ногайском районе Дагестана. Повестка дня съезда была очень острой, связанной с земельными вопросами Ногайского района. Обсуждались на съезде вопросы, связанные с культурой и образованием, сохранением языка. В своем выступлении передал привет от братских крымскотатарских ногаев, от нас всех. Я акцентировал на том, что им не нужно забывать о периоде Крымского ханства, ведь именно ногайская армия была базой и стержнем того государства. Практически все мурзы имели ногайское происхождение. Единственное, что история эмиграций это все свела к минимуму.

В принципе, ногайцы в самоидентификации не ограничиваются какой-то малой зоной. Ногай Эль в их понимании — это родина от Карпат до Сибири. Этот момент есть в их ментальности. Нам в общем-то стоило бы научиться широте их взглядов, не забывая свою татарскую идентичность. Еще в 2004 году я участвовал в большом международном ногайском фестивале в Махачкале. Тогда высказал идею, чтобы следующий фестиваль провести в Крыму, на Ак-Кая. Это историческое место, где все мурзы и знать собирались с древнейших времен. Это для любого ногая должно быть знаковое и культовое место. Кубанские ногайцы это хорошо осветили в своих телевизионных передачах.

В Терекли-Мектебе я познакомился с несколькими художниками, которые работают на ногайскую тематику. Было бы прекрасно, если здесь, в Крыму, могла состояться выставка их работ. И не только ногайских художников. В Дагестане много талантливых и интересных художников, многих хорошо знаю.

— Какое впечатление на вас произвел Ногайский район?

— На самом деле, конечно, есть отток населения. Изъятие ногайских земель под отгонное животноводство, о котором много говорили на съезде, — это давняя проблема. Я предложил включить ногайский аспект в стратегию «Шелкового пути» — это китайский путь глобализма суши «Один пояс – один путь», объединяющий более 20 стран. Но Россия, к сожалению, в него не входит. Но именно этот контекст помог бы РФ включиться в него и даже занять лидирующие позиции. (см. Google/ СТРАТАГЕМА ГЛАВКОВЕРХ) Очень хорошо поддержали ногайцев кумыки — братский тюркский народ Дагестана. На съезд приехала большая кумыкская делегация. У кумыков похожие проблемы. Знаменитое Тарковское шамхальство, которое было в союзе с крымскими ханами и во многом подчинялось Крымскому ханству как своему сюзерену, сейчас это город Махачкала. Я был в Тарках, прекрасные места, очень похожие на Бахчисарай. Династии индерейских и тарковских шамхалов были родственно связаны с крымскими ханами. Например, есть письма хана Ислам-Герая III русским царям о том, чтобы те не трогали индерейских шамхалов. Вот такие интересные исторические связи. Но сейчас это все город Махачкала, в котором живут уже, конечно, не только кумыки. Арсений Тарковский, о котором мы уже говорили, как раз был потомком шамхалов по польской линии и прекрасно это осознавал, имел переписку с кумыкской интеллигенцией. Он и его сын, великий русский кинорежиссер Андрей Тарковский, происходят от Тарковских шамхалов. Все в этом мире очень тесно переплетено.

 

 

 

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65