Курс валют USD 0 EUR 0

Ленур ИБРАИМОВ: Я — горсть земли, я — плод родного края, рожденный им столетия назад.

Комментариев: 0
Просмотров: 68

«Лишь взгляд, одно лишь мановенье,

И на алтарь твой тотчас положу

Всю жизнь свою без капли сожаленья,

Все, чем я существую и дышу».

Эти строки идут от израненного сердца, боль которого близка и понятна каждому крымскому татарину. Пятилетний Ленур, избежавший лишь по стечению обстоятельств участи депортированного, после мая 1944-го жил и рос в Крыму с мамой и сестрой. Родители Ваап Ибраимов и Полина Романовская расстались через год после рождения сына. Мама с двумя детьми перебралась из Ялты в Симферополь. Школа, служба в армии, Крымский государственный пединститут, казалось бы, обычная жизнь, откуда же эта боль, страдания, внутренний протест? Судьбу своего народа он пронес сквозь себя и философию своей жизни писал сердцем. Еще в студенческие годы Ибраимов публиковался в районной и поселковой газетах, позже преподавал в училище. Узнав о трагедии изгнанного народа, а с годами ближе познакомившись с крымскими татарами, приезжавшими периодически в Крым, он проникся их чаяниями, всем сердцем и душой чувствовал несправедливость в отношении народа, частичкой которого он себя ощущал.

«…Но если Родина отобрана навек,

Как птица будет чахнуть непрестанно

Оторванный от предков человек».

В его однокомнатной квартире в Симферополе часто находили приют наведывавшиеся в Крым соотечественники. Вот так случайное знакомство в 1967 году на скамейке в скверике участника крымскотатарского национального движения Руслана Эминова и Ленура Ибраимова переросло в дружбу. «Приезжая в Симферополь, я всегда останавливался у Ленура. К этому времени в Крым уже приехали более ста крымских татар, со многими тогда познакомился. Многие из них переночевали в однокомнатной коммунальной квартире Ленура, где он жил с женой Люсей и сыном. Иногда у него ночевали до пяти-шести человек, Люся с ребенком уходила к родителям. В этой же квартире, в другой комнате жила мать Ленура Полина Романовская с дочкой Лелей (Ольгой Вааповной) и внучкой Викой (дочкой Ольги)», — отмечает в своих воспоминаниях Р.Эминов.

Из-под пера Ибраимова полились удивительно проникновенные строки, его стихи переписывались от руки и перепечатывались среди молодежи, прибывающей в Крым. После Указа 1967 года активизировалось движение за возвращение на родину, и Ибраимов подключается к работе инициативной группы, фиксирует факты выселения и отказа в прописке крымских татар. Не только словом – поэтическими строками, но и поступками поэт четко выразил свою гражданскую позицию, обратившись в паспортный стол с заявлением об указании в его паспорте национальности по отцу — «крымский татарин», обрекая себя на проблемы и гонения. После неоднократных обысков, у Л.Ибраимова изъяли документы, тетради со стихами, печатную машинку.

Судили Ленура в Ташкенте в июле 1971 года вместе с Айше Сеитмуратовой, у которой при обыске нашли тетради со стихами Ибраимова, переданные им для распечатывания. «За изготовление и распространение материалов, порочащих существующий государственный строй», Ибраимова приговорили к двум годам, Сеитмуратову — к трем.

«Его дневник трудно читать без содрогания, какие унижения он претерпевал, особенно потрясает его голодание, — пишет Руслан Эминов о годах его заключения.

Лагерный срок отбыл под Ташкентом, в поселке Зенгиата, потом его перевели на поселение в п.Дехканабад.

В 2007 году вышел сборник Ленура Ибраимова, в основу которого легли сохранившиеся и когда-то переписанные его близкими и товарищами тетради со стихами. Большую часть творений поэта удалось сберечь и распространить его другу Руслану Эминову, к которому в своих письмах Ибраимов обращался: «Брат мой! Друг мой!». Освободившись, он вернулся в Симферополь и знал, что народ должен жить на своей земле, но воспеть эти дни в своих стихах не успел. В марте 1986 года его не стало.

«Я не плачу, жалеть не жалею!

Но боюсь хуже смертного дня,

Что душой отгорю, отболею

И умру и… не вспомнят меня.

В эти дни роковой круговерти

Каждый мизерным занят своим…

Мне при жизни не надо бессмертья –

Фимиама обманчивый дым.

Буду счастлив я, верьте, не верьте,

Да, счастливее многих живых,

Если вспомнят уже после смерти

Не меня, а мой искренний стих».

В октябре Ленуру Ибраимову исполнилось бы 80, но для издания книг, исследования творчества и жизни поэтов и писателей особых поводов ждать не надо.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65