Курс валют USD 0 EUR 0

ЛИТЕРАТУРА КРЫМСКИХ ТАТАР: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

Комментариев: 0
Просмотров: 231

А. Велиев на фестивале национальных литератур в г. Москве

 

С 6 по 10 сентября в Москве состоялся Фестиваль национальных литератур, представляющий лучшие литературные достижения многонациональной страны. Для мероприятий были задействованы площадки юбилейной XXX Московской международной книжной выставки-ярмарки. Фестиваль национальных литератур проходил в павильоне №75 ВДНХ и явился главным мероприятием большого проекта – Программы поддержки национальных литератур народов России, которую реализует Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям под эгидой Организационного комитета по поддержке литературы, книгоиздания и чтения в РФ.  В рамках работы Фестиваля выступили с докладами, читали свои произведения представители крымскотатарской литературы Аблязиз Велиев и Сейран Сулейманов. Сегодня мы публикуем выступление писателя Аблязиза Велиева.

 

 АБЛЯЗИЗ ВЕЛИЕВ

 

Мерабанъыз, сайгъылы къалемдешлер! Добрый вечер, уважаемые коллеги по перу! Позвольте поприветствовать всех участников Фестиваля национальных литератур народов России!

Я являюсь членом Союза крымскотатарских писателей и хотел бы коротко рассказать об истории развития нашей литературы. Литература коренного народа Крыма – крымских татар – является одной из самых древних в тюркском мире и насчитывает 800-летнюю историю. Самый ранний памятник крымскотатарской письменной литературы – поэма «Хикяет-и Юсуф алейхисселям ве Зелиха» («Сказание о Юсуфе и Зелихе»). Автор произведения – основоположник крымскотатарской литературы, поэт Махмуд Кырымлы, который жил и творил в Крыму во второй половине XII-го – первой четверти XIII-го веков. После его смерти труд закончил и затем перевел на староосманский язык турецкий поэт Халиль оглу Али. Поэма «Юсуф и Зелиха» написана по сюжету коранической легенды о пророке Юсуфе. Произведение, созданное в жанре религиозных сказаний, считается одним из первых трудов на тюркских языках, посвященных этой теме.

Оригинальный текст сочинения Махмуда Кырымлы не сохранился. Рукопись перевода находится в герцогской библиотеке города Гот (Германия), а также в частной коллекции библиофила Раифа Елькенджи (Турция).

Вот маленький отрывок из этой поэмы:

Бир сёзе башлаялум,

Эввелин Аллаh дею.

Эм инает ол иде,

Фадл-и бисмилляh дею.

 

Вир (бер) саляват, эй азиз,

Башлаялум сёзе биз.

Хош хикяет коресиз

Къыссайы аджеблею.

 

Бу бир гузель къыссадыр,

Сизе чокъ ал анъладыр,

Юсуф алын бильдирир,

Нитди Якъуб агълаю.

Транслитерация с арабской графики К. Конуратлы

(Из статьи К. Къонъуратлы «Къырымтатар эдебияты тарихы. Къадимий девир»)

 

А сейчас послушайте это произведение на русском языке:

Повествование начну

Во имя Светлого Аллаха.

Я вознесу ему хвалу

С благословеньем «Бисмилляха».

 

Дай силы верному рабу

Сложить прекрасное сказанье.

Из слов я четки соберу,

Для всех красноречивым стану.

 

Правдиво людям расскажу

О злоключениях героев,

Как плакал праведный Якуб,

Как убивался он от горя…

Перевод И. Сотниковой

(Из учебного пособия «Крымскотатарская литература»)

 

В истории крымскотатарской литературы особо хочется выделить период средневековья (конец XIII – начало XIX-го веков). На сегодняшний день известны имена более 150 поэтов, историков, которые создали тысячи литературных произведений в разных жанрах. В числе авторов того периода такие признанные классики, как Ашык Умер, Джевхери, Иззи, Халим и многие другие. Выдающийся русский поэт и художник Максимилиан Волошин, размышляя о развитии средневековой литературы, назвал эту эпоху «золотым веком Гиреев», и это неслучайно, поскольку 25 поэтов и историков относятся к династии Крымских ханов. Они вошли в историю не только как выдающиеся политики и полководцы, но и люди широчайшей эрудиции, обширных познаний в различных областях религиозных и светских наук. Крымский хан Менгли Герай I, Газаи, Резми, Кямиль, Ремзи, Крымский хан Менгли Герай II и другие известны как талантливые писатели, поэты, композиторы, музыканты, каллиграфы, крупные меценаты.

Вот одна из многочисленных газелей выдающегося Крымского хана «Бора» Гази Герая II, творчество которого является образцом высокой поэзии:

 

Хабибим мунисим ярим табибим дерде дерманым

Энисим яр-ы дильхахым лятифим махремим джаным

 

Гюлендамым дилярамым вефадарым хевадарым

Ози шахым юзи махым бойы серв-и гюлистаным

 

Пери – пейкер леби шекер сёзи гевхер ози хоштер

Къашы яй кирпиги ханджер сюханвер лял-и мерджаным

 

Юзи гюль сачы рейханым леби мюль чешми хунхарым

Ки сенсинъ хасылым варым мухассал диним иманым

 

Кёнъюль инълер кёзим агълар яшым чагълар фиракъынъда

Тераххум эйле эй шахым текеллюм эйле эй ханым

 

Чыкъуб сейре сювяр олмыш ёлында тен гъубяр олмыш

Ниджелер хаксяр олмыш кезер наз иле джананым

 

Кёзюм яшын дёкер хер дем чекер захмине ёкъ мерхем

Гъазайи къани бир махрем дием хал-и перишаным

(Из сборника «Gülşen hayalları. Грёзы розового сада»)

 

В переводе газель звучит следующим образом:

Моя любовь, моя судьба, спаси от мук, храни от ран.

Мой милый друг, моя душа, лишает сна твой нежный стан.

 

Ты, как цветок, и так нежна, как ветерок, и так верна.

Собой – княжна, лицом – луна, стан – кипарис, дом – Гюлистан.

 

Лицом – Лейла, устами – мед, во взоре – лед, огонь – в речах,

Ресницы, брови, как клинок, кинжал – глаза, коралл – уста.

 

Розарий – лик, прядь – базилик, глаза – гроза, уста – нектар;

Несметный клад, бесценный дар, тебя мне сам Аллах послал.

 

Душа болит, горят глаза, течет слеза – разлуки яд.

Прости меня, мой падишах, не зная сна, тоскует хан.

 

Когда тебя несет твой конь, мужчины стелятся травой;

Когда по ним скользит твой взор, они как пыль, что льнет к ногам.

 

Глаза – в слезах, душа – в крови, бальзам ее не исцелит.

О, Газайи, найди Сезам, верни любовь, прости обман.

Перевод Сергея Дружинина

(Из сборника «Gülşen hayalları. Грёзы розового сада»)

 

Эти и другие образцы средневековой крымскотатарской поэзии можно прочитать в ряде сборников. Один из них – антология средневековой крымскотатарской классической поэзии «Гюльшен хаяллары. Грёзы розового сада», изданный в Симферополе в 1999 году (составитель – литературовед Нариман Абдульваапов, переводчик – ныне покойный поэт Сергей Дружинин).

Период с конца XVIII до конца XIX-го веков в истории крымскотатарского народа принято называть «къара асыр» («черное столетие»). В связи с массовой эмиграцией крымских татар в Турцию, Румынию и Болгарию социально-экономическая и культурная жизнь Крыма пришла в полный упадок. Известный ученый, этнограф Усеин Боданинский характеризовал тот период как «…паралич в области народного творчества». Конечно, это нашло свое отражение и в национальной литературе.

Промежуток времени с конца XIX-го до начала XX-го веков называется в крымскотатарской литературоведческой науке «периодом пробуждения». Возрождение крымскотатарской литературы началось с 1883 года, когда великий мыслитель и просветитель Исмаил Гаспринский начал издавать двуязычную газету «Терджиман» – «Переводчик». Это послужило толчком к развитию культуры во многих тюркоязычных странах. Исмаил Гаспринский является основоположником жанра романа в крымскотатарской литературе. Благодаря деятельности и идеям просветителя в первой половине ХХ-го века появилась целая плеяда крымскотатарских писателей: Усеин Шамиль Тохтаргазы, Асан Чергеев, Асан-Сабри Айвазов, Абляким Ильмий, Мемет Нузет, Номан Челебиджихан, Якуб Шакир-Али и другие.

В советский период крымскотатарская литература поднялась еще выше. Большой урон нашей литературе нанесла Великая Отечественная война. Двенадцать крымскотатарских писателей погибли на фронте. Для малочисленного народа (начиная с конца XVIII-го века, в результате нескольких волн эмиграций более двух третей крымских татар покинули пределы полуострова) это было большой потерей. Однако впереди нас ждала еще большая трагедия: весь крымскотатарский народ был огульно обвинен в предательстве и 18 мая 1944-го года выслан из Крыма на Урал, в Среднюю Азию и Казахстан.

В течение 13 лет (с 1944 по 1957 годы) не было напечатано ни единого слова на крымскотатарском языке: не издавались газеты, журналы, не выходили книги. Не было возможности обучаться на родном языке: не работали школы, институты. Слова «Крым», «крымский татарин», «крымскотатарский язык», «крымскотатарская литература» были под запретом. По официальным данным, нашего народа не существовало.

В 1957 году в Ташкенте начала выходить на крымскотатарском языке республиканская газета «Ленин байрагъы» («Ленинское знамя»), затем начали издаваться книги, а в 1976 году открыли журнал «Йылдыз» («Звезда»). И опять народ начал возрождать родной язык, литературу. После почти полувековой разлуки народ стал возвращаться на Родину, в Крым, восстанавливать свою культуру, искусство и литературу.

Сейчас в Симферополе работает Союз крымскотатарских писателей, объединяющий около 30 авторов. Есть и русскоязычные крымскотатарские писатели. К сожалению, очень редко, но выходят сборники, антологии, отражающие историю развития нашей литературы. К примеру, в 2003-2005 годы были изданы две антологии: антология крымскотатарской поэзии XIII-XX-х веков – «Кунештен бир парча» – «Окрушина сонця» и антология крымскотатарской прозы «Къарылгъачлар дуасы» – «Молитва ластiвок» в двух томах (составители – ныне покойные поэты, переводчики Микола Мирошниченко и Юнус Кандым).

Я в пятилетнем возрасте был выслан из Крыма. Ни дня не учился на родном языке, вынужден был ходить в узбекскую школу. Дома мы разговаривали на родном языке, но литературный крымскотатарский язык я старался самостоятельно учить через газету и журнал.

Закончил факультет узбекской журналистики в Ташкентском государственном университете. 48 лет проработал в газете. Стал писателем. За эти годы выпустил 68 книг. Пишу стихи, прозу, занимаюсь художественными переводами, являюсь автором около 300 песен. На мои стихи, кроме крымскотатарских авторов, писали музыку украинские, русские, грузинские композиторы (Людмила Ульянова, Валерий Слуцкий, Тамара Гвердцители и другие). Я являюсь академиком Крымской литературной академии, заслуженным деятелем искусств Автономной Республики Крым, лауреатом Международной премии им. Бекира Чобан-заде.

Хотелось бы сказать, что художественные переводы дают возможность расширить читательскую аудиторию и знакомить людей с литературой разных народов. В этом направлении меня связывают тесные творческие отношения с талантливыми поэтами и переводчиками. Это Борис Пак (Ташкент), Рафаэль Устаев и Владимир Пальчиков (Москва), Эльчин Искандерзаде, Тарана Мусаева (Баку), Микола Мирошниченко (Киев), Ольга Тимохина (Тула), а также Данило Кононенко, Нузет Умеров, Виктор Гуменюк, Ольга Голубева, Юлдуз (Симферополь).

Пожалуй, самым последним сборником, где опубликованы произведения крымскотатарских авторов, является Антология поэзии «Современная литература народов России», которая в этом году вышла в Москве и названа Книгой года. В нее вошли стихотворения крымскотатарских поэтов: Шерьяна Алиева, Дилявера Османова, Сейрана Сулеймана, а также мои произведения.

Мне посчастливилось быть лично знакомым с выдающимися крымскотатарскими и советскими классиками. Я работал с писателем Шамилем Алядином, драматургом Юсуфом Болатом и другими, учился у них секретам литературного мастерства. В 1984 году в Ташкенте, в дни работы Международной конференции писателей стран Азии и Африки, я организовывал в редакции газеты «Ленин байрагъы» творческую встречу с Давидом Кугультиновым, Чингизом Айтматовым, Кайсыном Кулиевым, Мустаем Каримом и Гарифом Ахуновым. Осенью прошлого года мне посчастливилось побывать на родине Давида Никитича. На древней калмыцкой земле родился такой стих:

 

КЪАЛМЫКЪ КЪЫЗЫ

Элистагъа ильк кере келювим,

Мени мефтюн этти о бирден.

Мында ич тюшмеген эди ёлум,

Троицктен сонъ кечтим бир къырдан.

 

Элиста къаршылап алды бизлерни,

Озюнинъ шенъ йыр-оюнынен.

Козьлери яна йигит-къызларнынъ,

Балачыкълар йырлай гонъюльден.

 

Четте тура дюльбер бир къызчыкъ,

Аристократ корюниши бар.

Башында шляпа, къолунда ал гуль,

Озю де меляике киби дюльбер.

 

Манъа ойле маналы бакъты,

Юрегим «жызз» этип туташты.

Богъазыма бир шей тыкъылды,

Бильмем о не, сюекми, ташмы?

 

Къызгъа бакътым, джойдым озюмни,

Бир кереден севдим мен оны.

Яваштан сорадым: «джаным, яшынъ къач?»

– Даа дёрттем, – деди, – олгъаны!

 

КАЛМЫЧКА

Впервые оказался в Элисте,

Но полюбил её всем сердцем сразу.

Бескрайняя пленительная степь

Мне душу растревожила и разум.

 

Как дорогих гостей встречая нас,

Вся Элиста и пела и плясала.

И молодежь, не отрывая глаз,

Восторженно всем нам рукоплескала.

 

Чуть в стороне красавица одна —

Аристократка — сразу я заметил.

Причёска, шляпка, сумочка видна,

И розы лепестки колышит ветер.

 

Волнительный румянец на щеках,

Ну, точно ангел с дивной розой алой,

И огоньки лучистые в глазах

Сияют так, что сердце просто сжалось.

 

И замер я, дыханье затая,

И вдруг влюбился в этой круговерти:

«А сколько лет Вам, милая моя?»

«Уже четыре, дяденька, поверьте!».

Перевод Ольги Голубевой

 

С вашего позволения, мне хотелось бы прочесть еще одно мое стихотворение на родном языке и в переводе.

 

ОКСЮЗ ТАЛ

Сув башында осе янъгъыз оксюз тал,

Кельгенге, кечкенге эге башыны.

Ама кимсе иле субетлешмей о,

Гъальба беклемекте озь сырдашыны.

 

Саллана япракълар, фысылдашалар,

Бир-бирине айтып гизли сырларын.

Сабырсызлыкъ иле беклей кимнидир,

Онъа йырламакъчюн гонъюль йырларын.

 

Нечюн бойнынъ эгик, сёйле, оксюз тал,

Сёйле, сёйле, джаным, бельки анъларым.

Чюнки менде де шай куньлер чокъ олды,

Дефаларджа олды бойле аньлерим.

 

Яшайышмы я да севги себеби,

Айт джаным, бойнынъны ким бойле эгди?

Илле санъа ярдым элин узаткъан

Иляхий бир къувет тапылыр бельки.

 

ПЛАКУЧАЯ ИВА

Склонилась над речной водою ива,

Одна грустит, скучает без подружек.

Прохожим шлёт поклоны молчаливо,

Но никому не открывает душу.

 

Друг другу листья шепчут торопливо

О чём-то тайном, только им известном.

Они, как будто, ждут нетерпеливо

Того, кому свою подарят песню.

 

Скажи мне, ива, отчего, тоскуя,

Склонилась низко, плачешь над водою?

Открой мне душу, и тебя пойму я,

Не раз пришлось встречаться мне с бедою.

 

Причину слёз своих ты мне поведай,

Свои печали расскажи как другу.

Поверь, родная, отступают беды,

Когда тебе протянет кто-то руку.

Перевод Ольги Голубевой

 

Вот уже более 70 лет главной темой в крымскотатарской литературе является тема депортации, утерянной Родины. Эта боль живет в каждом крымском татарине и передается из поколения в поколение, от отца к сыну. Я – человек, испытавший на себе весь ужас тоталитарного режима. Я не могу не писать об этой трагедии. И сейчас хочу предложить вашему вниманию одно из моих стихотворений на тему депортации.

 

УМУМХАЛКЪ ФАДЖИАСЫ

Сувда батмаз, отта янмаз къырымтатар,

Элли йылда нелер корип кечирдинъ сен?

Акъаретлев, бастырыкълар, ифтиралар

Элли йылда тек сен ичюн догъгъан экен.

 

Къыркъ дёрт сене, он секиз май, танъ маали

Кирди совет аскерлери эр бир эвге.

Автоматлар кокюсимизге окъталды,

Эмир олды догъгъан эвни терк этмеге.

 

Бала-чагъа, къарт ве къартий, къыз, апайлар

Мал ташыгъан вагонларгъа юклендилер.

Эшелонлар шаркъкъа таба ёл алдылар,

Къаарь-гъамдан беллеримиз букюльдилер.

 

Урал дагъы, Орта Асия чёллюклери

Дуракъ олды къувгъын къырымтатар ичюн.

Шакалларгъа, къашкъырларгъа къысмет олды

Гъурбетликте бизим халкънынъ олюлери.

 

Комендантлар къылындылар истегендже,

Саткъын деген тамгъа къойып устюмизге.

Къырымтатар, Къырым сёзю ясакъ олды,

Ондайын халкъ ёкъ дюньяда деп эр кеске.

 

Тиз чёкмеди, баш эгмеди къырымтатар,

Ватан дее чыкъты куреш ёлларына.

КГБлар, ГУЛАГ, Сибирь къоркъузмады,

Тек акъикъат силя олды къолларында.

 

Нидже йигит-къызларымыз шеит кетти,

Бастырыкъта отурдылар Къырым ичюн.

Бунынъ иле косьтердилер бар дюньягъа

Къырымтатар миллетининъ къавий кучюн.

 

Мына, бугунь тамам элли сене олды

Къырымтатар Ватанындан къувулгъаны.

Лякин халкънынъ фаджиасы биткени ёкъ,

Ким тиклейджек акъикъатны, айтынъ къана?!

 

Лянет олсун, лянет олсун, лянет олсун

Бизим халкъны бойле куньге къойгъанларгъа.

Биз ольмемиз, биз татармыз, къырымтатар!

Несиль-несабымыз айтыр соргъанларгъа.

 

МОЕМУ НАРОДУ

Ты в огне не сгорел

И не сгинул в пучине.

На тебя все невзгоды обрушил

Тот горестный год…

Казалось, судьба догорает

Последней лучиной,

Но выстоял крымскотатарский народ.

 

Май сорок четвертого,

Радость освобожденья,

Но почему часовые стоят

У твоих очагов?

Почему из-под собственных крыш,

Пряча стыд и смущенье,

Автоматчики

Гонят женщин, детей, стариков?!

 

Не спеша на восток

Поползли эшелоны,

Изрыгая проклятья царям и векам.

На пути,

В темноте оставляя умерших —

На съеденье шакалам,

На съеденье волкам.

 

Лесные чащобы седого Урала,

Знатный простор азиатских степей

Стали пристанищем,

Родиной новой,

Для твоих непокорных и гордых детей.

 

Над тобой измывались

Коменданты досыта

Чтоб заставить, как нищих,

Копаться в золе…

Слово «крымский татарин» объявили запретным,

Объявили: крымских татар

Больше нет на земле!

 

Но ты жил и работал

Назло всем наветам!

Не искал оправдания легких путей —

Ни Сибирь, ни ГУЛАГ,

Все известные тюрьмы отчизны

Не сломили упорства твоих сыновей!

 

Сколько их —

Тех, кто жизнь свою отдал

За народ свой,

За чистое имя его.

Чтобы правда о крымскотатарском

Стала известна всем народам

До одного!

 

Отмечая сегодня

Полвека изгнанью,

Видим снова — конца испытаниям нет.

Кто, скажите, вернет

То, что отняли силой?

Кто вернет нам уверенность

В завтрашнем дне?!

 

Будьте прокляты те,

Кто обрек нас на муки.

«Мы возродимся!» — клянутся

И молод, и стар.

Наши потомки расскажут

Горькую правду,

Тем, кто спросит об участи

Крымских татар!

Перевод Нузета Умерова

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65