Курс валют USD 0 EUR 0

Мамут Чурлу: Искусству нужны одержимые люди

Комментариев: 0
Просмотров: 888

 

Выставка работ известного художника-живописца, мастера текстильных произведений, керамических композиций Мамута Чурлу открылась 5 февраля в Крымскотатарском музее культурно-исторического наследия.

Мамут Чурлу — исследователь традиционной культуры крымских татар, создатель направления в декоративном искусстве Крыма, известного под названием «Крымский стиль», организатор многочисленных выставок в крупнейших городах Украины и за рубежом, наставник плеяды талантливых мастеров народного искусства, автор дизайнерских проектов в этническом стиле.

Также он — Заслуженный художник Украины, лауреат премии Гаспринского, лауреат первой премии IV Всеукраинского триеннале текстиля.

Мамут Чурлу стоял у истоков создания Крымскотатарской Национальной галереи (Музей крымскотатарского искусства), Ассоциации крымскотатарских художников, в середине 1990-х возглавлял проект по возрождению крымскотатарского килимного ткачества, восстановил, развил этот вид народного искусства, написал школьное пособие по крымскотатарскому орнаменту вышивок и килимов. Создал творческое объединение «Чатыр-Даг», собравшее молодых мастеров прикладного искусства.

Необъятна творческая деятельность художника в различных сферах изобразительного искусства. Синтез достижений мирового опыта изобразительного искусства  с духовными и художественными ценностями традиционного крымскотатарского орнаментального наследия придал творческому диапазону мастера небывалый размах.

В последних работах художника созидательные символы традиционного искусства находят отражение на живописных холстах, внушают надежду на лучшее будущее крымскотатарской культуры на своей исторической Родине.

IMG_3930

— С какими мыслями и эмоциями вы подошли к своей выставке?

— Выставка — это очень тяжелый труд. Я несколько недель, готовясь к ней, дорабатывал картины, вносил изменения, оформлял работы, привез в музей, делал экспозицию… Это труд, который я должен приложить, чтобы показать зрителю работы, чтобы контактировать с ним посредством своих произведений…

 

— В начале 1990-х вы стояли у истоков возрождения на родной земле традиционных ремесел крымскотатарского народа. На ваш взгляд, насколько жизнеспособными и востребованными оказались те проекты, которые вы тогда начинали воплощать в жизнь?

— Я не ожидал такой популярности и жизнеспособности наших идей. Когда мы начинали проекты возрождения ремесел (вышивка, ткачество и др.), работая с учениками, конечно, рассчитывали на некоторый  интерес. Но то, что это выльется в такой массовый спрос — такого мы даже не предполагали. Во всяком случае тогда, начиная, я такого будущего не видел. Хотя логически, в принципе так и должно было быть. Так происходит во всех странах, где сохраняется и развивается традиционное искусство.

В частности, в Узбекистане очень развиты народные ремесла, это часть государственной политики Узбекистана, мастера освобождены от налогов, им разрешено продавать свои изделия в интернете за валюту, там масса школ, училищ, вузов, где готовят специалистов.

IMG_3935

— Как вы думаете, насколько реально в Крыму сделать развитие народных промыслов и ремесел частью государственной политики?

— Я не думаю, что это реально. Политики — люди других интересов, они не понимают, что это нужно хотя бы для того, чтобы наполнить местный рынок своей – крымской — продукцией для туристов. Но им проще из Китая привезти сувениры… У нас нет соответствующих школ и училищ. У нас есть КИПУ, но ни одного выпускника — специалиста по традиционному искусству я не вижу.

IMG_3946

— Но есть ведь выпускники КИПУ — керамисты, например…

— Они изготавливают сувениры на национальную тему.  Это СУВЕНИРЫ, а не традиционное искусство крымских татар.

Традиционными ремеслами сегодня занимаются мои ученики. Это и в какой-то мере творческое объединение «Эвджияр», которое к моим ученикам нельзя отнести. Недавно в этом зале проходила выставка работ учениц Венеры Курмаевой и Халиде Кипчаковой. В работах у них хотя и есть ошибки, которые надо исправлять, но есть и достижения, которые радуют.

Наша общая беда — невежество. У нас, например, отсутствуют этнографы — никто не изучает национальные костюмы, кухню и прочее… У нас кругом абсолютно «кто во что горазд».

Нет целостной концепции культурной политики…

Продукция наших мастеров востребована, есть спрос — появилось несколько магазинов, где наша продукция реализуется.

Но проблема в том, что раз нет государственной политики, то у нас не развиты народные ремесла и  нечем наполнить полки этих магазинов, нет достаточного количества качественной продукции.

Хотя свято место пусто не бывает – находятся самодеятельные художники, которые делают продукцию не на должном художественном уровне, искажают характер костюма, орнаменты и т. п. Магазины вынуждены это брать — им нужна дешевая массовая продукция.

Наши мастера изготавливают дорогую продукцию высокого уровня. И не так много у нас примеров, когда художники производят продукцию качественную, но недорогую и в больших объемах.

В качестве примера для всех приведу художника Рустема Скибина, организовавшего настоящее небольшое производство, мастерицу Тамару Ключкину. Она владеет оборудованием и технологиями машинной вышивки и тоже производит недорогую популярную качественную продукцию в больших количествах. Нужно отметить также мастера Эдема Ганиева, который начал с прошлого года заполнять рынок своими керамическими изделиями.

Есть замечательные художники, изготавливающие эксклюзивную продукцию на заказ — гончары, ювелиры, вышивальщицы. Среди них Айдер Асанов, Эльвира Османова, Эльдар Гусенов, Айдер Абибуллаев, Хатидже Юнусова и другие.

Нам сегодня не хватает масштабов. Работают всего двое ткачей, объединение вышивальщиц «Арслан» в Бахчисарае, которым руководит  Зарема Мустафаева. Они производят много прекрасных вышитых изделий. Я с ними провел семинары по усвоению национальных орнаментов, у них в этом плане все правильно поставлено. Технике татар ишлеме – глухой двусторонней татарской глади их обучала Эльвира Османова.

Вышивки в технике золотое шитье находят применение в свадебном обряде, национальном костюме. оформлении музейных интерьеров. Для невест на свадьбы заказывают фесы и «Къуран-къапы». Существует большой спрос на вышитые марама (заказывают для невест и для подарков пожилым женщинам).

В существующих сегодня магазинах — большой выбор — от дешевых и невысокого качества до дорогих, качественных, изысканных, с художественной точки зрения, образцов.

IMG_3937

— Как обстоят дела, например, с возрождением кожевенного производства (в старину в Крыму и за его пределами славились национальная кожаная обувь и т. п.)?

— Никак. Это надо восстанавливать. Есть, например, человек, который шьет домашнюю обувь. Она пользуется спросом. Я предлагал ему расшивать обувь национальной вышивкой (я пробовал по коже — это получается). Но человеку это не нужно, ему хватает того, что он зарабатывает…

Понимаете, искусству нужны люди одержимые.

В мои проекты входят люди, которые любят это искусство, жить без него не могут… Коммерческая сторона — это уже второй вопрос, это со временем приходит, если человек действительно с любовью делает что-то, то его произведения находят своего покупателя.

IMG_3938

— Какие традиционные ремесла крымских татар канули в Лету? Камнетесное, например?

— У нас и вчера и сегодня, традиционно изготавливали баш-таш — надмогильные памятники. В старину это были композиционно и каллиграфически совершенные произведения искусства. Сегодня этим грамотно никто не занимается.

Тем, кто сегодня изготавливает мусульманские надмогильные памятники — всего хватает, им не хочется учиться и совершенствоваться и постигать национальную традицию, понимаете?

Есть мастера, которым все равно, а есть те, кто хочет учиться, постигать.

Как в свое время Эльдар Гусенов — он окончил институт, стал искать себе учителя. Я помню, как он в библиотеке им. И. Гаспринского буквально «поймал» меня, «вцепился как клещ». Я познакомил его с Рустемом Скибиным, Абдюлем Сеит-Аметовым, они его научили гончарному, орнаментальному искусству, Эльдар Гусенов сегодня — великолепный мастер с высшим художественным образованием — вот он пришел к нам учиться, он понимал, что ему не хватает конкретных знаний.

Есть просто ремесленники — обтесал камень — ему за это заплатили — зачем ему заморачиваться какими-то национальными надписями, орнаментами? Ему это не нужно!

 

— Строительство домов и оформление интерьеров в национальном стиле — насколько востребовано у крымских татар? Что мешает народу массово этим заняться?

— У нас вообще отсутствует концепция национальной архитектуры. Я не знаю ни одного архитектора, который работал бы над темой, чтобы он разобрал теоретически, что такое наша старинная архитектура, как она связана с сегодняшним днем, как она может быть использована сегодня…

Когда я приехал в Крым, передо мной стояла задача — построить дом. Я тогда задумался: а что такое крымскотатарский дом, а как он должен быть построен и т. д. Про интерьер тогда речи не было — важно было стены поднять, крышу накрыть…

Понятие интерьера в национальном стиле актуальным стало лишь сегодня. Зажиточные люди имеют возможность покупать коллекцию антиквариата и воссоздать комнату в крымскотатарском стиле: раф для посуды керамической и медной, вышивки, килимы и др.

Мы сейчас оформляем частный музей в Карасубазаре, у нас там должен быть воспроизведен фрагмент татарской комнаты с ее обитателями.

Еще два успешных объекта: чебуречная в Карасубазаре и кофейня в Бахчисарае — я делал их проект вместе с художником Зубеиром Кадри-Заде.

Мы сделали ландшафтный дизайн ресторана «Ак-Кая» в Карасубазаре. На феодосийской трассе стоит декоративная скульптура — чебурек, выполненная по моему эскизу.

Мы с Зубеиром Кадри-Заде и сегодня работаем над этническими интерьерами и экстерьерами. Вводим, например, в экстерьеры ресторанов традиционные фонтаны – чешме. На детской площадке проектируем качели в виде Алтын бешика и горку в форме Аю-Дага.

 

— Как складывается судьба вашего популярного проекта «Крымский стиль»?

— Проект находится уже в такой стадии, когда каждый мастер работает самостоятельно. Если планируется какая-либо выставка, мы собираемся, готовим ее сообща.

Недавно обучили целую группу вышивальщиц, организатором курсов выступил магазин «Хазине».  Хатидже Юнусова обучала желающих технике мыкълама, Эльвира Османова обучала технике татар ишлеме. Я обучал орнаментальной грамоте, языку орнамента.  Обучение выявило особо одаренных людей. Например, к нам на курсы пришла талантливая женщина Эльвира Муслядинова. Она прекрасно исполнила учебные работы, а также создала панно в новой для нас технике гильоширование — выжигание по ткани.

Не так давно состоялась совместная выставка в Центральном музее Тавриды. На ней экспонировались рисунки, вышивки, выполненные рукой Адавие Эфендиевой, знаменитой нагкаш. Она в 1930-е годы прошлого столетия создала сотни эскизов, рисунков для артелей вышивальщиц, которые делали свою продукцию на экспорт. Артели объединяли около 350 вышивальщиц во многих селах и городах Крыма. Тогда уже думали и практически создали художественную промышленность на полуострове.

 

— На ваш взгляд, каков уровень обучения художников в Крыму?

— У нас есть старейшее учебное заведение со своими традициями — художественное училище им. Самокиша, все крымские художники — выпускники этого училища. Что касается других выпускников, то я не вижу результатов их деятельности.

Когда-то ко мне пришли две талантливейшие девушки — выпускницы КИПУ — это Юлия Тулупова и Ирина Патракова, они внесли свой вклад в развитие традиционного искусства. Юлия — моя ученица, прекрасно вышивает, делает потрясающие панно, великолепно знает крымскотатарские орнаменты… КИПУ дал ей общую подготовку (рисунок, живопись), а профессионально она выучилась у меня.

Также Ира Патракова — она оставила ряд талантливых работ, она расписывала открытки, делала графику, с увлечением и огромной любовью преподавала в школе детям крымскотатарские орнаменты.

Она уехала в Норвегию, окончила магистратуру, темой ее научной работы стала крымскотатарская вышивка (эта работа опубликована).

Вот эти два человека, которые вышли из стен КИПУ и которые, обучившись у меня, стали мастерицами высокого уровня.

А в основном в Крыму в национальном стиле работают сегодня мастера, которых когда-то объединил проект «Крымский стиль», пришли несколько человек из объединения «Арслан» (Бахчисарай),  в их числе вышивальщицы Хатидже Османова, Лиля Каишева (кстати, правильно писать — «золотное» шитье, а не «золотое»).

 

— Вы имеете высшее музыкальное образование. Пользуясь случаем, хочу спросить ваше мнение относительно сегодняшнего уровня современной крымскотатарской музыкальной культуры. На ваш взгляд, в каком состоянии она находится?

— Я не отслеживаю состояние крымскотатарской музыкальной культуры и знаю тему достаточно поверхностно.

Но хочу отметить, что это тот вид культуры крымских татар, который всегда активно развивался, несмотря ни на что, при любых обстоятельствах.

Это наша традиционная музыкальная культура, которая держится на свадьбах. Свадьба — на которой музыкант может заработать. То есть народ всегда инвестировал и инвестирует в свою традиционную музыкальную культуру.

У нас огромное число талантливых музыкантов. Там, где платят, всегда находится кому играть, существует большая конкуренция в этом вопросе. Это оказалось залогом жизнеспособности вида искусства и проявления большого количества талантов на этом поприще.

Что касается традиционной музыки…

Я однажды был на крымскотатарской свадьбе, и я не услышал ни одной крымскотатарской мелодии. То есть это совершенно уродливое явление.  Если родители достаточно принципиальны, то они обычно ставят условие — чтобы на свадьбе звучала крымскотатарская музыка. Это способствует сохранению нашей традиционной музыкальной культуры.

Наш народ всегда был охоч до всякой-разной музыки. Это явление свойственно нашему народу, он необычайно музыкален.

Есть воспоминания одного немецкого этнографа, которая в 1920-1930-е годы приехала в Бахчисарай и побывала на крымскотатарской свадьбе. Она побывала там, где находились мужчины, и удивилась тому, что они танцуют даже под «Марш Буденного»(!). Но я думаю, что кроме марша там звучали и наши исконные народные мелодии.

Родители нашей молодежи должны помнить, что только мы сами можем сохранить свою традиционную музыку, она сама по себе не сохранится никогда.

Традиционная музыка развивается, появляются новые инструменты.

Например, в XIX веке были совершенно другие музыкальные инструменты, в середине ХХ века появились кларнет, труба — это инструменты, которые остались после Первой мировой войны, ими овладели наши музыканты. Затем появились электронные инструменты — делаются интересные аранжировки народной музыки, это все развивается…

Когда звучало радио «Мейдан», меня немного удручало обилие крымскотатарской попсы. Она не очень качественная была, на мой взгляд. Но были интересные образцы — в стиле реп, например. Был вокальный ансамбль «Бельбек» с замечательным репертуаром, составленным со вкусом.

У них — чистейшее многоголосие, я считаю, руководитель ансамбля — талантливый человек — сделал большое дело для нашей музыкальной культуры.

Наверно, этот жанр менее востребован, чем попса. Но я, как человек с музыкальным образованием, очень позитивно воспринимал эту музыку. Сейчас я ее слушаю, у сына эта музыка записана, эти песни замечательные звучат у нас до сих пор. Как «Битлз».

Есть у нас Энвер Измайлов, знаменитый на весь мир, из фольклористов — Джемиль Кариков, он делает свое дело профессионально, интересно… Хотя я на старинных гравюрах с изображениями крымских татар нигде не видел саза. На гравюрах изображены вертикальные струнно-смычковые инструменты — скрипка с шарообразным резонатором (аналогичная тюркским инструментам), даре и духовые инструменты: къавал, тулуп-зурна… Но саза нигде нет. Он, может быть, использовался как камерный музыкальный инструмент для игры в помещениях. Его изображений на старинных гравюрах я не встречал. Только струнно-смычковые, духовые и ударные инструменты…

 

— Ваши творческие планы?

— Работать дальше. Мне предложили издать сборник моих статей. Сотрудничаю с музеем по изданию каталога.

Планирую живописью заниматься, я, кстати, побывал в прошлом году на двух живописных пленерах, этнографией…

Хотелось бы собирать, изучать наше культурное наследие. Если можно так выразиться, оно разворовывается, ее приписывают кому-то — музыку нашу, декоративно-прикладное искусство, устный фольклор, язык, танцы… Зачастую это делается руками наших же крымских татар…

Хотелось бы, чтобы исследовательская работа в этом направлении проводилась грамотно и профессионально.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65