Курс валют USD 0 EUR 0

Мунир АБЛАЕВ:  В крымскотатарском  танце сокрыт генетический код, раскрыть который дано нашим потомкам…

Комментариев: 0
Просмотров: 243

На этой неделе крымскотатарская общественность чествовала любимого народного танцора, хореографа, заслуженного  артиста Украины Мунира Аблаева, отметившего свою 65-ю весну.   Директор Республиканской крымскотатарской библиотеки им.И.Гаспринского  Гульнара Ягьяева, открывая 16 мая  юбилейный бенефис «Я наслаждался высоким Танцем», с особой теплотой отметила,  как с детства росла на концертах ансамбля «Хайтарма», где  всегда в танце блистал Мунир Аблаев.  Ведущая мероприятия Эльмаз Велиева в присущей ей манере ведения дружеского диалога провела экскурс к истокам возрождения крымскотатарского танца в местах спецпоселений  и осветила яркие страницы биографии юбиляра. Сам артист, анализируя  творческий путь,  рассказал о своих первых шагах в высокое искусство Танца и связанной с ним более полувековой деятельности.

— Я рос в большой, веселой и шумной семье, где воспитывалось пятеро детей. Родители любили петь и танцевать, это, безусловно, передавалось и нам – детям. В школьные годы в нашем поселке Южный Аламышик в Узбекистане, куда были сосланы родители, открылся кружок танцев. Я начал заниматься в нем, всем стало нравиться, как я танцую, и мне нравилось. С тех пор  все и пошло…  Уже в 14-летнем возрасте, когда я узнавал, что в поселок  с концертом приезжает ансамбль «Хайтарма», то  забывал о школе и с утра сидел и караулил  артистов, и так до самого их отъезда.  Во время одного из таких приездов «Хайтармы»  я  попросил посмотреть мое исполнение. Мастера танца Аким Джемилев и Селиме Челебиева посоветовали: «Сынок, тебе учиться надо!», и дали адрес Ташкентского хореографического училища, которое, кстати, славилось маститыми преподавателями, эвакуированными в годы войны из Москвы, Ленинграда, Киева.

Достигнуть настоящего мастерства в танце — это колоссальный труд, наверное, сопоставимый с трудом шахтера.  Физически тяжело, многие не выдерживали. Не зря перед приемом в училище проходишь тщательный медицинский осмотр. У меня были проблемы с гландами, так  мне сказали, что не примут, пока не удалю.  При физических нагрузках не выдерживают сердце, легкие, суставы… И сценическая жизнь  танцоров поэтому короткая  — 20 лет, и на пенсию. Танец любит юность, задор, темперамент. Танец любит развитие, ничто не стоит на месте, все постоянно развивается, совершенствуется.  Человек раньше передвигался на осле, на арбе, сегодня на автомобиле и самолете. В мою юность, чтобы поговорить  с близкими, за три дня отправляешь телеграмму  и вызываешь на переговоры в телеграф, едва успеваешь  пару слов сказать, а сегодня общаемся по видеосвязи  из любой точки мира.  Так и с танцем, мир уже по-другому танцует. Танец требует переосмысления.  Да, у народного танца есть база, нерушимый фундамент,  на нем и основываются вся композиция и рисунок танца.  Я десятки лет играл на крымскотатарских свадьбах, зарабатывал, чтобы прокормить семью,  это помогло мне прочувствовать народную музыку, узнать фольклор. За эти годы я много наблюдал: какую мелодию заказывают гости, как танцуют  те, кому посчастливилось  жить и расти в Крыму.   Наиболее часто повторяющиеся движения я брал у народа, перерабатывал и снова отдавал народу уже в виде новых хореографических постановок.  Поэтому-то они и стали близки народу и нашли в его сердцах отклик. В танце важно не только отточенное движение, в танце важны душа, смысл, что ты хочешь сказать этим танцем, какие чувства передать.  А так, без смысла, без сюжетной линии — это аэробика с  крымскотатарскими движениями.  Танец через себя пропускаешь и передаешь образ. Каждое движение пальца, плеча, взгляд – это маленький сюжет, намек, имеет определенное значение, посыл.

Еще в годы учебы, в своей дипломной работе я досконально расписал всю отработку крымскотатарских движений у станка.  Завкафедрой, ознакомившись с этой работой,  одобрительно сказал: если немного доработать, спокойно можно по ней  кандидатскую защищать.  А я тогда еще был студентом.

Крымскотатарский танец  уникален и ритмически сложен.  Не каждый балетмейстер  способен ритмически высчитать под наши мелодии движения.  Возьмем, к примеру,  довольно популярный «Чобан оюны».  Как оказалось, ноты его состоят из трех частей. Все хореографы и танцоры берут только первую и третью части. Когда я взглянул на ноты второй части, понял их ритмическую сложность, там 11/8. Как под такой ритм ноги, движения вставить? Но раз у нашего народа есть такая музыка, значит, и танец  нужно  суметь  поставить.  Получился очень хороший танец.  Артисты Крымскотатарского театра исполнили его к 70-летию Февзи Алиева.

Молодым, подающим надежды выпускникам Ташкентского хореографического училища Муниру Аблаеву и Джемиле Османовой прочили блестящую карьеру в престижных узбекских коллективах. Мунира направили на работу в Театр оперы и балета им.А.Навои, а Джемиле – в ансамбль «Бахор», но они выбрали не перспективный в те годы, по понятным причинам, крымскотатарский ансамбль «Хайтарма», который практически был невыездным по политическим соображениям партии и правительства. С тех самых пор, с 1980 года Мунир Аблаев и Джемиле Османова стали яркими и талантливыми солистами, благодаря которым крымскотатарское хореографическое искусство заискрилось, заиграло новыми красками и новыми гранями.

В ходе мероприятия Эльмаз Велиева представила ряд уникальных фотографий из архива библиотеки и личного архива юбиляра, книгу Яя Шерфединова «Звучит Хайтарма» с фотоиллюстрациями танцующей пары, а также сюрприз – поздравление по видеосвязи от Джемиле Османовой из Турции, выразившей слова восхищения талантом своего партнера, с которым связаны долгие годы сотрудничества и дружбы.

Свой талант, энергию и силы Мунир Аблаев все эти годы направлял на сохранение и развитие крымскотатарского искусства в Государственном крымскотатарском ансамбле песни и танца «Хайтарма», фольклорном ансамбле «Къырым», Крымскотатарском академическом музыкально-драматическом театре, представлял крымскотатарские национальные танцы в Украине, Турции, Румынии, Германии, Голландии, Бельгии, Болгарии, России. Поставленные им концертные  программы «Хына геджеси», «Агъыр ава ве хайтарма», «Дервиза», «Мераба, Наврез», «Чокърак башында», «Миллетим», «Ойнайык, кулейик» и другие были яркими и запоминающимися. Постановки спектаклей «Мисхор къызы», «Бахчисарай чешмеси». «Дубаралы той», «Орман тюркюси» и ряд других тоже связаны с именем этого хореографа.  Мунира Аблаева приглашали на постановку крымскотатарских танцев  в узбекский ансамбль «Бахор», в профессиональные коллективы   Татарстана и Беларуси. Востребован талант Мунира Аблаева и как педагога, его самодеятельный ансамбль «Тесселли» на протяжении 30 лет не раз становился лауреатом различных конкурсов и фестивалей. Его две дочери  Айше и Майре тоже посвятили себя танцевальному искусству, приумножая и продлевая славу династии артистов.

Единственная, до сих пор несбывшаяся мечта-задумка хореографа  — это создание в Крыму профессиональной школы крымскотатарского танца. Танцевальные ансамбли, кружки и студии, конечно, сегодня стали популярны и даже модны, но они  не способны на должном профессиональном уровне развивать крымскотатарское искусство. Необходима профессиональная серьезная база, на которой готовились бы будущие хореографы и балетмейстеры, нужны научные труды, кандидатские и докторские по  крымскотатарскому танцу.

Весь мир восхищается уникальностью и неповторимостью нашего танца, в котором сокрыт генетический код, изучить, раскрыть и популяризировать который дано нашим потомкам, а мы должны его суметь сохранить и передать следующему поколению, уверен юбиляр. Ученики Мунира Аблаева — Сусанна Меметова и Руслан Гринчук дополнили слова своего учителя прекрасным исполнением национальных танцев, а присутствовавшие выразили свои поздравления и слова признательности высокому искусству Танца и народному любимцу Муниру Аблаеву.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65