Курс валют USD 0 EUR 0

Муслим Шейх-Аметов и его вклад в национальную библиотеку и борьбу за права народа

Комментариев: 0
Просмотров: 67

К 100-летию со дня рождения

Два тома раритетного издания «Досуги Крымского судьи или Второе путешествие в Тавриду» Павла Сумарокова, печатавшиеся по высочайшему повелению в Санкт-Петербурге в императорской типографии в 1803 и 1805 годах, составляют золотой фонд Республиканской крымскотатарской библиотеки имени Исмаила Гаспринского. Истоки судьбы этих ценных книг – как они попали к букинисту и кому принадлежали прежде — теперь уже, конечно, не узнать, но жизненный путь человека, сумевшего найти и сохранить их для будущей национальной библиотеки, заслуживает уважения и доброй памяти. О нем наш сегодняшний рассказ, основанный на его личном архиве и рукописях. Это хорошо известный среднему поколению активных участников борьбы крымских татар за свои права Муслим Шейх-Аметов. Это он, осознавая бесценность истории и культурного наследия нации, 20 марта 1998 года передал в дар национальной библиотеке эти тома, сопроводив обстоятельным описанием подарка и мотивами своего поступка.

Раритет из лавки букиниста

14 апреля 1967 года, заглянув в букинистический магазин на ул.Пушкина в Москве, Муслим Шейх-Аметов приметил первый и второй тома библиографической редкости — «Досуги Крымского судьи или Второе путешествие в Тавриду» Павла Сумарокова (более 200 страниц, каждый с 48 гравюрами и графическими картами). Просили за них 500 рублей – сумма по тем временам немаленькая, тем более для стесненного в возможностях и средствах крымского татарина.
Несмотря на все притеснения коренного народа Крыма, черные годы жизни на чужбине, мы все знали о том, что зарождается новый, светлый день возвращения на исконную землю, и высоко несли свое небесно-голубое знамя, не прекращая борьбу за право жить на родине. Будучи твердо уверенным в том, что в Крыму с возвращением коренного народа на родину будут открыты национальные библиотеки, школы и музеи, я сохранил и привез эти книги, написал Муслим-ага. – Эти две книги, дополняющие пути-страницы истории нашего народа, мой подарок библиотеке имени Исмаила Гаспринского.
Вот так уникальные тома из московской букинистической лавки в 1967 году попали в руки крымского татарина, активного участника национального движения. С ним отправились из российской столицы в Нальчик. И годы спустя оказались в Крыму. С 1998 года два ценных тома хранятся в отделе редких книг, архивных рукописных материалов национальной библиотеки им.И.Гаспринского.

«Крымские эскизы» — мой истинный дар нашей Крымскотатарской библиотеке…»

Так подписал Муслим Шейх-Аметов свой очередной щедрый подарок 7 июня 1999 года. К сожалению, мы не располагаем деталями и предысторией приобретения им 9 тома сочинений А.Спендиарова. Но приведем текст официального письма, которое было отправлено 18 ноября 1980 года, и оно проливает свет:
«Уважаемый тов. Шейх-Аметов!
Посылаем Вам IX том сочинений А. Спендиарова, в котором опубликованы обе редакции «Крымских эскизов». Спасибо Вам за присланную вырезку из газеты.
С наилучшими пожеланиями, председатель Правления Союза композиторов Армении Э.М. Мирзоян». К сему документу в личном архиве Шейх-Аметова прилагается и квитанция на получение заказной бандероли. Спустя 19 лет, 7 июня 1999 года, золотой фонд библиотеки им.И.Гаспринского пополнился 9 томом полного собрания сочинений А.Спендиарова, 1950 года издания.

Честь имею представить Дарителя

Такие вот личности живут среди нас и в меру своих сил и возможностей стараются вносить свою лепту в сохранение культурно-исторического наследия. Имею честь представить вам немного ближе одного из них. Он сумел проявить себя, казалось бы, в разных сферах: национальное движение, меценатство, публицистика, писал стихи, принимал активное участие общественной жизни и даже в работе над «Справочником личных имен народов РСФСР», о чем в разделе «Крымскотатарские имена» свидетельствует авторство «А.В.Суперанская и М.А.Шейх-Аметов. Раздел отредактировал Э.В.Севортян».
Муслим Шейх-Аметов родился в селе Джадра Шейх-Эли Джанкойского района. После полудня 2 января 1924 года снежно-вьюжный день ознаменовался первым криком новорожденного и радостным событием. Это был первенец в семье, к тому же мальчик, а значит – наследник и продолжатель рода. По этому поводу в кругу родных и близких был выпит козь айдын къавеси – ритуал, сопровождающий благую весть, и щедро одарена эбанай – бабушка, принявшая роды.
После окончания сельской начальной школы, затем семилетки школы-интерната в Джанкое, Муслим – так нарекли Шейх-Аметовы первенца — поступил в Ялтинский педтехникум, который окончил как раз накануне войны, в 1941-ом. На фронт его еще не призвали по возрасту, а от гитлеровских облав по угону молодой рабсилы в Германию ему приходилось прятаться в бурьянах и стогах сена. С освобождением Крыма в апреле 1944 года его призвали в трудармию. Из Симферополя в отдельных вагонах в числе таких же, как и он, соотечественников его отправили в город Гурьев и бросили на строительство нефтеперерабатывающего завода. Жили в нечеловеческих условиях. В тесных, сырых землянках, где до них содержались заключенные. Работали под надзором вооруженных охранников, которые также следили за выполнением нормы. Молодые люди гибли от непосильного труда, голода и антисанитарии. Ближе к завершению строительства часть выживших отправили, скорее всего в Марийск, на очередное строительство, а оставшихся, среди них был и Муслим, оставили в качестве рабочих этого завода, выделив койку в общежитии и поставив на спецучет.

Санкт-Петербург, июль 2001 г. Э. Озенбашлы, М. Шейх-Аметов, Ю.Кандымов, Я. Ипчи. На фестивале национальной культуры балкарцев и карачаевцев, г. Нальчик, 1991 г.

Лишь в марте 1948 года Муслим Шейх-Аметов смог перебраться к семье, оказавшейся в результате насильственного выселения в станционном поселке района Мерке Джамбульской области Казахстана. Мать и двое младших детей семьи оказались в числе 46,2% жертв депортации. Здесь Муслим устроился учителем в 3 и 4 классах русской школы, но ненадолго, руководство, спохватившись, что он из крымских татар-спецпереселенцев, тут же его уволило. Пришлось заняться торговлей. Окончив в Алма-Ате торговый техникум, Шейх-Аметов прошел путь от простого работника прилавка до заведующего торговлей райпотребсоюза.
В 1967 году, несмотря на карьерный рост, вполне достойную работу, уговоры и убеждения руководства, он решает с семьей вернуться в Крым. Но путь на родину для крымских татар оказался закрыт. Пришлось остановиться в городе Нальчике.
Возвращение на родину обернулось годами мытарств, борьбы и отстаивания своих прав. Вместе с единомышленниками он поддерживал тесную связь и переписку, оказывал информационную поддержку национальному движению крымских татар, которое активизировалось среди соотечественников в Нальчике и по всей Кабардино-Балкарии. Ночью и днем съезжались на машинах на встречи и собрания, подключая детей и родных.

После конференции к 140-летию со дня рождения И. Гаспринского, М. Шейх-Аметов (второй справа), г. Симферополь, 19-23 марта 1991 г.

В первую свою поездку в Москву Шейх-Аметов был делегирован как представитель от Ангрена, хотя проживал на тот момент в Нальчике. Из Бекабада был Муаррем Мартынов, из Ферганы — Муксим Османов. Было много работы по подготовке документов, рассылке писем и телеграмм, разных приемов и встреч. Денежные вопросы и учет народных средств — кассы — был поручен Шейх-Аметову. В Москве собирались в квартире Эсмы Улановой, где он познакомился с Басыром Гафаровым, Аблякимом Гафаровым и многими другими интересными личностями. Национальная борьба свела его и с Амет-Ханом Султаном в его доме. Встреча эта, по мнению Шейх-Аметова, была весьма полезной и плодотворной, поскольку, Амет-Хан располагал некоторыми сведениями от секретаря президиума Верховного Совета СССР Михаила Георгадзе.
Шейх-Аметов был знаком с балкарским поэтом Кайсыном Кулиевым и калмыцким – Давидом Кугультиновым. Встречался с известным крымскотатарским классиком Эшрефом Шемьи-Заде и переписывался с ним. В один из приездов в Ташкент Эшреф-ага пригласил его к себе домой и познакомил с приехавшим из Самарканда Бекиром Умеровым. Он вел переписку с Идрисом Асаниным, Сеитумером Эмином, и лично познакомился с ними уже в Крыму.
Супруге Муслима Шейх-Аметова, которая все эти годы была верной спутницей и помощницей во всех делах (она не раз доставляла письма и документы в Москву, когда для активных участников движения это становилось уже невозможным), не суждено было вернуться в Крым. Две дочери, будучи студентками института в Ленинграде, на печатной машинке размножали и распространяли письма и обращения.
Обо всем этом Муслим Шейх-Аметов написал в автобиографии в 2001 году, за семь лет до своей кончины, и передал свой личный архив с документами, фотографиями и письмами в фонды Крымскотатарской библиотеки.
Есть над чем работать пытливому исследователю.

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65