Курс валют USD 0 EUR 0

Нариман РЕШИТОВ: Выпускник национальной школы должен быть конкурентоспособен

Комментариев: 0
Просмотров: 94

Для этого нужны сильные кадры и материально-техническое обеспечение

 

Более четверти века назад, с началом массового возвращения крымских татар на родину, для сохранения родного языка в Крыму остро встал вопрос открытия крымскотатарских национальных классов и школ. Это вызвало необоснованное беспокойство  и рьяное сопротивление со стороны отдельных чиновников. О том, как удалось выдержать это противостояние и добиться открытия Майской школы с крымскотатарским языком обучения в п.Азовское Джанкойского района, задачах и проблемах национального образования — в сегодняшней беседе с человеком, стоявшим у истоков этого начинания  и более 20 лет возглавлявшим данное учебное заведение, Отличником образования, ветераном труда Нариманом Решитовым. И повод более чем подходящий  — в эти дни он отмечает свое 60-летие. Накануне знаменательной даты мы встретились с Нариманом-оджа — он, будучи по натуре деятельным и активным, выезжал в Сакский район решать вопрос о переименовании одной из улиц в селе Башмак  и присвоении ей имени его отца — уроженца этого села, прошедшего трудовой путь от рабочего до руководителя крупного предприятия, Месута Решитова, и смог побывать у нас в редакции, поделиться своими мыслями и опытом.

 

 

Рожденные на чужбине, вскормленные  любовью к родине

Удивляет и восхищает, как те, кто родился за тысячи километров от родной земли, прониклись непреодолимой любовью к ней и чувством особой привязанности. Рожденный ровно 60 лет назад, ноябрьским днем, в многодетной семье, заброшенной по воли рока в узбекский совхоз Баяут-3 Сырдарьинской области, Нариман — один из них.  Здесь  его отец Месут  Решитов связал свою судьбу с Зерой Гафаровой, родом из с.Акмонай Ленинского района. Семья была большой и дружной, растили пятерых детей, с ними жила бабушка и, в одном дворе, ее сестра, у обеих мужья погибли на фронте. За ужином собирались более десяти человек, делились новостями, обсуждали проблемы — и только на родном языке.

— Бабушка и мама хорошо знали крымскотатарский фольклор, народные песни. По вечерам, когда приходили гости, звучали народные мотивы, — рассказывает Нариман-оджа. – Дедушка, по материнской линии, хорошо читал Коран, и долгие годы был муллой в совхозе, обладал даром исцеления.

Нариман в такой атмосфере рос любознательным и старательным, с раннего детства, еще в начальных классах, он начал задумываться, как, почему крымские татары, у которых есть своя родина Крым, оказались вдруг в чужом краю. Отсюда проявился интерес к истории рода, семьи, своего народа. Уроки истории, географии, литературы стали любимыми предметами. Но и в спорте, конечно, не отставал – играл в школьной футбольной команде, а в соревнованиях по легкой атлетике уже в студенческие годы занимал призовые места.

Н.Решитов с родителями и братом Эрфаном…

— Крымские татары в совхозе Баяут-3 славились своим трудолюбием, сплоченностью и добротой. Мы все старались помогать друг другу в тяжелые года депортации. Дома наших соотечественников отличались чистотой и уютом, цветниками, садами во дворе. Сам слышал, как председатель сельсовета или учитель давал наставления своим землякам: «Вот, учитесь у крымских татар. Их дети воспитаны, хорошо учатся, стремятся к знаниям, знают и свой родной и наш и другие языки, а какие у них дома  и дворы ухоженные!»

…с супругой Фатиме и сыном Назимом, 1985 г.

Мы действительно свободно общались на узбекском и таджикском языках, хорошо владели русским, изучали немецкий в школе. В каждой семье  была небольшая библиотека с художественной литературой. Дома общались только на родном языке, все выписывали газету «Ленин байрагъы» и журнал «Йылдыз». Учителями в школе были в основном крымские татары, половину моего класса составляли тоже мои соотечественники, были и карачаевцы и балкарцы, так же, как и мы пережившие геноцид и депортацию. Многие крымские татары — выпускники школы №23 Баяутского района — стали известны и успешны в Узбекистане, а после возвращения — и в Крыму. Это и Левзие Гафарова (Кадырова) – одна из первых учителей крымскотатарского языка и литературы в Крыму, и Кубедин Салядинов – старший преподаватель КИПУ, и кандидат экономических наук Мерьем Ваниева (Эсатова), учитель математики в Сакском районе Урмус Эмирзакова, мастер спорта, чемпион Узбекистана по вольной борьбе Сабри Мустафаев, и бывшая завфондов Крымскотатарского музея культурно-исторического наследия Эльмира Чалбаш, и это далеко не полный список.

 

Учитель – это педагог, психолог и оптимист

— Нариман-оджа, что определило выбор педагогической профессии?

— Я благодарен и родителям и учителям Баяутской школы №23, которые сумели привить мне стремление к знаниям. Для того чтобы быть услышанным, бороться цивилизованными методами с системой и добиться возвращения на родину, нужно быть образованным и высококультурным человеком, а это дают только знания и умение передать их другим. Поэтому я поступил и успешно окончил в 1980 году филфак Сырдарьинского госпединститута, получил специальность учителя русского языка и литературы. Несколько лет преподавал в своей родной школе русский язык и литературу, историю и крымскотатарский язык.

 

— Что, на ваш взгляд, не приемлемо в педагогике?   

— Нельзя подрывать в ребенке веру в себя. Недопустимо для педагога сказать ученику: у тебя ничего выйдет, из тебя ничего путного не получится. Каким бы ни был ребенок, нужно в нем видеть, прежде всего, личность. Напротив, учитель должен мотивировать, внушать уверенность и оптимизм. Помочь, подтолкнуть, подсказать, подбодрить и похвалить. Не из каждого  получится ученый, поэт или художник, но из каждого нужно стремиться вычленить что-то лучшее, светлое, полезное для самого ребенка и общества, поверьте, в каждом оно есть, только нужно уметь его разглядеть. В этом-то и задача педагога. Читал воспоминания Махмуда Эсамбаева о том, как в школе его била по рукам линейкой учительница, ругая и оскорбляя, а он, когда стал известным танцором, пригласил ее на свой концерт, чтобы  показать, чего он смог своим увлечением и трудом добиться в жизни. Так чей урок заслуживает уважения — решайте сами. Без знания детской психологии, любви к своей работе, стремления систематически работать над собой — в педагогике нечего делать!

 

Национальная школа – флагман образования

— Что дает ребенку обучение в национальном классе, школе?

— Во-первых, осознание кто он такой. Чувство самоидентификации особо значимо – это уважение к самому себе, своему народу. Будущее за крымскими татарами, знающими как минимум три языка, и в их числе обязателен родной. Знание крымскотатарского языка помогает в понимании и общении с тюркскими народами. Это нас сближает и объединяет. Воспитательный процесс в национальном классе, школе поставлен согласно вековым традициям. Уважение к старшим, учителю, приветливость, высокие нравственные качества поставлены во главу угла. К примеру, в Майской школе с крымскотатарским языком обучения, где я работал директором, среди почти 300 учащихся не было ни одного случая серьезного конфликта или драки, преступлений или правонарушений, ни один ученик не попал на комиссию по делам несовершеннолетних. Школа наша на хорошем счету, поэтому многие родители, и не только крымские татары, стремятся, чтобы их ребенок поступил именно к нам, поэтому и классы у нас переполнены. Школа-то рассчитана на 230-250 учеников.  Каждый народ должен стремиться сохранить свой родной язык, и национальная школа должна стать флагманом образования. Для этого нужны сильные кадры и материально-техническое обеспечение. Скажу на примере нашей школы: здание не типовое, это реконструированное помещение детского сада, только недавно у нас появились спортплощадка и в каждом кабинете интерактивные доски. Отсутствуют спортзал и мастерские. Это здание тесно для 300 учащихся и не способно вместить всех желающих. А кадры в Майской школе, как говорят, творческие мастера своего дела. В первые нелегкие годы становления коллектива особую лепту внесли педагоги, которые сейчас уже на заслуженном отдыхе: Э.Азизова, Х.Ниметуллаева, Х. Аблякимова, Х. Энверова, С.Нафиева, Э. Алиева, Г.Арсланбекова, к сожалению, нет уже с нами учителя химии Сайде Муратовой. И выпускники школы, среди которых журналисты (Заслуженный журналист Крыма Ридван Халилов), работники телевидения, ученый-политолог, аспиранты, врачи, учителя, певицы Алие Хаджабадинова и Реяна Кадырова, солистка ансамбля «Къырым» Шекуре Абкелямова, фармацевты, предприниматели и фермеры, строители и рабочие – наша гордость. Все они с благодарностью вспоминают годы учебы, своих учителей, и каждый в меру своих сил, чем может, старается помочь своей школе.

1997-ой – крымскотатарская школа на родной земле

— Первые годы возвращения крымских татар давались нелегко. Приобретение жилья, прописка, трудоустройство были огромной проблемой, а об открытии национальных классов, школ и говорить не приходится.  Нариман-оджа,  расскажите, пожалуйста, как  вам удалось открыть в п.Азовское школу с крымскотатарским языком обучения?

— В 1988 году я с супругой Фатиме, с которой, кстати, познакомился в Сырдарьинской областной больнице, где она, выпускница Ташкентского мединститута, проходила интернатуру, и сыновьями — 4-летним Назимом и 2-летним Алимом, вернулся на родину предков, в Крым. Остановились в п.Азовское Джанкойского района. Меня переполняла радость, окрыляло чувство, что я на родной земле. Решил устроиться учителем крымскотатарского языка и литературы. Тут-то и начались мои многомесячные скитания по различным инстанциям. Гоняли из кабинета в кабинет, требуя то одну справку, то другую…  Наконец, 2 ноября  1988 года, в день моего тридцатилетия, я был принят учителем.   Помню, как дети кричали «ура», когда увидели  меня с учебниками в руках, как я провел первый урок. Тогда даже не верилось, что я преподаю крымскотатарский язык на родной земле. Приходилось начинать все с нуля. Даже право на выделенный мне поссоветом участок для строительства дома восемь месяцев отстаивал через суд. В 1990 году родилась идея открыть в поселке крымскотатарскую школу. Большинство жителей нас поддержало и подключилось к работе. К тому времени уже был открыт первый крымскотатарский класс и несколько учителей-крымских татар работали в Азовской и Майской школах. Основная проблема заключалась в поиске помещения для нее. Крымскотатарских классов становилось больше, они были переполнены. В 1993 году на нашу просьбу выделить участок  под строительство школы Азовский поссовет ответил отказом, а в коридорах действующей школы  появились стенды по истории народов Крыма, где крымские татары представлялись грабителями и работорговцами. После длительных препирательств с администрацией удалось добиться снятия этих провокационных стендов. Еще год обращениями, перепиской и пикетами добивались  пустующего старого здания курсов допризывной подготовки, но Джанкойский райисполком и поссовет снова отказали. Помимо преподавания в школе, мне приходилось согласовывать по проектным институтам и различным управлениям технические условия для строительства новой школы. Кроме 500 млн купонов, выделенных Госкомнацем  в 1995 году, которых едва хватило на постройку фундамента школы, средств никто выделять не хотел. Пустующее здание детского сада нам не только передать, а даже продавать категорически запретили. Два года бесконечных  и бесполезных мытарств вынудили родителей занять здание бывшего детсада. Ситуация накалялась, тройное оцепление милиции, угрозы возбудить уголовные дела, в нашем селе состоялось выездное заседание правительства Крыма, наконец, обещали выделить деньги на реконструкцию садика. Но, увы, … тогда решили вновь занять здание и ужаснулись: раковины и унитазы разбиты, розетки вырваны из стен, насос в котельной уничтожен… Вот так, саботируя буквально во всем, нам пытались отбить всякую охоту на открытие национальной школы. В самые сложные времена поддержку оказывали Ассоциация «Маарифчи», некоторые депутаты, национальные СМИ.

 

— Чем сегодня в селе занят крымский татарин?

— В первые годы возвращения соотечественники были более активны. С 1994 по 1998 годы  в селе были построены мечеть и медресе, открыта Майская школа с крымскотатарским языком обучения. Сегодня среди наших селян преобладает тенденция обеспечить материальный достаток семьи, дать образование детям, обеспечить возможность получить востребованную специальность – и это хорошо. Многие наши выпускники, а это порядка 50-60%, после окончания вузов или колледжей возвращаются в родное село. Более 1000 учащихся за 21 год работы выпустила наша школа и 40%  учителей — наши выпускники. Многие крымские татары занимаются предпринимательством, ведут фермерское хозяйство, содержат продуктовые или мебельные магазины. Радует, что в поселке вдвое увеличилась рождаемость среди крымских татар, если в среднем в год умирают 20-30, то рождаются – 70. К счастью, народ не утратил своей национальной черты – трудолюбия, так же, как и предки, стараются благоустроить свои дома и все вокруг.

 

— В этом году вы оставили пост директора школы, чем заняты теперь?

— Директорство оставил, но школу и обучение – нет. Веду в школе индивидуальное обучение:уроки истории, географии, крымскотатарского языка. Работаю над воплощением своей давней мечты – создание рядом с домом этнографического музея, где будет представлен традиционный быт и убранство жилища крымских татар, ведь скоро наши внуки не будут знать, как выглядят къона, сет. У нас сохранилось школьное личное дело моей мамы 1940-1950 годов, эти пожелтевшие от времени, написанные чернилами табели успеваемости, справки, характеристики – семейные реликвии — тоже станут ценными экспонатами будущего музея. А в перерывах между делами я нахожу успокоение в уходе за садом и огородом, выращиваю ради удовольствия розы, хлопок и арбузы. Супруга Фатиме работает главврачом Азовской врачебной амбулатории. Вместе радуемся успехам сыновей.  Назим работает в ГАИ, Алим  – врач-хирург Джанкойской районной больницы. У них уже свои семьи, а у нас с женой три внука – школьница  Зера, пятилетний Селим и годовалая Сабрие. Жизнь идет своим чередом.

* * *

Осознавая, с каким трудом и самоотверженностью боролась за создание национальных школ еще лет 20 назад общественность на местах, необходимо сегодня не упустить возможность и своевременно позаботится о статусе  новых типовых школ, строящихся в местах компактного проживания крымских татар, и сильных кадрах, способных превратить эти учебные заведения во флагманы национального образования.

Успехов вам, Нариман-оджа,  здоровья  и неиссякаемых сил на реализацию всего задуманного. Хайырлы яшлар олсун!

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65