Курс валют USD 0 EUR 0

Не радуйтесь, бедняки, кулацкому имуществу (Из крымскотатарской песни)

Комментариев: 0
Просмотров: 42

Ибраим Карадаглы с семьей после раскулачивания

Тема раскулачивания крымскотатарской деревни пока еще далека от детального рассмотрения и освещения в печати. Ряд исследователей приступали к изучению вопроса, но следует заметить, что за всевозможными постановлениями, решениями, статистическими данными стоят еще судьбы многих людей — расстрелянных, ­осужденных, высланных, и их имущества, национализированного и попавшего в другие руки. На моей памяти возмущение деда, ­уроженца деревни Гаспра, очевидца тех событий. Наличие крепкого хозяйства, созданного многолетним трудом не одного поколения, стало преследоваться по закону. Трудолюбивые, инициативные жители, имеющие в собственности дома, землю, скот, оказались виновными перед новой властью, их судьбу теперь решала в том числе и беднейшая часть деревни, сгруппированная в сельских советах. Наличие земельных участков, активное их использование под сады, виноградники, табачные плантации и огороды предполагало применение­ наемного труда, в силу того, что семья не всегда самостоятельно справлялась в хозяйствовании. А рабочая сила шла и просилась на работу в домовладения­. И рассказывали старики, как полуголодные, в прохудившейся одежде, приходили люди из-за Перекопа, поступали на работу ранней весной, а к зиме ­имели совершенно ­иной, уже человеческий облик. Хотя, следует оговориться, что моральные качества работодателя бывали разными. Впрочем, как и сейчас.
Еще на заре советской власти, по Конституции­ 1918 года, часть населения­ страны лишалась избирательных прав, которых в простонародье называли «лишенцами». К таким относили, в том числе, частных торговцев и тех, кто прибегал к наемному труду. Охота на крепких частных хозяйственников была открыта. Причем ограничения распространялись на всех членов семьи, взрослые лишались работы, дети – права учиться в школах и вузах. В городах семьи лишенцев в 24 часа выселялись из квартир, в селах – из домов. Лишенцев заключали в лагеря и подвергали высылке.
Как отмечает кандидат исторических наук Лидия­ Вакатова: «Массовыми лишениями избирательных прав сопровождалась коллективизация сельского хозяйства. При этом следует вспомнить, что к 1926 году в Крыму осталось в крестьянских хозяйствах всего 2% кулацких хозяйств, а середняцкие хозяйства составляли к тому времени ­уже 50%.
В 1928 году в Крыму проводились расчеты в связи с земельной реформой, обосновывающие существование­ тех или иных социальных групп. Авторы расчетов считали, что в степном Крыму, где почвы очень тяжелые, хозяйство, имеющее плуг и четыре головы рабочего скота, без наема рабочей силы, с посевом до 25 десятин, должно считаться середняцким. Но записывали в кулаки и лишали прав не эксплуататоров, а рядовых середняков и бедняков. Обратимся к фактам. В 1930 году был раскулачен, лишен прав и выселен из Крыма Мамбет Абиев, 55 лет отроду, имевший семью из 10 человек. Семья проживала в деревне Бой-Казак Биюк-Кашкаринского сельсовета. В их хозяйстве ­имелось 3 лошади, 1 корова и 75 овец. Все дети семьи были малолетними, и фактически работником он был ­один в семье, почему и прибегал к найму одного работника».
В архивах сохранилось немало документов с фамилиями лишенцев и раскулаченных. Так как крымские­ татары по своей численности народ небольшой и, несмотря на принудительный полувековой отрыв их от родной земли, связи с малой родиной не теряет, указанные документы могут представлять для них особый интерес. Как их предки перенесли годы лихолетья? Станет еще понятнее, как оказались известные крымскотатарские семьи в Узбекистане на 10-15 лет раньше депортации.
На прошлогодней встрече односельчан деревень Гаспра, Кореиз и Мисхор многих интересовала прошлая, довоенная жизнь. Скажем, она была непростая, радость, перемешанная с горем. Обнаруженные документы лишь тому подтверждение.

Список кулаков, изъятых в ночь с 8 на 9 февраля 1930 года ГПУ

Деревня Гаспра

Комурджиев Эмир Усеин
Мустафа Аджи Абибулла
Селихаев ­Сеит Иб­раим Мемет
Бари Абдулла
Халиль Усеин Билял
Сеит Джелил Чонтук
Мамут Сеит Осман
Керимов Джелил
Эмир Осман Бари
Комурджи Неби

Деревня Кореиз

Касим Смаил
Сеттаров Мустафа
Сеттаров Джеппар
Сеттаров Бекир
Куку Бекир
Кадыев Ибраим Мустафа
Кадыев Ибраим Смаил
Чалиев Ибраим Ашир
Ибраим Чауш

Деревня Мисхор

Чалиев Ашир
Асан Халиль

Дальнейший поиск документов дал следующие сведения.

Список лишенцев, кулаков и помещиков проживающих в Ялтинском районе по состоянию на 8 мая 1931 г.

Эмир Усеин Комурджи, д. Гаспра, 55 лет. Лишенец, кулак, раскулачен. Был в концлагере, освобожден. Ведет антисоветскую агитацию против Советской власти, на селе угрожает работникам сельсовета за то, что раскулачен.
Ибраим Карадаглы, д. Гаспра, 50 лет. Вновь лишен права голоса в 1931 году за эксплуатацию рабочей силы в сельском хозяйстве. Хозяйство имел: виноградника 1, ¾ га, под табаком ½ га, огород. Нанимал 3-х постоянных рабочих и 5 человек сезонных. Сдавал в аренду 7 комнат и в 4-х жил сам.
Мустафа Комурджиев, д. Гаспра. Занимался все время торговлей и сейчас торгует. Неоднократно лишался избирательных прав и восстанавливался. Сейчас вновь лишен. Был в колхозе, теперь исключен.
Шемсинюр Салихаева, д. Гаспра, 40 лет, одинокая. Лишена, как иждивенка, мужа Салихаева Ибраима, эксплуататора комнат и наемной рабочей силы. Муж по постановлению Тройки при ПП ОГПУ Крыма в 1930 году расстрелян.
Магубе Ибраим Челиева, д. Кореиз, 27 лет. Имеет дочь Хатидже (5,5 лет), сына (3 года), мать – Реан Челиева (46 лет). Лишены, как иждивенцы, кулака-эксплуататора Ашира Челиева. Магубе работает поденно в курорте Мисхор.
Муж Ибраим Челиев по постановлению судебной тройки при ПП ­ОГПУ по Крыму в 1930 году расстрелян. Семья из концлагеря освобождена.
Ягъя Абдураман, д. Кореиз, 61 год. Иждивенцев нет, лишен как мулла, эксплуататор и кулак. Ничем не занимается. Раскулачен, но из концлагеря освобожден в 1930 г.
Асан Халиль, д. Кореиз, 66 лет. Жена Хатидже (51 г.), сын Халиль (25 лет). Лишен за сдачу комнат во время курортного сезона. Были раскулачены в 1930 году, но из концлагеря освобождены.

С кулачеством велась борьба жесткая и, с позиции власти, бескомпромиссная. Тому свидетельство Резолюция­ совещания ялтинского районного партактива от 3 января 1930 г.
«Ялтинский район, где массовое движение­ батрацко-бедняцко-середняцких масс приводит к сплошной коллективизации, 92% бедняцко-батрацко-середняков находятся в колхозах, открывает новую полосу развернутого социалистического переустройства деревни и организации­ крупного социалистического земледелия…
В условиях Ялтинского района, района сплошной коллективизации, представляющего в прошлом гнездо Ибраимовщины…
1) Немедленно приступить к практическому разрешению поставленной задачи – ликвидации кулачества как класса;
2) Широкая мобилизация и сплочение­ батрацко-бедняцко-середняцких масс деревни вокруг вопросов, связанных с лишением кулачества его материальной базы, и на основе этого провести полную изоляцию кулака, поставив конкретной задачей вынесение­ бедняцко-батрацко-середняцкими собраниями постановлений об изъятии имущества, построек и выселения кулачества из районов колхозов.
3) На основе общественных постановлений, утвержденных сельсоветами, последние составляют комиссии из представителей сельских советов с привлечением батрачества, бедноты и середняков, производится изъятие как живого и мертвого инвентаря, хозяйственных и жилых помещений, так и фуража, ценностей и т.д. Все изъя­тое имущество, кроме ценностей, передается колхозам (ценности – валюта, деньги передаются в органы НКВД).
4) В условиях сплошной коллективизации проведение всех мероприятий, направленных на ликвидацию кулачества как класса, особенное значение приобретает работа сельсоветов, как органов пролетарской диктатуры – поэтому считать необходимым фракции­ «РИК»а немедленно пересмотреть состав сельских советов, а там, где сельсоветы не стали во главе колхозного движения и не обеспечивают проведения всех мероприятий по ликвидации кулачества – произвести перевыборы таковых».
Как видим, столь жесткое требование к работникам сельсоветов подстегивало к проявлению инициатив, несмотря на то, что преследуемые были их же односельчане. Таковы были времена. И, как ­уже отмечалось, депортация в какой-то степени нивелировала противоречия, затаившуюся ненависть и обиду между теми, кто в классовой борьбе оказался по разные стороны баррикад. Всем пришлось выживать сообща. Таков урок истории.

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог