Курс валют USD 0 EUR 0

Осуществление национальных идеалов возможно только изданием законов

Комментариев: 0
Просмотров: 146

К 100-летию I Курултая крымскотатарского народа

 

В этом году все постсоветское пространство вовлечено в юбилейные 100-летние даты событий, происходивших в Российской империи — от центров Санкт-Петербурга и Москвы до глухих деревень Евразийского континента. Прекратило существование огромное государство, населенное множеством народов. Была свергнута династия Романовых, правящая в России на протяжении более 300 лет. Возникшее новое государственное образование смогло, за некоторым исключением (например Польша, Финляндия), сохранить прежнюю территорию, но его формирование сопровождалось кровопролитной гражданской войной и гибелью миллионов людей. Нынешнее общество разделилось в оценке прошлого. Хорошо, что противоречия между революционерами и монархистами выливаются лишь в публичную полемику. Звучат различные предположения о ходе истории и нашей судьбе, не случись того государственного переворота. Но это всего лишь версии на фоне свершившейся действительности.

В крымскотатарской среде по этому поводу также немало мнений, но еще больше штампов, выработанных по причине депортации в 1944 году, подводящих все советское, а теперь уже и революционное прошлое к отрицательному знаменателю. У нас принято восхвалять татаризацию госаппарата, государственный статус языка, ликвидацию безграмотности и открытие сотен школ в отрыве от государства и его политического строя, как будто мероприятия и государство существовали каждый сам по себе. Но это не так. Поэтому позиция остается неизменной: мы не должны отказываться ни от одной странички своей истории и использовать все положительное из достижений человечества.

Еще в январе провозгласив 2017 год «Годом национальных идеалов», редакция «ГК» исходила в том числе из соображений, что ровно 100 лет назад крымскотатарский народ начал реализацию своих прав благодаря революционным процессам. Многие десятилетия до известных событий в столице крымские татары не сидели сложа руки в ожидании своей участи, они боролись, чтобы стать полноценными гражданами своей страны. Лучшие ее сыны стремились к знаниям и распространению их среди народа.

Сами революции, начиная с Февральской, назрели и стали возможными только из-за многочисленных просчетов предыдущего правления. Государственная политика династии Романовых вступала в противоречия с интересами миллионов людей, тем самым способствовала расшатыванию собственных устоев. С момента формирования общности людей зарождались их коллективные идеалы. С появлением наций определялись их национальные идеалы, и не в мечтах  и фантазиях, а в реалиях жизни человеческой! Стремление к идеалам побуждало общество двигаться вперед. За национальные идеалы боролись и многие поколения крымских татар, стремясь ценой своего труда и жизни подняться до уровня лучших сообществ мира. Работа мысли приводила к выработке идеалов, на основе которых была сформулирована идея национального возрождения, широко поддержанная крымскотатарскими массами, получившая практическое воплощение в далеком 1917 году. Тот год оказался поворотным в судьбе крымских татар после длительного состояния застоя. Насыщенный событиями, как внутринационального, так и общегосударственного масштаба, он символизировал широкие преобразования среди крымских татар, вылившиеся в конечном итоге в созыв национального съезда – Курултая и формирование национального правительства.

В эти самые дни 100 лет назад политическая жизнь в Крыму, да и во всей стране, накалилась до предела. С одной стороны, возможность реализации более вековой мечты, с другой – погружение в хаос гражданской войны с многочисленными человеческими жертвами. Крымские татары были вовлечены в общегосударственные процессы, но при всей той масштабности искали и отстаивали свои национальные интересы.

26 ноября 1917 г. (по старому стилю) в Ханском дворце при громадном стечении народа состоялось открытие Курултая. Как свидетельствуют источники, открытие происходило в торжественной обстановке: в саду Хансарая был устроен парад частей Крымского конного полка и татарского батальона. Солдаты и ученики медресе и мектебов держали цепь, а за ними стоял многотысячный народ. Во время шествия делегатов в зал Диван Сарая полковой оркестр исполнял Марсельезу, сопровождаемую возгласами «ура». Открывая Курултай, муфтий Номан Челебиджихан произнес речь, в которой, в частности, сказал: «Поднятое 28 февраля 1917 г. кровавого цвета священное красное знамя революции принесло всем народам свободу. Уважаемые делегаты, живущие на Крымском полуострове, татарская нация в своей политической жизни выдвинула вас взять это священное право. Татарская нация, признавая равноправие всех людей, на Курултае наряду со знаменами других наций ввысь подняла и свой национальный флаг, и, начиная с сегодняшнего дня, будет строить свою жизнь на основе законов, исходящих из Конституции».

Из доступных нам источников следует, что на Курултае рассматривались следующие вопросы:

  1. Государственный строй Крыма, форма и содержание правительства.
  2. Будущие взаимоотношения крымских татар с представителями других национальностей, населяющих Крым.
  3. Форма и содержание национального правительства крымских татар.
  4. Выработка законов, определяющих национальную, религиозную, социальную, официальную, культурную и политическую жизнь крымских татар.
  5. Проведение коренных реформ развития религиозной, официальной, культурной жизни крымскотатарского народа.
  6. Создание органов национальной законодательной и исполнительной власти (национальный парламент и правительство).

Среди делегатов Курултая — четыре женщины, одна из которых, Шефика Гаспринская, занимает место в президиуме съезда.  Присутствующий на заседаниях корреспондент эсеровской газеты «Вольный юг» отмечал: «Выслушав всех ораторов и проследив за отношением публики к Курултаю, мы видим, как, хотя и медленно, но последовательно и далеко за дни свободы ушел татарский народ в культурном и политическом отношении. Особенно радует нас бережное его отношение и любовь к своей интеллигенции, которая является руководительницей татарского народа и путеводной звездой к светлому будущему.

В то же время больно становится за нашу русскую интеллигенцию, которая отдала все лучшее своему народу, привела его к революции, теперь же попирается тем же народом, благодаря травле ораторов и писак большевистского толка, которые называют нашу интеллигенцию прислужницей буржуазии».

 

На Курултае после жарких споров были приняты КРЫМСКОТАТАРСКИЕ ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ. На тот исторический момент они отличались своими передовыми тенденциями, а многие народы даже сегодня сторонятся тех демократических идей. Курултай признавал за всеми народностями право на полное самоопределение и что «осуществление национальных идеалов возможно только изданием законов, выявляющих истинную волю народа и регулирующих вопросы во всех областях жизни татарской нации, считая необходимым постоянное существование периодически избираемого мужским и женским населением на основе всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права крымскотатарского парламента, при котором татарский народ на вечные времена получил бы возможность сам устраивать свою жизнь и решать свою судьбу». По Конституции упразднялись существующие среди крымских татар звания и сословные привилегии. Было утверждено равноправие женщин и мужчин.

Председателем Курултая был избран Асан Сабри Айвазов, членами президиума — Джафер Аблаев и Абляким Ильми, секретарями парламента – Сейтумер Таракчи и Али Боданинский. Должности в национальном правительстве (Совет директоров) распределились следующем образом: Председатель Совета директоров и директор юстиции — Н.Челебиджихан; директор по внешним и военным делам — Дж.Сейдамет; директор финансов и вакуфов — С.-Д. Хаттатов; директор по делам религии — А. Шукри; директор народного образования — И. Озенбашлы.

Судьба уготовила недолгое существование первому Курултаю. Его члены, в основной своей массе, в той или иной степени стали жертвами последующих режимов. Но за короткий предшествующий Курултаю период, начиная с конца февраля 1917 года и до ноябрьско-декабрьской кульминации, была проделана огромная работа в деле национального возрождения. Достаточно взглянуть только на культурно-образовательный пласт. По инициативе крымских татар Хансарай стал музеем. Напрашивается вопрос: почему за 134-летнее имперское правление не пришли к такому решению? Музей существует по сей день, являясь украшением Крыма, и отмечает теперь свое столетие. В Орта медресе был открыт педагогический институт Гаспринского. Распахнула двери Художественно-промышленная школа, прекратившая свое существование в 1930-годах. И сегодня крымскотатарская общественность опять поднимает вопрос о необходимости открытия национальной школы искусств. Следует напомнить, что современный флагман образования Крыма — КФУ, его Таврическая академия была создана в революционные годы, и к этому имеет самое непосредственное отношение Краевое правительство, возглавляемое литовским татарином Сулейманом Сулькевичем. Такое рассмотрение фактов и сопоставление событий позволяет объективно рассматривать историю прошлого.

Курултай в военном противоборстве с большевиками в январе 1918 года потерпел поражение. За весь период гражданской войны он мог как неоднократно собираться и работать, так и вновь подвергаться гонениям и репрессиям со стороны правящих режимов. Но предпринятые усилия дали свои результаты в 1921 году с провозглашением в Крыму автономной республики и проведением политики коренизации. Советская власть не признала Курултай, но допустила участия его бывших членов в органах власти, вплоть до занятия наркомовских должностей и руководства республикой. С политикой массовых репрессий предавалось забвению прошлое. Послевоенное поколение крымских татар в подавляющей своей массе уже практически ничего не знало об истории первого Курултая, и только политика гласности и демократии в СССР позволила распахнуть двери в прошлое.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65