Курс валют USD 0 EUR 0

ПОЭТИЧЕСКИЙ   ГЕНИЙ   АСАНА  ЧЕРГЕЕВА   (1879 — 1946)

Комментариев: 0
Просмотров: 96

К 140 — летию со дня рождения

 

Исмаил Асаноглу КЕРИМ, доктор филологических наук

(Окончание. Начало в №13)

Перевод с крымскотатарского С. Ш. КАМАЛИЕВОЙ

 

В последующие годы, после окончания Второй мировой войны, поэма «Такьдир» издана в Ташкенте в сборнике «Саадет ичюн»24. Это один из текстов, который также использован в нашей работе.

Становится очевидным, что «Такъдир» открыл талант Чергеева с новой стороны. Ранее написанные произведения отличаются другими направлениями, как формы, так и содержания. Если в «Эшит, мевта не севлеюр» сильнее политические нотки, то в «Аджы Ислям молла» преобладает ирония. В «Такъдир» же основу составляют тонкие лирические нотки и взаимные чувства, переживания. Здесь видно, что и метрическая система стиха выстроена иначе:

 

Юксек сарай тёпесинде

Къара булутлар гидер тез-тез,

Сёнди атеш, гидже койде,

Юкъламагъа ятты хэр кес,

Урмаз айнынъ шевкъи ере

Вира булутлар олур сиях,

Багъчеде къушлар багъыршалар,

Фена хавасыны дуя.

В этих и подобных строках того времени и даже в переводах Османа Акчокраклы и Абдульгафара Шейх-заде видится особый стиль. У Чергеева усеченные формы глагола встречаются только во второй части строки и, словно течение воды в прозрачном ручейке, создают свой ритм, созвучный чувствам лирического героя.

В монографии «Сонъ девир къырымтатар эдебияты. Тенкъит теджрибелери» («Последний период крымскотатарской литературы. Опыт критики». — 1928) профессора Бекира Чобан-заде творчество Чергеева сравнивается с творчеством Тохтаргазы, встречаются даже такие выводы: «у Чергеева стихотворения сильнее», «от стихотворений Чергеева получаешь большее наслаждение, чем у Шамиля»25. По нашему мнению, такая оценка в основном связана со стихотворениями «Козьяш хан чешмеси» («Фонтан слез»), «Омюр — чыракъ» («Жизнь — свеча»), «Такъдир» («Судьба») и подобными лирическими произведениями Чергеева.

В поэме «Такъдир» в качестве основной сюжетной линии взят очень тонкий и «напитанный» философскими элементами сюжет далекой прошлой жизни и быта. Вся жизнь дочери одного мурзы – красавицы Эсмы-ханум прошла за высоким забором. Когда девушка начала «расцветать, как роза», ее родители решили выдать замуж за богатого жениха, которого она никогда не видела и, естественно, была против такого замужества. Но родители не стали спрашивать ее мнения и начали приготовление к свадьбе. Уже все сами решили, всем сообщили о предстоящей свадьбе… Но девица-красавица неспокойна, душа ее не на месте. Она не хочет выходить замуж за неизвестного и нелюбимого человека и следовать столетним старым традициям. К тому же, она уверена, что «это не традиции, а мучения». Ближе к свадьбе в ее душе усиливается дух сопротивления против несправедливости, мысли становятся острее, ее охватывают тревога и гнев:

Севмей варсам эгер байгъа,

Оладжакъ чокъ къарсанба,

Къаст эйлесем эгер джана,

Сайылыр гъает чокъ гунах…

И, наконец, бунт берет верх, чтобы не оказаться, словно в плену, замужем за нелюбимым, считая смерть лучше этого. Но прежде чем принять яд и погрузиться в небытие, она в своей комнате освобождает из клетки канарейку, не желая, чтобы та, как и она сама, оставалась в неволе.

Автор завершает этот печальный стихотворный сюжет в своеобразной поэтической форме:

Ёл янында комюльди Эсма,

О акъ тюрбеси шимди тура,

Кельген-кеткен бакъып онъа

Эте рахмет, къыла дуа.

Азат олып учкъан къушчукъ

Къонар башына мезар ташын,

Аллах рахмет эйлесин деп,

Йырлар анда, тёкер яшын…

В поэме «Такъдир» Чергеев сумел показать себя опытным и одаренным поэтом. Созданные в этом произведении основные образы отличаются естественностью, глубиной и очень тонкими и гармоничными чувствами. Если же рассматривать в целом поэзию того времени, то увидим, что созданные Чергеевым отрывки стоят на самой высокой ступени крымскотатарской литературы.

Перед распадом СССР и после, вследствие постепенной развязки идеологических пут, начинают открываться запретные материалы во многих архивах, библиотеках и музеях. В начале лета 1991 года, во время работы в Ленинградской библиотеке им. М. Салтыкова-Щедрина, у нас появилась возможность попасть в спецхраны старых книг, журналов, находившихся на складах за пределами библиотеки. Именно там нам удалось обнаружить четыре номера крымскотатарской газеты «Ветан хадими» за 1908 год. Следует отметить, что из более чем 700 номеров данной газеты на сегодняшний день известны лишь 9 номеров. Найденное среди четырех номеров стихотворение Асана Чергеева под названием «Козьяш хан чешмеси» («Фонтан слез») стало настоящей сенсацией для истории крымскотатарской литературы. Примечательно, что произведение Чергеева сопровождено предисловием известного публициста А.-С. Айвазова, который выражает мнение о стихотворении и в общем о национальной поэзии, что является удивительным примером, отображающим состояние и развитие крымскотатарского литературоведения начала XX века. Считаем, что здесь уместно привести в виде примера выдержку из предисловия А.-С. Айвазова и стихотворение А.Чергеева:

«В Крыму среди татарского населения много тех, кто пишет стихи на родном языке. Множество из этих стихотворений теряются, а некоторые, кроме самого автора и нескольких его друзей, так и остаются никому неизвестными. А причина этому, с одной стороны, незнание того, как издать свои стихотворения, а с другой стороны, у многих не хватает средств на издание. Безусловно, в стихотворениях наших национальных поэтов есть недостатки, причина этого в основном незнание литературных правил, а также отсутствие наглядного хорошего примера, хорошего образца. Очень печально, как с точки зрения крымскотатарской, так и с точки зрения мировой литературы, что многие произведения крымскотатарских поэтов были утрачены, потеряны. Вследствие этого мы приняли решение создать в газете «Ветан хадими» поэтическую рубрику со стихотвореними поэтов под заголовком «Из национальной крымской литературы», и в этом номере публикуем стихотворение «Козьяш хан чешмеси» Асана Чергеева. Это произведение о «Фонтане слез» в Бахчисарайском Ханском дворце. В русской литературе широко известно стихотворение «Бахчисарайский фонтан» русского поэта А.Пушкина. В своем сочинении, опубликованном в этом номере, Асан Чергеев, можно сказать, брал пример с вышеупомянутых строф Пушкина. Недавно в газете «Ветан хадими» мы публиковали стихотворения Усеина Шамиля Тохтаргазы. На страницах газеты эти стихотворения подверглись литературной критике от У.С. (Умер Сами ? – И.К.). Обещаем, что будем с удовольствием печатать и критику на стихотворения, опубликованные в этом и последующих номерах газеты»26.

«Козьяш хан чешмеси» Асана Чергеева состоит из десяти четверостиший и построен в форме диалога между автором и фонтаном. Диалог состоит только из одного вопроса и одного ответа. Но этот один вопрос составляет четыре четверостишия, а ответ — шесть четверостиший. Внимательно изучив произведение, мы обнаруживаем, что в самом вопросе и ответе видна печальная история Крыма… Звенящий в былые времена Хан-Сарай окутан грустью и печалью. Ханский фонтан опустевшего и беззвучного дворца плачет, слезы капают обильно… Однако его не покидает надежда, что прежняя жизнь снова забьет ключом…

Ниже приводим полный вариант стихотворения «Козьяш хан чешмеси», опубликованного в газете «Ветан хадими» в 1908 году:

 

— Ишидуп чокъ намынъ, чешме,

Кельдим ёкълай, халынъ нидже?

Джумле юкълай, дёк дердинъи,

Кимсе дуймаз – къара гидже.

Акъар суюнъ козьяш киби,

Сёйленюп тамчылар ире,

Бильмем халынъ, бильмем къальбинъ,

Агълайсынъ сен бана коре.

Гонълюнъ къырыкъ, башынъ тёбен,

Джанынъ тепрене къафесте.

Хавф къальбинъе хич кельмесин,

Сёйле, башынъ олса эсте.

 

Сёйле, чешме, хан япысы,

Недендир, сёйле, элеминъ?

Афу эйле, гидейим бен,

Къырса гонълюнъ бу кельдигим.

 

— Бен акъарым хан кунюнден

Динъле, къардаш, деди чешме.

Халым фена, агълайым хэп

Унудылан доста-эше.

 

Чокъ достлардан бен тек къалдым

Сувды артыкъ бенден девран.

Келен адам кечер кулюп,

Къалдым халкъкъа олып сейран.

Эшит, далда оте бульбуль

Джан гъаркъ, виран харем ичи.

Бакъуп буна хич тюзельмем,

Унудылмаз зевкълар кечти.

Эвель заман чешит сеслер

Чувулдарды бу эвлерде.

Шимди ялныз къушчукълар

Сув ичелер бу кемерде.

 

Илле танъда тарсыкъа джан

Уянмаз хич гъарип харем.

Олур сабах, окъур эзан

Джамие гирир хэп алем.

 

Бош… хич бир ерден сес чыкъмаз,

Агъларым, яш тамлар ере,

Талап Хакъкъа – беклиюрым

Джанланыр деп достларына…

 

По сведениям поэта и литературоведа Абдуреима Алтанлы, это произведение было написано в 1899 году. И кроме публикации в «Ветан хадими», напечатано во второй раз в 1918 году в газете «Къырым оджагъы»27.

* * *

Из «материального наследства» на сегодняшний день у внука писателя (также Асана Чергеева) сохранилась алюминиевая кастрюля, которой пользовался Асан Чергеев в советских лагерях в 1930-е годы. В 2006 году нам удалось провести небольшое исследование касательно надписей на этой кастрюле28. Самая ценная из надписей, высеченных (то ли кончиком лезвия ножа, то ли иголкой) строк арабской графикой является стихотворение, состоящее буквально из шести строк. Пожилой поэт, находясь во второй раз за решеткой уже в советское время, описывает свои чувства, состояние в свойственной ему манере:

 

Къартайгъанда, мен гъарип янъгъыз къалдым,

Шу эджельсиз олюми бойнума салдым.

Ах, десем, «ах» дер кимсем ёкъ, ольсем – джылар

Ачыкъ къалгъан козюми кимлер джумар…

Къавушмагъан, дюньядан «ах» деп кетер

Сыратларда одельген олюмден бетер…

 

Под строками на кастрюле не осталось места, поэтому в одном уголочке между строк подписал стихотворение на старокрымскотатарском «Х.Черги» (то есть Хасан Чергеев). С какого времени Асан Чергеев начал подписывать свои произведения в форме «Х.Черги», на сегодняшний день не ясно. Но именно такую подпись мы видим под стихотворением «Оджаларгъа» («Учителям»), опубликованным в газете «Еньи дюнья» в 1924 году.

В результате Октябрьской революции, после установления в Крыму в 1921 году крымскотатарской национальной государственности – Крымской АССР, постепенно в культурной жизни народа происходят положительные изменения. Становится ясным, что национальное образование получит широкое распространение, Асан Чергеев видит происходящее и искренне верит в преобразования. Обращаясь к учителям, он пишет следующие строки:

 

Эй, сен оджа, котер башынъ, чыкъ мейдана бельсенюп,

Догъмагъандай олуп кетме ер юзюнден эксилюп.

Такъатынъны сен аджымай джахилликнен кель куреш,

О дым, алчакъ эвимизге урсун мейдан ал кунеш!

О эвлерде ипрангъан джан чыкъсун келюп ярыкъкъа,

Илим-окъув тамырлары даркъасунлар эр якъкъа.

Джахилликни бизге берген чар девири геберди,

Койлю, ишчи, факъыр халкъкъа эсирликни о берди.

Шимди бизлер азда олуп зынджырлардан къуртулдыкъ,

Озюмизни чокъ беклеген «Шура» усулын къурдыкъ.

Лякин джехалет олса, биз хич рахат олмамыз,

Буны эгер анъламасакъ, биз бир вакъыт онъмамыз!

Эй, къардашлар, бельсенейик, ант этейик бу ерде,

Джахиль халкъын козьлеринден тез чекильсун о перде!

Эй, оджа! Биль, сендедир бу джахиллик душманы

Къувушларда чалышаракъ къорчала сен шанынъы:

Яшны куньдюз, къартны гедже окъут хэм озюнъ огрен,

Бу захметлер нафле кечмез, джигитлер бойле ольген!

Ал байракъны котерюп сен, юрь халкъынънынъ огюнде

Халкъкъа ёлбаш олмагъа сен борджлусынъ бу куньлерде.

Топ олайыкъ, бирлешейик биз бу курста оджалар,

Сыкълет олсакъ, биз эминмиз бирлик бизни къорчалар.

Биз Ильичнинъ васиетин унутмайыкъ бир заман,

Ёкъ этейик джахилликни ер юзюнден бир тамам!

 

Окинув взглядом творчество Асана Чергеева, видим, что большинство дореволюционных строк поэта несут не только глубокие философские мысли, но овиты и горькими чувствами и недовольством современной жизнью. Жизнь, полная лишений и душевных мук, порождает в нем обидные чувства не только в тюрьме, но и на свободе. Например, в стихотворении «Омюр — чыракъ» («Жизнь – свеча») свою печаль, тяжелые мысли и чувства выражает в следующих строках:

 

Яна чыракъ шу курьсюде, вира янып о эксий

Къалибимде, гъарип джанда яшамагъа телесий.

Бир кунь ола сёнер атеш, айрылыр джан беденден,

Унтар сени таныш-билиш чокъкъа бармай пек тезден.

Унтар хэр кес – къардаш, къары, достунъ мезар ташлары

Тек ананънынъ козьлеринден къурмаз хич де яшлары.

Бакъ чыракъкъа, бите ятыр озюн ашап кендиси

Къара кягъыт олаятыр яш омрюмнинъ хэписи…

 

По недавно открывшимся данным, некоторые стихотворения Асана Чергеева стали народными песнями. Например, его стихотворение «Эй, сен Къырым» («Эй, ты Крым»), в котором повествуется о раскулачивании и высылке татар в конце 1920-х годов, сегодня исполняется в народе как песня «Урал тюркюси»29. Это значит, что художественная сила, простота языка, естественность сюжета стихотворения достигли того уровня, что со временем было утрачено авторство произведения. Текст трансформировался на уровень народного творчества.

* * *

По сведению газеты «Терджиман», Асан Чергеев в 1913 году перевел с русского на крымскотатарский язык книгу Исмаила Мурзы Муфти-заде «Къырым мусульманларынынъ аскерий хызмети» («Военная служба крымских мусульман»)30. Но, как было упомянуто выше, Чергеева арестовала царская охранка, и после 9 месяцев, проведенных в тюрьме, можно сказать, его литературное творчество прервалось. В 1914 году он был отправлен на поля кровавых сражений, участвовал в нескольких жесточайших битвах Первой мировой войны. Возможно, именно по этим причинам его «перо стало бездыханным». Тщательно переработав практически всю периодику на крымскотатарском языке за период 1913 – 1924 гг., мы не обнаружили ни единого нового произведения поэта. Позже, работая учителем, уже в 1920-х годах увидели свет его произведения для маленьких детей «Айванлар не айта» («Беседа животных»)31, «Тильки ве къоян» («Лиса и заяц»)32, «Тильки ве койлю» («Лиса и мужик»)33, «Йыл дёнюми» («Времена года»)34.

* * *

Необходимо отметить, что Асан Чергеев был не только талантливым писателем, он блестяще играл на скрипке. Известно так же, что он мастерски исполнял роли в различных спектаклях. В 1923 году, когда был создан Крымскотатарский Государственный театр, А.Чергеев приглашен Крымским Комиссариатом образования работать в Государственной татарской труппе35. В определенные периоды занимался резьбой по дереву, чеканкой, а также был известным фотографом.

Но в 1931 году он вновь был подвергнут тюремному заключению. Как и многие другие советские граждане, обвинен в национализме и вредительстве против советской власти. После 5-летнего заключения вернулся на Родину. Во время Второй мировой войны в оккупированном Крыму фашисты используют поэта на каторжных работах. 18 мая 1944 года депортирован вместе со всем крымскотатарским народом. Находился в поселении на Урале в селе Яборково. Из его письма от 3 ноября 1945 года, адресованного сыну Айдеру, видно глубочайшее потрясение, вызванное изгнанием народа и гибелью тысяч ни в чем неповинных людей. Чергеев около двух лет работает на лесоповале в поселении под названием Старая Ляля.

По сведениям внука, в феврале 1946 года Асан Чергеев, получив разрешение на выезд для воссоединения с семьей, отправляется на «товарняке» к родственникам в город Андижан (Узбекистан). Он мечтает встретиться с родными и близкими и жить среди своего народа. Но проезжая Челябинск, где была эпидемия тифа, был подвергнут дезинфекции ледяной водой. В сорокаградусный мороз Асан Чергеев сильно простывает. Состояние резко ухудшается. После тринадцати дней в дороге, прибыв в Андижан, обессиленный, доставляется на носилках в городскую больницу. Но уже ни врачи, ни лекарства не могут помочь, состояние с каждым часом ухудшается. 23 марта 1946 года Асан Чергеев скончался в Андижанской городской больнице… Был похоронен на старом узбекском кладбище. Но через три года… сын Айдер, вернувшись из советской принудительной трудармии, не нашел могилы отца. На месте кладбища были построены сараи для угля…

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

  1. Саадет ичюн. Эдебий эсерлер джыйынтыгъы. Тертип этиджилер: А. Алтанълы, Ш. Алядин, Ю. Болат ве А. Дерменджи. Ташкент: Гъафур Гъулам адына эдебият ве санат нешрияты.— 1976.— 140 с.— С. 67 – 70.
  2. Чобан-заде Б. Сонъ девир къырымтатар эдебияты. Тенкъит теджрибелери. «Илери»нинъ эдебият кутюпханеси № 1. Нешир иден: «Илери» журналы идареси.— Акъмесджит: Къырым Девлет нешрияты. — 1928. — 102 с. — С. 14, 28.
  3. Айвазов А.С. Миллий лисанда шиирлер // Ветан хадими. — 1908. — июнь 7.
  4. Алтанълы А. Шамиль Тохтаргъазы ве Чергеев // Большевик ёлу. — 1935.— №8 — 9.— С. 22.
  5. Hasan Çergeyevin bilinmeyen bir manzumesi. В кн.: Круглий стiл. «Тюркомовнi народи України». (Мови та культури татар, гагаузiв, урумiв, караїмiв i кримчакiв). Київ. — 2006.— 109 с. — С. 102 – 105.
  6. Заатов И. Крымскотатарское сценическое искусство в материалах архивов и оккупационной прессы 1941 – 1944 гг. Симферополь:Доля. — 2015. — 348 с. — С. 50.
  7. Айвазов А.С. Енъи китап // Терджиман. — 1913. — декабрь 8.
  8. Чергеев А. Айванлар не айта. Балаларгъа махсус 60 ресимли гъает нефис китап. Къырым Енъи Элифба Меркезий Комитеси нешри.— Акъмесджит: Къырым девлет нешрияты.— 1928.— 32 с.
  9. Чергеев А. Тильки ве къоян. Ресимли нешир.Къырым Енъи Элифба Меркезий Комитеси нешри.— Акъмесджит: Къырым девлет нешрияты. — 1928. — 12 с.
  10. Чергеев А. Тильки ве койлю. Къырым Енъи Элифба Меркезий Комитеси нешри.— Акъмесджит: Къырым девлет нешрияты. — 1928.
  11. Чергеев А. Йыл дёнюми. Къырым Енъи Элифба Меркезий Комитеси нешри. — Акъмесджит: Къырым девлет нешрияты. — 1928.
  12. Одабаш А. Къырымтатарларында театро хаяты // Енъи дюнья. — 1923. — №95 (315).

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65