Курс валют USD 0 EUR 0

Простите нас, что мы так мало о вас знаем

Комментариев: 0
Просмотров: 250

 

Завершились мероприятия, посвященные 100-летию I Курултая крымскотатарского народа. Дата достаточно знаменательная, ибо события 1917 года послужили толчком к национальному возрождению, а позже — к созданию национальной государственности в форме советской автономии. В Крыму в рамках памятных мероприятий были проведены: силами ученых КИПУ научно-практическая конференция «Крымскотатарская филологическая традиция в культурно-историческом освещении»; круглый стол, посвященный 100-летию Курултая, организаторами которого выступили ДУМК, КИПУ и Крымскотатарский музей культурно-исторического наследия; торжественный концерт, состоявшийся в Крымскотатарском театре; тематическая выставка, подготовленная Крымскотатарским музеем.

Памятные мероприятия прошли и за пределами Крыма, в частности, в Киеве, Анкаре и Румынии (было очень массовым) а в Украине были выпущены юбилейная монета и почтовый конверт.

Несмотря на обилие проведенных мероприятий, остался осадок чего-то несделанного, скорее всего главного – новых научных изысканий в этой области. Хотя следует оговорить, что недавно вышла книга Таира Керимова «I Qurultay devri. Qırımtatar edebiyatı ve matbuatının ananeleri». Но остается совершенно не тронутым пласт уголовных дел репрессированных делегатов Курултая. В свое время, в далеких 1990-1992 гг., я, будучи студентом, вплотную занимался историей национального движения крымских татар 1917-1918 годов, готовя дипломную работу. На основе найденных в архивах документов писал статьи, которые публиковал в крымской прессе. Наука не стоит на месте, появлялись новые исследования, раскрывающие страницы истории тех революционных лет. Но есть направление, которое замерло на мертвой точке – судьба многих делегатов Курултая и их соратников, и не в общих чертах, а в конкретике. Как известно, часть этих деятелей проходила по делу «Вели Ибраимова» и «Милли Фирка» в 1928 году. Только нескольким из них «повезло» — их дела смогли попасть в руки исследователей. Эти уголовные тома и есть богатейший исторический материал, доселе не известный народу. Об этом я могу судить по делу Амета Озенбашлы, с которым мне удалось поработать. В свое время я исследовал дело Сеит Джелиля Хаттатова, директора финансов и вакуфов курултаевского правительства, но только за 1937 год. А вот за 1928 год мне его не дали, мотивировав, что оно имеет оперативное значение. В уголовных делах одних лиц встречаются протоколы допросов других участников процесса. Отдельные такие сведения приведу и я в статье, публикуются они впервые.

Протокол допроса Абибуллы Абдурешида Одабаша 01.12.1928 г.

«В 1906-7 гг. я уехал учиться в Константинополь, где в 1917-18 гг. окончил университет по турецкому литературному факультету. В период учебы я входил в кружок учащихся крымских татар, затем мною был создан кружок языка и литературы в целях изучения и исследования местного крымского наречия.

В 1918 г., после оккупации немцами Крыма, я поехал в Берлин, рассчитывая через Германию попасть на Родину, но, ввиду невозможности осуществить эту цель намеченным путем, я вернулся в Константинополь, где мне через товарища, студента Ихсана, удалось устроить поездку в Крым на отправлявшемся туда турецком военном судне, на котором помощник капитана был родственником Ихсана. Таким путем мне в августе месяце 1918 г. и удалось прибыть в Крым, причем кроме меня никто из крымчаков на этом судне не ехал. По приезде в Крым я начал сотрудничать в газете «Миллет», состоя ее сотрудником до закрытия ее Врангелем.

В скором времени, после моего возвращения из Турции, получил из Бахчисарая от населения предложение выставить свою кандидатуру в Национальную директорию, каковое мною было отклонено, и весь период до установления советской власти в Крыму (1920 г.) никакого участия в политической жизни не принимал, ведя литературную работу. Мое сближение с «Милли Фирка» произошло несколько позднее; с установлением советской власти меня назначили заведующим дошкольным отделом Наробраза. Работая по этой линии, приходилось сталкиваться с рядом практических вопросов, вызывалась необходимость в обмене мнением, опытом с другими работниками – отсюда происходят мои частые встречи с деятелями «Милли Фирка», обмен мнениями с ними, обсуждение вопросов о развитии дошкольной сети, о комплектовании педработниками учебных заведений и т.д. Постепенно круг вопросов расширяется, охватывая все злободневные вопросы жизни. Наличие в Крыму организованной группы «Милли Фирка», по моему мнению, объясняется историческими причинами развития Крыма, ибо эта группа, будучи выходцами из среды местного татарского населения, зная его бытовой уклад жизни, чаяния и стремления, являлась своеобразным мостом между ним и советской властью, способствуя максимальному удовлетворению нужд этого населения со стороны власти… Наиболее близким мое участие в деятельности «Милли Фирка» было в период пребывания в Крыму Чобан-заде, с которым я работал еще совместно в Турции; с его отъездом я реже посещал заседания и имел встречи с отдельными деятелями «Милли Фирка», и во второй половине 1926 г. отошел от их работы, и к этому времени по моим наблюдениям вся работа «Милли Фирка» заглохла. Я считаю необходимым добавить следующее: будучи выходцем из угнетенного народа, из небогатой семьи, мне пришлось в своей жизни очень много учиться и провести безустанную трудовую жизнь, как в деле личного самосовершенствования, так и в деле исполнения возложенных на меня работ и обязанностей. Свою общественную и научную деятельность я начал и с рвением проводил, главным образом, во время советской власти, которая открыла для меня огромные возможности. В деле создания в Крыму татарского литературного языка, учебников и программ для татарских советских трудовых школ, развития учебной сети, разработок некоторых научных вопросов по орфографии, терминологии и фольклору я вложил максимальную энергию и думая, что в большинстве случаев шел по правильной советской линии и на основании  марксизма. Если наблюдались в моей жизни некоторые нежелательные штрихи, то будучи готовым за них отвечать, считаю, что они совершались вследствие особых специфических условий крымскотатарской жизни и, главным образом, вследствие отсутствия руководителей со стороны высококвалифицированных партийных работников. Этот последний недостаток, по моему мнению, между прочим, наблюдался во всей общественной жизни Крыма в отношении татарской части населения».

Дополнительные показания Абибуллы Одабаша

Вопрос: Ваше отношение к введению латинского алфавита в прошлом и в настоящее время?

Ответ: В прошлом к этому вопросу я относился отрицательно, выступая в прессе и с докладами с такой точкой зрения. Приблизительно с конца 1926 года свою точку зрения я изменил и впоследствии уже принимал участие в практическом проведении и научном обосновании латинизации….

 

Вот так, по крупицам, на основе архивных документов собираются биографические сведения, выливающиеся потом в публикации и издание книг. У каждого деятеля своя судьба и история. Изучение их ведет к пониманию происходящих процессов, раскрывая детали событий. Для этого необходима целенаправленная работа и создание определенных условий для нее.

Еще в конце 1990-х, получив финансирование, я провел две международные научные конференции. Почти за год определил круг участников, персонально с каждым обсудил тему доклада. Ученые готовили свои выступления, проводя научные изыскания. В целях выявления новых сведений, выехал с Рефатом Куртиевым и Ибраимом Абдуллаевым в Одессу для работы в местном архиве. Там в городе разыскал бывшего председателя Совнаркома Крымской АССР  (1942—1944) Исмаила Сейфуллаева, убедил его в необходимости выступить на конференции, что явилось неожиданным для многих участников научного форума. Общественность была неравнодушна к таким мероприятиям, активно посещала их, заполняя залы. К сожалению, такой подготовки к 100-летию I Курултая не получилось. Все свершилось наспех. Хорошо, что есть специализированные учреждения в лице КИПУ, театра, ансамблей, музея, библиотеки, которые всегда выручат. Но голова — те, кто стоит у власти, планируют мероприятия и распоряжаются финансами. Рассчитывать на получение политических дивидендов без опоры на знания и науку неразумно, сразу несет профанацией. В эти дни повсюду фотографии с I Курултая 1917 года, глядя на этих деятелей только и хочется произнести: «Простите нас, что мы так мало о вас знаем».

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65