Курс валют USD 0 EUR 0

Шамиль Алядин – путь к наставничеству сквозь репрессивные годы

Комментариев: 0
Просмотров: 371

Рустем КАРАМАНОВ

(Окончание. Начало в №12-14)

В истории крымскотатарской прозы в разные исторические периоды ее развития весомую роль сыграли такие личности, как Исмаил Гаспринский, с чьим именем связано освоение крымскотатарской литературой классических жанров прозы, период конца XIX — первой четверти XX века обозначен усилением национального самосознания в литературе; Умер Ипчи — его период обозначен попыткой самовыражения национального самосознания в литературе соцреалистического направления; Шамиль Алядин — его период обозначен сохранением выразительной художественной речевой культуры крымских татар и донесением до молодежи опыта предшествующих поколений мастеров художественного слова; Айдер Осман — его период обозначен накоплением художественного опыта с последующей самореализацией художественного мастерства в период массового возвращения крымских татар. Именно периоды литературной активности связаны с их активностью на литературном поприще. Трагизм ситуации заключается и в том, что на развитие крымскотатарской литературы помимо внутренних стимулов влияли и внешние факторы. Политические репрессии и жесткая цензура тормозили развитие крымскотатарской литературы в разные периоды и, определяя ее содержание, негативно влияли на ее самовыразительную и художественную функцию. Происходило закостенение художественной структуры прозы в рамках строго за-данных мотивов, не отвечающих потребностям, как общества, так и потребностям самовыражения авторов. Произведения писались по заданным шаблонам, с заданной тематикой и строго фиксированной амплитудой колебания сюжетного действия. Таким образом, в длительный советский период в истории крымскотатарской литературы происходил откат в ее развитии и в развитии ее выразительных элементов. Так как выразительные элементы немыслимы без свободного полета мысли. Шакир Селим, например, так отозвался о положении крымскотатарской литературы в Узбекистане в условиях ссылки:

«Если в ссылке и наличествовала крымскотатарская литература, то не было ее развития. Практически все произведения — от стишка до романа — писались под лозунгом социалистического реализма. Однако же старшее поколение писателей достойно благодарного отношения. Вынужденные работать в соответствии с директивами властной системы, они работали над сохранением языка. Их произведения, написанные на производственные темы и восхваляющие коммунистическую партию, тем не менее были настоящим кладезем литературного языка. Рожденные как накануне, так и во время и после войны писатели нашего поколения, несмотря на то, что были лишены возможности обучаться на родном языке, интуитивно тянулись к родному языку. Стараясь продолжить традиции родной литературы, мы делали все от нас зависящее».

Но при всем при этом надо отметить, что нашлись люди, которые в условиях жесткого контроля готовили себя заочно к реализации как именно художников слова, как состоявшихся прозаиков. К таким людям в условиях последепортационной действительности в первую очередь нужно отнести Шамиля Алядина и его ученика Айдера Османа. Именно эта его постоянная работа над собой и художественным самовыражением через концептуальную целостность и зрелость произведения позволяла расти и готовить себя к той ответственной миссии, которая непременно должна была лечь на творческую интеллигенцию в Крыму, чтобы на пике национальной борьбы не зависеть от обстоятельств, а именно воздействовать на них – то есть той миссии, которая определяет функции интеллигенции на процессы национальной жизни. Именно такую роль и значимость писателей в национальном движении определил Шакир Селим в своем интервью газете «Янъы дюнья» за 1 января 1993 года: «Мы, писатели, всегда должны быть в центре бурлящих событий, быть среди народа, не молча ходить, нет, должны быть в первых рядах и должны быть готовы принимать первые удары на себя». Что, к сожалению, не было реализовано именно в части сопричастия творческой интеллигенции, за редкими исключениями, которые скорее подтверждали правило, к народной судьбе, именно сопричастия через творческую самореализацию с народным признанием, что, несомненно, было кризисным явлением перехода от директивной цензуры и ее правил советской эпохи, соответствуя которым можно было получить официальное признание, к качественно новой исторической реальности, в которой уже не действовали старые правила.

«Переезд в Крым, несомненно, должен был вдохновить крымскотатарских писателей. Встреча с Родиной должна была породить всплеск, взрыв творчества, — говорит У. Эдемова. — Однако этого, как ни странно, не произошло. Столкнувшись с жесткой действительностью, остановились, растерялись даже. Писать стало труднее морально. И дело даже не в бытовых условиях. Чувствуешь неизмеримую ответственность за каждое слово, написанное тобою. Откровенно говоря, я сегодня не довольна своей работой. В основном занимаюсь редактированием книг на крымскотатарском языке, которые сегодня выпускает наше издательство. Помимо этого множество проблем отдела организационного характера. Работаю над второй частью романа «Айдын геджелер» («Светлые ночи»). Он о депортации, о возвращении, о несгибаемой воле нашего народа…»

Влияние Шамиля Алядина на художественный метод и стиль Айдера Османа обнаруживает себя в творчестве последнего, особенно в части основной мысли, идеи, подчинившей повествование себе, выстраивающей его структурно и обнаруживающей себя в действии, диалоге, диалогическом конфликте. Оно обнаруживает себя четко в повести «Тутушув» и в последующих произведениях.

В своей рецензии на повесть Решида Мурада «Инат торунлар» («Упрямые внуки») Шамиль Алядин делится своими соображениями относительно художественного метода, когда посредством действа и в действии можно и нужно показать характер персонажей и дух времени, нежели посредством теоретического и производственного наполнения прозы, чем грешили авторы, привыкшие писать шаблонные произведения на заданные темы:

«Я подчеркиваю, что персонажи следовало показать в действии, потому что только таким образом можно показать их внутренний мир, их характеры. Разумеется, такое требование вовсе не означает, что персонажей следует перегружать непосильными работами и произведение напичкать научными и техническими процессами».

Это видение и представление Шамиля Алядина читается в художественном методе Айдера Османа. Этим и объясняется увлеченность Айдера Османа творчеством Хемингуэя, одним из главных художественных методов которого был принцип айсберга, хэмингуэевский подтекст, который строится на соединении произнесенного и недосказанного.

Айдер Осман, несомненно, искал пути и возможности для максимального раскрытия национальной драмы в художественной форме прозы, немалая роль в которой отведена им диалогическому конфликту, емкому по форме, но содержательному по сути, ведущему в галереи художественного подтекста пытливый ум читателя. Сам Айдер Осман  был последователен, и от слов и теоретизирования о том, каким должно быть художественное произведение, переходил к делу и написанию конкретных произведений.  Так, еще в 1987 году он говорил о художественном произведении и его задачах следующее:

«Для художественного произведения недостаточно только лишь изобразить окружающие события, нужно знать и широко проанализировать сущностные первопричины, их порождающие.

Наши же авторы довольствуются изложением фактов и событий. Мало живых, типизированных характеров, жизненные коллизии, изъяны, чрезвычайные обстоятельства глубоко не анализируются, их первопричины не раскрываются, духовное состояние героев, драматизм их борьбы глубоко не исследуется».

Айдер Осман, разрабатывая свой художественный метод, несомненно, внимал своему учителю Шамилю Алядину и понимал необходимость содержательности прозы вследствие правильной организации художественной структуры произведения, в которой решающую роль будет играть действие. Проза Айдера Османа — пища для ума и домысливания через постижение его прозы в ее целостности.

В конце 1980-х — 1990-х гг. в новых исторических условиях, в период массового возвращения крымских татар на родину в Крым, литераторы были в творческом поиске, нужно было найти такой художественный метод, который способствовал бы именно раскрытию сущности явлений, а именно, обстоятельств той человеческой трагедии, которую переживал как народ в целом, так и каждый его представитель в отдельности, задействуя при этом необходимый арсенал художественных средств. Сам Айдер Осман метафорически емко высказался об этом:

«Ссылка (изгнание) – это массивная скальная глыба, что стоит на пути нашей литературы. Лишь необходимым образом отобразив ее в литературе, можно ее миновать, только так».

Это была атмосфера творческого поиска, еще не было ясно, каким должен быть главный герой, его характер, каким образом, методом изображать реальность, какие конфликты следует разворачивать и в какую форму их облачать. Тогда-то и был своеобразный кризис творчества для тех писателей, что растерялись в новых условиях. Айдер Осман по этому поводу сетовал:

«Мы часто слышали ранее слова, наподобие этих: «Если бы не было цензуры, то я бы написал…» «То, что я написал, вы не сможете опубликовать…». Чувство сожаления и досады жгло наши сердца, мучаясь, мы жарились в своем соку. Автору, что хотел написать удивительное произведение, но не мог, мы говорили: «То, что хочешь сказать, скажи в завуалированной, иносказательной форме, другие пусть не поймут, наши только чтобы поняли». Прошли годы, изменились условия. Но произведения все не рождаются».

В новых условиях активно взялись за перо Айдер Осман, Шамиль Алядин, Рустем Али, Джевдет Аметов. Всех их объединяло одно желание – художественными средствами донести до читателя суть того эпохального конфликта, природа которого долгие годы замалчивалась. Действием, раскрывающим характер наиболее полно и содержательно, является противостояние, конфликт. Именно конфликт является основой динамично развивающегося сюжета, является структурной основой, базой художественного произведения. С одной стороны, конфликт художественного произведения — это противоречие, соприкасающееся с действительностью, определяющее художественные характеры героев, их расстановку и взаимодействие. С другой стороны, он имеет «техническую» связующую, соединяющую функцию. «Развитие конфликта обуславливает не только связи, противоречия художественных образов, но и соотношение отдельных сторон, компонентов литературного произведения, его внутреннее строение». В этом и выражается функция конфликта как структурной основы произведения. «Структура художественного произведения может рассматриваться с разных точек зрения. Тогда, как речь идет о специфике конфликта, особенностях изображения характеров, мы соприкасаемся с чертами творческого метода писателя, метода, который отражается в структуре, так же как и в других свойствах литературных произведений». Важной формой донесения этого эпохального конфликта явился диалогический конфликт. Один из аспектов исследований, посвященных поэтике крымскотатарских прозаиков современности, — это вопрос о диалогической природе их прозы, где диалог является композиционно-речевым элементом художественной структуры произведений. Говоря о диалоге в системе речевых характеристик персонажей, несмотря на разнообразие их форм, выявляется общая их типология. При этом нужно отметить роль полемического диалога в раскрытии не только характеров, но и сущности конфликтных явлений.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65