Курс валют USD 0 EUR 0

Щедрый дар Федотовых Крымскотатарскому музею

Комментариев: 0
Просмотров: 142

Константин и Галина Федотовы: творческий дуэт художника и искусствоведа

Около 90 картин – портретов и полотен о Крыме ушедшем, выполненных кистью известного художника Октября (Константина)  Федотова,  переданы в дар музею его дочерью Ириной

Момент передачи картин О. Федотова Крымскотатарскому музею. Ирина Федотова (в центре) с работой своего отца «Иринка», (1979 г.)

 

Русский художник-живописец и архитектор, мастер исторической и фольклорной живописи Виктор Васнецов, получивший мировую известность своими картинами «Витязь на распутье», «Богатыри», «Аленушка», утверждал, что «…искусство, увы, потеряло связь с родной почвой, питавшей его в былые времена. Нужны личности, не только творящие в самом искусстве, но и творящие ту атмосферу и среду, в которой может жить, производить, развиваться и совершенствоваться искусство».

К счастью, такие личности встречаются и в наши дни, хоть, правда, и не так часто. Недавнее событие – яркое тому подтверждение. Ценная и уникальная коллекция Октября Федотова (29 июля 1933 г. — 21 февраля 2020 г.), оставившего своеобразный след в изобразительном искусстве Крыма, пополнила  собрание художественного фонда Крымскотатарского музея культурно-исторического наследия.

Старый домик в деревне Шелен (Громовка). 2009 г.

 

«Он не делал деньги, он делал картины, – так определил творческое кредо Октября Федотова на одной из выставок его коллега — известный крымский мастер Олег Грачев. — Еще меньше своих работ он продавал, разве что отдавал в музеи».

Родившийся в далеком Новосибирске в 1933 году, будущий  художник всю свою жизнь с четырехлетнего возраста прожил в Крыму. В военные годы семья Федотовых  была эвакуирована на Кубань, оттуда с матерью вновь вернулись в ставший родным Крым, в село Кучук-Узень, где природа вокруг, небо и море сами просились на холст. Выпускник Симферопольского художественного училища им. Самокиша Октябрь Федотов самозабвенно погрузился в мир красок, теней и света. Помимо природного таланта, его отличали высокая работоспособность, ощущение внутренней гармонии с природой.  Заслуженный художник Крыма, член Национального Союза художников Украины, долгие годы занимался живописью, работал художником-фотографом Симферопольского художественного музея и с увлечением изучал довоенную архитектуру Крыма.

Его картины «Весна в предгорьях» (1960), «Арпатская долина. Ноябрь» (1980), «Ай-Серез после дождя» (1990), «Следы былого» (1990), «Золотой каньон» (1992), «Осенний покой» (1995), «Древняя земля» (1996), «Холмы, опаленные солнцем» (2008) и многие другие свидетельствуют о безмерной любви к Крыму, его прошлому, и более полувека (60 с лишним лет) он писал гимн этой земле. Произведения художника хранятся в музеях Крыма, в Этнографическом музее, в частных собраниях России, Украины, других стран.

Село Капсихор (Реконструкция). 1998 г.

 

К своему 80-летию Октябрь Федотов приурочил выставку «Золотые холмы Тавриды» и посвятил ее памяти жены Галины Исааковны, которая с особым вниманием и любовью отзывалась о творчестве мужа: «Его картины окутаны очарованием крымского пейзажа и романтикой крымской истории. Он всегда пишет хорошо знакомые и любимые места восточного побережья полуострова, стремясь к художественному обобщению и передаче настроения. В основе пейзажных образов этих картин – внутренняя жизнь природы, ее поэзия, величие и красота… и многочисленные следы, оставленные на этой земле культурами Запада и Востока, так органично вписанные в окружающий пейзаж».

«…Задача искусствоведов не указывать художнику, что хорошо и что плохо, а научить зрителей смотреть работы живописца и понимать их. …У художника свой взгляд на мир — и в этом взгляде, в творчестве  и выражается его сущность…», — отмечала искусствовед Галина Федотова на различных выставках.

Федотов нечасто экспонировался, но каждая его выставка была значимой, поэзией красок природы, и сами названия экспозиций — «Тишина осенних долин», «Золотые холмы Тавриды», «О Крыме ушедшем» — говорят сами за себя.

Вот уже год с лишним, как не стало Октября Федотова, но память о нем живет, живет в его картинах и в сердцах тех, кто был лично знаком с ним, и тех, кто знаком с его творчеством. И, конечно же, в сердце его дочери,  передавшей на днях десятки работ мастера музею, продлевая эту память в веках.

Ирина Федотова любезно согласилась рассказать немного об отце, поделиться своими детскими  впечатлениями и мотивами столь редкого  в наши дни благородного поступка.

 «Музейный ребенок»

—  У нас дома была большая библиотека, родители всегда много читали, и я тоже росла в этой атмосфере любви к литературе, книгам. Отец  интересовался не только искусством. В школьные годы, помню, мы с ним часто делились мнением о космосе, например, пытались разобраться в теории относительности, хотя, конечно, не владели знаниями в этой области, но нам обоим были интересны эти беседы. Он был очень добрым и охотно выслушивал мои фантазии. В детстве отец  часто украдкой пытался незаметно рисовать меня, делать некоторые наброски, а я, как замечу этот пристальный его взгляд, старалась улизнуть, о чем сегодня, конечно, сожалею.

— Ирина, ваши родители были непосредственно связаны с искусством, отец – известный художник, мама Галина Исааковна – искусствовед,  более сорока лет проработавшая с ним в Симферопольском художественном музее, хотелось ли вам связать свою профессию с изобразительным искусством?

— Я — музейный ребенок,  можно сказать, росла в музее, куда мама меня брала с собой на работу. В детстве, как все дети, конечно, хотела рисовать. Но сказать, чтобы отец специально учил меня этому, не могу. Он давал краски, бумагу, сажал рядом – рисуй, а сам занимался своим делом. И я что-то там рисовала…  А вот искусствоведом, как мама, я мечтала быть до старших классов, пока, правда, не увлеклась биологией, и по линии искусствоведения так и не пошла.

Отец брал меня с собой на этюды, в походы, мы бывали на даче художников в с. Соколином, и мне это нравилось. Но больше, конечно, они были близки в этом плане с мамой. Она придумывала названия его картинам, вдохновляла, готовила его экспозиции и сама составляла на компьютере буклеты к ним. Это был творческий дуэт, созвучие душ. Она не требовала денег и высокого заработка, огорчалась, когда отец вынужден был продавать свои картины. Мама считала, что работы должны выставляться в музеях, на выставках, а не уходить в частные руки. Она всегда давала ценные советы, и отец прислушивался к ее мнению специалиста, понимал, что как искусствовед она видит со стороны глубже.

— Часы творчества и вдохновения отца, какими для вас запомнились?

— Он любил творить наедине, никто не должен был присутствовать при этом. Только музыка…. Классическая, причем. У нас, помимо библиотеки, была огромная фонотека. Он ставил Баха, и под звуки любимых произведений писал свои картины в одиночестве. Это был для него сакральный процесс.

— Ирина, почему вы решили подарить картины отца Крымскотатарскому музею культурно-исторического наследия? Это было желание Октября Петровича или ваше решение?

— Мне было приятно, что Крымскотатарский музей так бережно относится к памяти моего отца. В феврале на годовщину со дня его смерти мне позвонили и пригласили на организованный ими вечер памяти, где собрались его коллеги, друзья, искусствоведы, те, кто близко общался с ним. Было сказано много теплых слов, воспоминаний и отзывов. Это внимание, чуткость  со стороны сотрудников музея нашли отклик в моей душе. Тогда я многое обдумала и решила, что работы отца здесь займут свое достойное место. Он общался с крымскотатарскими художниками, они бывали у нас. Любил декоративно-прикладное искусство крымских татар. Отец старался немного разговаривать со своими друзьями крымскими татарами на их родном языке — приветствовать, прощаться, благодарить. Тогда еще не было пособий, разговорников, но он приобрел русско-крымскотатарский и крымскотатарско-русский словари, сам что-то записывал и выписывал.

***

Традиция лучших людей своей эпохи  — помогать и поддерживать сферы образования и искусства — существовала давно. Благодаря усилиям известных меценатов и филантропов, мировая культура увидела множество талантов, а история обогатилась достижениями и событиями.

Уже в наши дни частная аналитическая фирма Wealth-X определила «индекс щедрости» главных меценатов мира, который представляет собой отношение стоимости их пожертвований ко всему их состоянию на сегодняшний день. Некоторые благотворители, например, розничный магнат Чак Фини, известный как «Джеймс Бонд благотворительности», имеют индекс щедрости, превышающий 100%, так как пожертвовали в общей сложности больше денег, чем у них есть в настоящее время. Чтобы стать филантропом, необязательно быть богатым, достаточно иметь  в себе силы и готовность помочь другим. Понятие филантропия возникло давно,  в переводе с греческого означает — человеколюбие. Филантроп — человек, который стремится направлять свою деятельность на благо людей и всего общества. Так что «индекс щедрости» семьи Федотовых для искусства и Крыма в целом и крымских татар в частности значительно превышает 100%. Это стоит признать и в ответ дарить людям благо.

 

Эльмира ЧЕРКЕЗОВА, искусствовед:

— Особое внимание и интерес Константин Петрович (мы к нему обращались именно так) Федотов уделял утерянной крымскотатарской старине, представленной циклом черно-белых фотографий крымских сел в 1950—1960-е гг. Он создавал архитектурные панорамные пейзажи  восточного Крыма. Тема архитектуры в пейзажах дала ряд прекрасных живописных работ. Мы близко общались с Константином Петровичем, бывали у него в гостях с художниками Аметом Сеит-Аметовым, Иззетом Аблаевым. Он очень любил Крым, и его художественное восприятие, вкус формировались здесь. Он рассказывал, что объездил на велосипеде восточный Крым, делая уникальные снимки старых селений, улочек,  сохранившихся домов. На протяжении многих лет Федотов коллекционировал старый этнографический материал, запечатлевал не только в фотографиях, но и слайдах… Как-то он поинтересовался у меня, откуда родом мои родители,  и узнав, что мама из Кучук-Ламбата, подарил черно-белую фотографию этого села, снятую им в 1940—1950 годы, с личной подписью. Он был очень чутким и внимательным, тонким ценителем старины. В конце 1990-х, когда крымские татары возвращались в Крым и обустраивались, он, сокрушаясь, спрашивал у меня: почему вы не строите традиционные крымскотатарские дома с характерными архитектурными элементами, почему сегодня жилища крымских татар безлики, без деревянных украшений  — сачакъ, обрамлявших черепичные крыши.

Он по-настоящему  любил Крым, и через его историю и природу он полюбил и народ, его населявший.  Отмечал, когда мы приходили к нему с художником-керамистом Рустемом Скибиным, что нашему декоративно-прикладному искусству свойственны  лаконичность, выразительность и сдержанность форм.

Константин Петрович оставил о себе светлую память как художник,  настоящий интеллигент, всесторонне развитая личность.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65