Курс валют USD 0 EUR 0

Ступени художника Энвера ИЗЕТОВА

Комментариев: 0
Просмотров: 179

Акварель и гуашь, темпера и карандаши подвластны мастерству, таланту и философскому мировосприятию  Энвера Изетова. Стилистическую направленность его искусства специалисты относят к символизму с элементами сюрреализма.  Кто-то находит в нем что-то от Шагала, кто-то отмечает античные мотивы, но все сходятся в одном – их отличает особый творческий почерк.

На киностудии «Узбекфильм» Энвер Изетов проявил себя как незаурядный художник-мультипликатор. Мультфильмы «Чужак» (1987), «Тахир и Зухра» (1989), «Концерт» (1990) художника-постановщика Энвера Изетова запомнились узбекскому зрителю. В Крыму он особо проявился в книжной и журнальной графике, сотрудничая с издательствами «Доля», «Крымучпедгиз», «Тарпан», «Оджакъ». Поэзия П.Пазолини, Т.Хьюза, Р.Рильке, М. Луци, избранные произведения А.Гирайбая, Б.Чобан-Заде, крымскотатарская  народная сказка «Не ичюн хораз ве тавукъ бир куместе яшайлар», «Кот в сапогах» Шарля Перро, «Сказки народов мира», учебные пособия «Ана тили» и «Фиданчыкъ» ожили в удивительных образах и приобрели  художественное обрамление и огранку благодаря фантазии и мастерству Изетова.  Его работы представлены в государственных музеях Узбекистана и России, частных коллекциях за рубежом. Член Союза художников СССР (1990), Узбекистана (1992), Украины (1995), России (2014), Заслуженный деятель искусств Крыма (2009) — Э.Изетов вот уже третий год  заведует отделом культурно-образовательной и выставочной работ Крымскотатарского музея культурно-исторического наследия, курируя  подготовку и оформление  различных выставок и выездных экспозиций. В эти дни  художник поднимается на очередную ступень своей жизни, и чем не повод побеседовать о творческих взглядах и планах.

Эскиз к мультфильму «Чужак». Киностудия Узбекфильм. 1987

 

 

На острие «иглы»

— Энвер-бей, как-то, говоря о своей графике, вы отметили, что при работе ваш карандаш должен быть тонко отточен,  как острие иглы, и следуя  аллегории и метафоре, на которых строится образное содержание большинства созданных вами иллюстраций, в этом тоже прослеживается свой определенный смысл, своя особая философия. Безусловно, каждый читатель, зритель, оценивая любое творчество, находит в нем свой ответ согласно своему внутреннему восприятию. Но вот какой основной мыслью, идеей, вдев в эту «иглу» или обмакнув кисть в краски, вы как автор пронизываете, прошиваете красной нитью все свое творчество?

— В какой бы технике не работаешь, какие бы материалы не используешь, прежде всего, основываешься  на образе, что ближе образу и сюжету, то и выбираешь, то ли это будет акварель, карандаш, восковые мелки, темпера или перо. У каждой техники исполнения свои уникальные возможности, гармонично сочетая и используя которые,  художник создает сюжет, образ, стремясь передать состояние души, определенные чувства. Как, к примеру, скульптор определяет — в камне или бронзе он воплотит свое творение, так и я отдаю предпочтение той или иной технике, проникаясь задуманным образом. Общечеловеческие ценности, тленность мира, философский поиск истины – эти вопросы волновали и волнуют многих. В юности я часто задумывался над проблемами бытия, что есть Жизнь и Смерть, где есть им начало, где конец, или вообще это бесконечный процесс. Уже позже эта мысль особо проявилась в иллюстрациях, навеянных поэзией П. Пазолини. В 1977 году я потерял отца (я тогда еще учился на втором курсе художественного отделения Ферганского училища искусств). Смерть близкого человека перевернула мое восприятие жизни. Мы живем, не задумываясь и не дорожа минутами общения с дорогими нам людьми, наивно полагая, что они всегда будут рядом.

Музыканты на курбан-байраме. 2015 г.

 

Где ночуют железные птицы

— Родители разделяли ваше увлечение рисованием и выбор будущей профессии?

— Я рос в рабочей семье, в которой воспитывалось трое детей.  Родители работали на Ферганском текстильном комбинате, отец в свободное время с группой музыкантов играл на свадьбах, он неплохо владел ударными инструментами и частенько меня маленького брал с собой.  Впервые карандаши, краски и пластилин я увидел в доме у товарища, жившего по соседству. Это была семья поволжских немцев, и я, шестилетний ребенок, у них в гостях с упоением предавался рисованию, лепке, мы смотрели диафильмы и слайды. Для меня, как впрочем и для большинства простых ребятишек того времени,  это было чудо, волшебство и домашний кинотеатр. Когда я пошел в школу, первая учительница Таисия Ивановна, обратив внимание на мое увлечение, на родительском собрании посоветовала маме записать меня в изостудию. Но я захотел поступить в музыкальную школу, и успешно пройдя прослушивание (у меня оказались неплохой слух и голос), был принят.

Утраченный трепет. 1986 г.

 

Два года обучался игре на кларнете, родители даже купили инструмент, а в пятом классе любовь к рисованию все же привела меня в изостудию Ферганского Дома пионеров. Для меня оказалось скучным и нудным занятием разучивание гамм, сольфеджио и исполнение строго по нотам чужих произведений. Хотелось что-то творить свое, ощущать себя в свободном полете. Наверное, поэтому я завороженно наблюдал за проносящимися в небе самолетами. Мне хотелось понять, как устроены эти железные птицы, что, какая сила поднимает их в небо, как и куда они летят. И удивительно отношение родителей к этой детской заинтересованности! Отец повез меня, первоклассника, на велосипеде за 10 километров на Ферганский аэродром, где я впервые увидел стоящие на площадке кукурузники и военные самолеты. Оказалось, что они такие огромные, не такие, какими я видел их в небе. И это всколыхнуло мое воображение, и очень важно, что родители серьезно и с пониманием отнеслись тогда к моей детской любознательности и маленькой мечте.

Вообще, дети моего поколения росли, постигая многое самостоятельно, родители были на работе, а мы во дворах устраивали игры и концерты. И даже умудрялись зарабатывать, организовывая платные выступления, и всегда находились желающие приобрести копеечные билетики. Наш артистический талант был замечен руководителем детского сектора текстильного комбината Надеждой Андреевной, и нас пригласили давать небольшие концерты перед киносеансами в кинотеатре комбината, за это мы потом бесплатно смотрели фильм. Вот такой, можно сказать, первый трудовой опыт.

 

Выставка в Брно и Ступени к Крыму

— Что в своем творчестве вам особенно запомнилось в узбекистанский период и что вдохновило в Крыму?

— Как художник я сформировался и был признан в Узбекистане, где оказались вследствие высылки мои родители, где я родился, вырос и получил образование. Для меня судьбоносным стало участие в 1984 году в XI Бьеннале — Международной выставке иллюстрации  и книжной графики, проходившей в Чехословакии, в г.Брно. Узнав из специализированного журнала всесоюзного масштаба «Техническая эстетика» (№9, 1983 г.) о предстоящей выставке, я, не доверившись услугам местной почты, поехал в Москву и из Центрального почтамта, отправил в г.Брно заявку на участие и семь своих работ. И вы знаете, через три месяца я получил сообщение, что четыре мои работы, отобранные компетентным международным жюри, будут представлены на этой достаточно престижной международной выставке, а еще через 3 месяца пришло приглашение на открытие выставки и как участнику —  красочный каталог, в котором был представлен и я со своими работами.

Дни метампсихозы. 1996 г.

 

К сожалению, из-за отсутствия соответствующих разрешительных документов на поездку за рубеж, я не смог принять участие в открытии Бьеннале, но на самой выставке, экспонировавшейся несколько месяцев, побывать все же довелось. Тогда мне пришлось со своей просьбой обратиться в горком партии, где выслушав меня, мне предложили по линии обкома комсомола туристическую путевку в составе молодежных групп, выезжавших за рубеж. Так мне посчастливилось побывать в Чехословакии. Представьте мое состояние, когда я увидел персональный стенд со своими работами в престижных выставочных залах, где были представлены картины художников со всего мира. Позже часть моих работ была выкуплена частными коллекционерами и музеями Узбекистана и Крыма, часть (и для меня это очень важно) пополнила фонды нашего Крымскотатарского музея культурно-исторического наследия.

В конце 1980-х, после пресловутого Указа, наш народ, воодушевившись, устремился на родину. Впервые о крымских татарах в Союзе заговорили, можно сказать, во весь голос. Вдохновленный, я был преисполнен чувством гордости за свой народ, что был участником первой всесоюзной выставки крымскотатарских художников, организованной  Координационным центром по возрождению крымскотатарской культуры и Крымской организацией Союза художников и проходившей в Симферополе в 1990 году. Я, еще проживая в Узбекистане, отправил через художника Изета Аблаева свои картины для участия в выставке. По центральному телевидению в программе «Время» известный телеведущий Игорь Фесуненко комментировал репортаж именно с  выставки крымскотатарских художников. Этот сюжет был показан дважды, и две мои работы вошли в телевыпуск. Наконец, мы добились того, что существование народа признали, более того, признали, что его родина – Крым и, что немаловажно, у искусства этого народа есть продолжатели.

Путь к истокам. 2015 г.

 

Впервые я увидел родину предков в 1992 году, время было не из легких, развал Союза, сложности с билетами, переездом, жильем, но, несмотря на это,  нам удалось создать Ассоциацию крымскотатарских художников, которую мне предложили возглавить. В декабре 1992 года, пройдя множество бюрократических проволочек, добились утверждения ее Устава. И, наверное, одной из своих ярких, на мой взгляд, работ, вдохновленных  Крымом, назвал бы  станковую графику: триптих из  цикла  «Ступени» (1993).

 

— Вами оформлены и проиллюстрированы около 40 книг и различных изданий, в числе которых и альбом крымскотатарских художников. У вас имеется и преподавательский опыт в ферганской школе и училище искусств. Вы продолжаете пребывать в поиске. Пару лет назад окончили высшие курсы кино и телевидения Всероссийского государственного института кинематографии им.С.Герасимова (ВГИК). Поделитесь предстоящими задумками и планами.

— Недавно вышел Альбом «Крымскотатарское искусство», 1 том, изданный Медиацентром им И.Гаспринского, в который включено  станковое искусство: живопись, графика, скульптура. Он подготовлен мной в соавторстве с Исметом Заатовым и отвечает высоким  издательским требованиям. Это большое, яркое, можно сказать, подарочное издание. Готовятся еще два  тома: декоративное искусство (вышивка, ткачество, ювелирное искусство) и архитектура. Есть еще творческие задумки, но, не побоюсь выглядеть немного суеверным, рассказать о них, думаю, будет уместным уже после их реализации.

 

— Энвер-бей, в канун 65-летия остается пожелать, чтобы ваше творчество и искусство не теряли своей остроты и ничто не мешало свободному полету вашей мысли и кисти. Пусть из ступеней вашей жизни складывается бесконечная лестница к постижению высокой Истины.

Хайырлы яшлар олсун!

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65