Курс валют USD 0 EUR 0

Урие ЭДЕМОВА: Литература, остро передающая мысли, чувства и дух времени, востребована всегда

Комментариев: 0
Просмотров: 265

Первой крымскотатарской женщине-романисту – 80

 

Солнечный апрельский день, ровно восемьдесят лет назад, был ознаменован рождением на свет будущей первой крымскотатарской женщины-романиста. Это, наверное, был такой же светлый, ниспосланный Всевышним день, как и описываемый в появившейся позже первой части романа Урие Эдемовой «Айдын геджеде». По задумке самого автора – это извечный конфликт Добра и Зла, когда дарованный миру новый и светлый день можно злобой и ненавистью, самонадеянной уверенностью в своей непререкаемой власти, обернуть в черную и страшную трагедию, несущую народу смерть, боль и страдания. На примере судьбы простой и в то же время удивительной женщины, героини романа «Айдын геджеде», правдиво и остро предстает судьба народа, пережившего ужасы того страшного дня 18 мая 1944 года.

В день своего юбилея, несмотря на плохое самочувствие ввиду тяжело перенесенной простуды, Урие Эдемова встретила нас своей светлой улыбкой и теплым радушием. Наша беседа о прошлом, проблемах и задачах национальной литературы и ее завтрашнем дне, уверены, будет интересна и читателям, и писателям, и тем, кто только-только пробует себя на литературном поприще. Но сначала краткая справка из досье писательницы.

Урие ЭДЕМОВА родилась 23 апреля 1938 года в с. Байдары Балаклавского района. Окончила факультет журналистики Ташкентского государственного университета. С 1965 года работала журналисткой в газете «Ленин байрагъы», с 1971 года — редактором отдела крымскотатарской литературы в государственном издательстве им. Г.Гуляма, позже, в 1987 году, возглавила этот отдел. В 1975 г. вступила в Союз писателей СССР. Урие Эдемова была одним из инициаторов открытия журнала «Йылдыз» и в период с 1976 по 1979 годы исполняла обязанности ответственного секретаря журнала.

Вернувшись на родину в 1992 году, инициировала в издательстве «Таврия» в Симферополе открытие редакции крымскотатарской художественной литературы, которую она и возглавила. Также она несколько лет преподавала на факультете крымскотатарской и турецкой филологии Крымского индустриально-педагогического университета.

Основные произведения, которые вышли из-под ее пера: «Къырмызы гуль» («Красная роза»), рассказы (1970 г.); «Нишан юзюги» («Обручальное кольцо»), рассказы (1974 г.); «Омюрлик янымдасынъ» («Ты всегда со мной»), повесть (1977 г.); «Баш язысы» («Судьба»), повесть. (1981 г.); «Юрек атеши» («Пламя сердца»), повести (1985 г.); «Кора кузлар» («Черные глаза») рассказы на узбекском языке (1983 г.); «Бир умр ёнимдасан» («Ты всегда со мной»), повесть на узбекском языке (1987 г.); «Айдын геджеде» («В лунную ночь»), роман в двух частях, 1-я часть (2005 г.).

Ею переведены на крымскотатарский язык и изданы отдельной книгой повести И.Тургенева: «Арфе» («Накануне»), (1986 г.), «Биринджи севги» («Первая любовь»), (1986 г.).

В феврале 2017 года У.Эдемова возглавила Союз крымскотатарских писателей.

 

Торжество злобы и  силы

В семье Эдема Халила оглу и Алиме Абдураман кызы было шестеро детей: Джевдер, Джеврие, Эскендер, Хайсер, Урие и Сервер. Мама была худенькой, утонченной, с аристократическими манерами и талантом рассказчицы. Отец — крепким, сильным, под два метра ростом, жизнерадостным мужчиной с зычным и мощным голосом. Он был первым шофером на селе. С началом войны  отец со старшим сыном Джевдером ушли на фронт. При бомбежке г.Акъяра (Севастополя) Эдем, служивший шофером у молодого командира, был тяжело ранен и в бессознательном состоянии схвачен фашистами. Но благодаря судьбе и своей храбрости ему удалось бежать, вернуться домой  и несколько дней прятаться в стогу сена в сарае за домом. Пару раз гитлеровцы, забирая немного сена,  его чуть было не проткнули вилами. При освобождении села красноармейцами, Эдема отправили в трудармию. Малышке Урие запомнилось надолго, как в их доме и родном селе хозяйничали фашисты.  Их дом заняли под штаб, мама с пятью детьми перебралась в соседний дом к родственникам. Как-то Урие не удержалась и решилась потрогать блестящую фару новенького велосипеда, оставленного у калитки немцем. Неожиданно руль велосипеда развернулся, и двухколесная диковинка упала. Разъяренный фриц, громко ругаясь на непонятном языке, выбежал из дома и изо всех сил пнул девчушку, да так, что она отлетела  в сторону, в кровь расцарапав о щебенку лицо, руки и живот. Потерявшую сознание Урие приводил в чувство второй немец, выбежавший на шум. Он оказался врачом, обработал раны и оставил перепуганной матери девочки мази и бинты. Вскоре счастье освобождения от оккупантов сменил ужас депортации. Шестилетним ребенком Урие познала несчастную участь заклейменного в предательстве изгнанника. Старший брат погиб на фронте, отец отправлен на шахту в г.Тулу, а хрупкая и изящная Алиме с пятью детьми — в колхоз им.А.Навои Сырдарьинской области Узбекистана.

 

Урие не подвела род Эдемовых

В первый год на чужбине умер от голода и дизентерии младший брат Сервер. Та же участь, наверное, постигла бы и лежавших в бараке, обессиленных от голода Хайсера и Урие, если бы не счастливая весточка. Вернувшийся с войны в опустевший Крым родственник Джафер-ага  отыскал в Туле их отца и привез от него детям посылку. Так, в течение двух лет,  днем и ночью работая на шахте механиком, отцу удавалось отправлять по почте небольшие посылки с крупами, а матери – экономно растянуть эти припасы до очередной посылки.

Вскоре Эскендер, Хайсер и Урие пошли учиться в местную школу-семилетку. Дети росли любознательными и смышлеными, учеба давалась легко, да и в труде Эдемовы были на передовой. Пятиклассница Урие по сбору хлопка всегда была ударницей. Учителя, глядя на эту шуструю и бойкую девчушку, переглядываясь между собой, с уверенностью заключали: «Толк из нее будет!»

— Как-то, подозвав меня, учителя спросили: «Кем ты хочешь стать?», — вспоминает Урие-апте. – Я, не задумываясь, выпалила: «Врачом-хирургом». – «Почему именно хирургом», — поинтересовались они. «А потому что в работе хирурга, или туда или сюда, результат сразу виден будет», — уверенно ответила я под одобряющий хохот учителей.

После успешного окончания семилетки мы поступили в десятилетнюю школу в соседнем селе.  На уроке математике учитель Исмаил Бикбо, заглянув в журнал, вдруг спросил: «Эдемова кто?» — Я встала. – «Эдемов Джевдер кем приходится?» — «Брат, погиб на фронте», — ответила я. – «А Эдемова Джеврие?» —  «Сестра, она замужем». – «Эдемовы Эскендер и Хайсер?» — «Мои братья, Эскендер уже окончил школу, Хайсер учится в десятом». – «Сейчас проверим, действительно ли ты Эдемова», — сказал учитель и, вызвав к доске, дал решить пример. Я с легкостью справилась. После того, как я решила еще несколько задач, он с одобрением воскликнул: «Молодец! Теперь я вижу, ты настоящая Эдемова!». Оказалось, что Исмаил Бикбо был из казанских татар, что жили до депортации в Крыму, он преподавал еще у моего старшего брата Джевдера в с.Скеля, а потом здесь, у сестры и двух других моих братьев, знал их как способных учеников. Ну и я их не подвела, школу окончила с отличием

 

На пути к писательской стезе

— Урие-ханум, как же так получилось, что вы хотели стать в детстве хирургом, и даже с отличием окончили медтехникум, а потом все же колея судьбы вывела вас на журналистику и писательское творчество?

— Знаете, у нас в семье и старшие братья Джевдер и Хайсер вели свои дневники, у них было по нескольку тетрадей с записями о прошедших днях. И ведь не плохо получалось. Я тоже в 96-страничной тетради записывала небольшие рассказы. Помню, читала в детстве маме, а она смеялась: «Откуда ты, ребенок,  все это берешь?!». Мои рассказы размещали в школьной стенгазете и уже к десятому классу я твердо определилась, что буду поступать на филологический. Так и сделала. В 1957 году  подала документы в Среднеазиатский университет, но в списках абитуриентов моя фамилия оказалась вычеркнутой. Хотела идти разбираться в приемную комиссию, как ко мне подошел брат Эскендер, попросив прощения, он объяснил, что это он забрал мои документы из университета и сдал в медтехникум, потому что мама больна, ей нужен уход. Это был веский аргумент, против которого я не могла возражать. Нужно сказать, что в медтехникум был тоже сумасшедший конкурс, 12 человек на место. И вот первый экзамен по истории КПСС, в коридоре воздух накален до предела, среди сдающих паника. Многие выходят с экзамена  с единицами и двойками. Уже никто не решается войти, как какой-то парень, открыв дверь, затолкнул меня прямехонько к экзаменационному столу. Председатель экзаменационной комиссии, взглянув на меня (а я в беленьких носочках, растерявшаяся колхозная девчушка с двумя длинными косами, абсолютно не похожая на всех остальных абитуриентов, спрашивает: «Вай, сиз къайдан бунда кельдингиз?» («Вай, вы откуда сюда явились?»). Затем продолжил: «Берите билет». Я взяла билет, прочла вопросы  и стою. «Что, будете отвечать без подготовки?» Я  утвердительно кивнула и по порядку ответила на все вопросы билета. Преподаватель Эгамов задал еще один дополнительный вопрос, на него я дала тоже полный ответ. Он взял мой экзаменационный лист и вывел крупными буквами: «Отлично». Также успешно я сдала и остальные экзамены. При этом меня разбирали противоречивые чувства  —  радость за успешно сданные экзамены и горечь, оттого что поступила не на филфак. Через два года, с отличием окончив медтехникум, я вернулась в колхоз, устроилась фельдшером и ухаживала за  тяжело больной мамой. К сожалению, все прилагаемые нами усилия по ее лечению были безрезультатны, она  умерла в 54 года от онкологии, мне был 21 год, и к тому времени я уже была засватана за близкого друга моего брата – Биляла Мамбета, которого знала с детства  и который впоследствии стал не только моим верным спутником жизни, товарищем по перу, но и известным крымскотатарским поэтом. Но своей мечте я не изменила — уже имея шестимесячную дочь, поступила на заочное отделение журфака ТашГУ.

В 1963 году показала свой рассказ «Къырмызы гуль» мужу, он отнес его в «Ленин байрагъы». Завотделом Юсуф Болат его прочел, отредактировал и  опубликовал в газете, а через два года меня пригласили младшим сотрудником в отдел литературы редакции газеты «Ленин байрагъы».

Билял Мамбет и Урие Эдемова с дочерьми на отдыхе в Железноводске. 1980 г.

 

— Вы в составе Союза крымскотатарских писателей и уже второй год являетесь его председателем, если сравнивать ту писательскую среду, что формировалась в Узбекистане, и сегодняшнюю, уже на родине, в чем они, по вашему, разнятся?

— Мы, молодые журналисты, писатели и поэты, только-только окончившие вузы, во всем полагались на своих старших и опытных литераторов. Их авторитет для нас был непререкаем. Юсуф Болат, Шамиль Алядин, Решид Мурад, Абдулла Дерменджи по-отечески нас опекали, помогали и советовали. Мы многому учились у них. Уже здесь, в Крыму, не все признают опыт и знания старшего поколения. Амбициозность и самоуверенность, неумение объективно воспринимать совет, замечание, критику – плохие попутчики для полноценного раскрытия творческого потенциала. И тогда, в изгнании, и сегодня, на родине, мы все работаем на сохранение и развитие родного языка и литературы. На нас возложена очень ответственная задача – сохранить и приумножить богатство и колорит  крымскотатарского языка.

 

— Есть ли будущее у крымскотатарской литературы? От чего зависит ее развитие?

— Безусловно,  есть и будет. У нас появилась новая поросль – прозаики Мустафа Аметов, Гульнара Ильясова, Урие Кадырова, Севиль Карашаева, Гульнара Усеинова. Крымскотатарская литература будет развиваться, но помимо родителей, семьи и школы необходима серьезная и реальная поддержка государства, направленная на открытие национальных групп, классов и школ, издание учебников и литературы, проведение творческих встреч с писателями и поэтами, литературных конкурсов,  слетов, грантовая поддержка творческой молодежи. Важно также, чтобы Указ о реабилитации крымскотатарского народа работал в полную меру, и те, кто сегодня пытается вновь оправдать депортацию и призывает отменить статус «депортированный», должны быть привлечены к ответственности за порочащие наш народ высказывания.

***

В планах 80-летней Урие Эдемовой — закончить работу над вторым томом  романа «Айдын геджеде», в котором каждый соотечественник сможет узнать себя, свой путь возвращения и обустройства на родине. Это правдивая книга жизни о судьбе не одного поколения крымских татар. Эту книгу ждали давно, об этом вспоминает в своем письме и давний друг Урие Эдемовой, узбекский поэт, переводчик, издатель Миразиз Азам.  Он пару лет назад дважды отправлял это письмо Урие-ханум, но оно возвращалось обратно в Ташкент. Наконец, полгода назад, его передала адресату знакомая. Воспоминания в нем связаны с известными нам людьми и будут ценны для истории и литературы. Предлагаем  это письмо вниманию читателя в переводе с узбекского языка:

 

«Дорогой мой друг и товарищ по перу Урие!  

Прочитал ваш роман «Айдын геджеде» и остался  весьма  им  доволен. Такое произведение я давно ждал от вас, а также депортированных месхетинских и ахалцихских тюрков. Великий прозаик,  ныне покойный Шамиль-ага, выступая перед отдыхающими в Пицунде, с вечера до глубокой ночи рассказывал об ужасной трагедии, выпавшей на долю крымскотатарского народа 18 мая 1944 года. Слушавший его белорусский поэт спросил сквозь слезы: «Скажите, чем мы можем вам помочь?» Шамиль-ага, взглянув на него, задумавшись, ответил: «Никакой помощи не нужно, достаточно, если вы проблему поняли».

— Шамиль-ага, вы должны обо всем этом написать книгу! Если напишите, я буду первым ее читателем, а возможно и переводчиком, — сказал я, едва переведя дух.

— Обязательно напишу, если не напишу, то у нас выросли такие прекрасные писатели, как Эмиль Амит, Эрвин Умеров, Айдер Осман, Урие Эдемова, они напишут, — сказал он с большой уверенностью.

К сожалению, трое из них рано покинули этот мир. Вы должны долго жить и продолжить незаконченное ими дело.

Уверен, что вы обязательно продолжите  этот серьезный труд с заслуживающей  его высокой степенью ответственности, и я дочитаю этот роман.

С огромной благодарностью и уважением к вам,

Миразиз Азам».     

 

***

Урие Эдемовой – 80, но сила и мощь ее духа вызывают восхищение. Она в гуще всех происходящих событий, открытостью, образностью мышления, сочной и богатой родной речью покоряет собеседника. Она с удовольствие ухаживает за небольшим садом у себя во дворе.

Воспитав с супругом Билялом Мамбетом в любви и согласии двух дочерей: Гульназ – детского врача и Медиху, которая пошла по стопам своих родителей, Урие Эдемова дарит свою заботу и внимание двум внучкам – старшая, Эльмаз, работает врачом-терапевтом. Вторая внучка, Эдае, ученица 10 класса, и еще у нее есть правнук Гирай, которого все называют антидепрессантом своей прабабушки. В общем, настоящая крымскотатарская женщина, в которой успешно сочетаются высокий романтизм и умение стойко справлятся с суровой реальностью жизни.

Хайырлы яшлар олсун, Урие-ханум!

Здоровья вам и творческого вдохновения на новые романы.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65