Курс валют USD 0 EUR 0

В каждой строчке — солнечный свет и ростки доброты

Комментариев: 0
Просмотров: 586

К 80-летию со дня рождения

 

 

Сувугъынъа, сыджагъынъа, даянаман, Ватаным.

Севгимнинъ атешине даа янаман, Ватаным.

Тири юрсем, ольсем де,

Сен — менимсинъ, мен — сенинъ.

Таянчымсынъ — Къырымым,

Таянаман, Ватаным.

11.08.2017 с., Шерьян Али.

 

18 августа известному крымскотатарскому поэту, члену Союза крымскотатарских писателей, одному из самых плодотворных крымскотатарских поэтов современности —  Шерьяну Али исполняется 80 лет.

Это удивительный человек — светлый, мягкий, добродушный, скромный, с лучистой улыбкой.

От его поэзии веет обаянием раздольной крымской степи, залитой лучами солнца — рассветного, закатного. И видится буйное седое море густых, раскидистых степных спелых трав, сеющих вокруг себя горстями семечки. С тем, чтобы будущей весной взросли из земли заросли новых роскошных растений, красивых неброской своей красотой, устойчивых к непогоде и бурям.

Поэзия Шерьяна Али, каждая его строчка, словно горсть зерна, падает в души людей и взрастает ростками вдохновения, доброты и стремления сделать что-то хорошее для своего народа, для своей земли.

Несколько лет он руководил в Симферополе творческим объединением «Ильхам», собравшим пишущую молодежь.

Слушать его рассказ о жизни и творчестве одно удовольствие — неспешно звучит крымскотатарская речь и повествование сопровождается неизменной улыбкой мудрости, в душе поэта светит солнце. И греет окружающих.

«Я родился 18 августа 1937 года в селе Джамал Черноморского (Акмечетского) района Крыма, — рассказывает Шерьян-ага. Отца звали Суфьян, маму Шефика, я был старшим, сестренке Гульгуль было несколько месяцев от роду, когда  наш отец добровольцем ушел на фронт.

Я, четырехлетний, помню, как провожали отца на войну. Он пропал без вести в первые месяцы войны. Уже в Узбекистане, в годы депортации, я встретил человека, который видел моего отца в последние минуты его жизни. Однажды в г.Джизаке, где мы жили, я открывал свадьбу. Брат хозяина, фронтовик, рассказал, что был рядом с моим отцом на Перекопе. Отца, когда он в окопе встал во весь рост, сразила вражеская пуля — фашистские захватчики наступали со страшной силой, это было начало осени 1941 года… Официально о гибели отца нам так ничего и не сообщили, ничего не прислали.

В депортации мы попали в окрестности города Джизака (Узбекистан), в колхоз «Москва». Сестренка Гульгуль умерла в 1945 году, заболев малярией. Мы все переболели малярией, страдали от голода и болезней.

Я остался у мамы один. Окончил узбекскую школу. В 1957 году поступил в Ташкенте в педагогический институт им.Низами на историко-филологический факультет — мы были первыми выпускниками этого факультета. Полтора года преподавал в школе, попав по распределению в Мирзачуль, в колхоз «Красный Восток».

Стихи я начал сочинять еще в детстве. Где-то году в 1943-м, еще до депортации, к нам домой пришли гости. Была зима, на улице мела метель. Мне было четыре года, и я им, оказывается, на ходу выдал: «Къар демегейсиз, Ыз демегейсиз, Буз демегейсиз, Кельген экенсиз! Вай!» («Несмотря на снег, несмотря на следы, несмотря на лед, вы все-таки пришли! Вай!»). Гости упали со смеху. Это был мой самый ранний опыт сочинения стихов.

В депортации, когда я учился в четвертом классе школы им. Нариманова (в этой школе, кстати, учились известный узбекский поэт Хамид Олимжон, руководитель Узбекистана в 1970-е — 1980-е гг. Шараф Рашидов), наш учитель, классный руководитель Шараф Набоходжаев на летние каникулы дал нам задание — написать стихотворения (мы учились на узбекском языке). Я очень старался, написал стихотворение «Мен мектепни сагъындым» («Я соскучился по школе»). А 1 сентября оказалось, что из всего класса только я один сочинил стихи. Учитель похвалил меня, и мое стихотворение поместили в школьную стенгазету «Олга» («Вперед»).

Вот так начал писать заметки, статьи в районную, областную газеты. В 1952 году написал статью, посвященную юбилею Н.Гоголя.

Но мне всегда чего-то не хватало, я не понимал чего. И когда в 1957 году в Ташкенте начала издаваться газета на крымскотатарском языке «Ленин байрагъы», я понял — мне не хватало как воздуха, родного языка! Я начал писать материалы в «Ленин байрагъы», с 1976 года, когда начал издаваться журнал «Йылдыз» — публиковался там.

В 1974 году вышла в свет моя первая книга поэзии и публицистики «Омюр далгъалары» («Волны жизни»). Среди сборников стихотворений, поэм и публицистики: «Асырдашым — сырдашым» («Мой современник — мой собеседник») (1991), «Къалем уджундаки нур» («Луч на кончике пера») (2004), «Мерджан данелери» («Бусинки ожерелья») (2004) и другие.

Основные темы творчества: любовь к Родине, Крыму, любовь к правде и справедливости.

Известный поэт, ныне покойный, Риза Фазыл всегда удивлялся, говорил мне: «Какие красивые у тебя названия книг!»

Я писал и песни — более двадцати песен на музыку композиторов: Ягъи Шерфединова, Эдема Налбандова, Февзи Алиева, узбекского композитора Гани Халикова.

В 1968 году я предложил композитору Ягъе Шерфединову свое стихотворение «Эй, далгъалар» («Эй, волны»), он написал музыку, и песню эту тогда исполняла наша знаменитая певица Сабрие Эреджепова. Вскоре от нашего замечательного поэта Эшрефа Шемьи-заде мне пришла открытка (мы с ним переписывались), я всегда называл его своим учителем. Он написал, что послушал эту песню: «Пек гузель язылгъан, пек къувандыкъ» («очень хорошо написано, мы очень рады»). Письма от Эшрефа Шемьи-заде я до сих пор храню у себя, некоторые из них я публиковал в своих книгах. Эшрефа Шемьи-заде я очень уважал и ценил, он был смелым, был правдолюбом, был преданным своей Родине — Крыму, своему родному языку. Мы с ним переписывались, встречались в Джизаке, где я жил в годы депортации.

Меня в те годы (1970-е) звали на работу в Ташкент — и в газету «Ленин байрагъы», и в журнал «Йылдыз», но у меня в Джизаке дом, семья, работа…

Около 20-ти лет (с 1974-го по 1993 г.) я проработал в Джизаке главным редактором областного телерадиокомитета. Было организовано вещание на пяти языках: русском, узбекском, крымскотатарском, таджикском, казахском — мы передавали выпуски новостей, новости на крымскотатарском языке два раза в неделю вела старший редактор Ленура Адильшаева.

В Крым с семьей мы вернулись в 1993 году», — рассказал нам Шерьян Али.

Семья поэта, его супруга, дочери — гостеприимные и такие же теплые. Их трепетное отношение друг к другу, к окружающим людям достойно подражания.

А еще образец для подражания — родная речь, всегда звучащая в их доме. И поэзия всегда в доме, она словно незримо присутствует и в разговоре и в манере речи Шерьяна Али, он словно излучает свет родного языка, свет поэзии. И не писать поэт просто не может.

Новые строчки, новые стихотворения рождаются с рассветом и готовы сорваться с кончика пера, словно с ветки, хрустальные, светящиеся капли росы.

Поздравляем с 80-летием поэта Шерьяна Али! Желаем крепкого здоровья, сил и энергии, долгих лет жизни на родной земле, успехов и удач, много новых стихотворений, поэм и книг!

Шерьян Али с внучкой Фатиме

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65