Курс валют USD 0 EUR 0

Дань памяти композитору Асану Рефатову

Комментариев: 0
Просмотров: 352

22 сентября в Бахчисарае состоялось открытие мемориальной доски известному крымскотатарскому композитору Асану Рефатову.  В этот день общественность собралась у дома на улице Коммунаров, где проживала знаменитая на весь Крым семья. В дореволюционной печати о ней писали как о семье педагогов и музыкантов во главе с отцом Мамутом Рефатовым, сюда захаживал в гости для общения Номан Челебиджихан, о чем вспоминала младшая дочь Айше Рефатова. В этот дом тянулись многие соотечественники, чтобы выразить соболезнование и поддержку после гибели старшего сына, известного революционера Мидата Рефатова, изрубленного белогвардейцами в 1920 году. Отдавая все лучшее своему народу, долгие годы трудясь на ниве культуры и просвещения, Рефатовы в конце 1930-х были репрессированы сталинским режимом.

Ведущая мероприятия С. Велиева и Э. Мустафаев

 

Инициатором установки мемориальной доски выступил председатель религиозной общины «Мустафа-Джами» Эмирали Мустафаев.

В своем комментарии он отметил, что после ознакомления с содержанием книги «Свод памятников истории, архитектуры и культуры крымских татар. Том 1. г. Бахчисарай» созрела идея установить на доме, где проживала семья Рефатовых, мемориальную доску. Инициативу поддержали коллектив детской музыкальной школы, мусульманские общины 6 и 7 микрорайонов, другие организации и лица.

На торжественном  мероприятии, после прочтения молитвы главным имамом Бахчисарайского района Рамазаном Асановым, выступили глава Бахчисарайского района Рефат Дердаров, глава администрации города Бахчисарая Александр Трянов и автор этих строк.

 

 

История и действительность

Сейчас в доме Рефатовых проживает Раиса Макаровна Куртмуллаева, купившая с мужем его в 1989 году.

Раиса Куртмуллаева

 

Интересна судьба этой женщины. Ее отец до войны проживал в с. Осман-Букеш, под Джанкоем. Рано осиротел. По соседству жила крымскотатарская семья, с сыном которых его связывала крепкая дружба. Для Макара она стала второй семьей. Депортация разорвала связи, но не дружбу. Почти через 20 лет сын друга детства Ризван, приехав в Крым в 1963 году, пытался осесть на полуострове. Но отовсюду начинались гонения. Придя в дом дяди Макара, он впервые увидел его дочь Раису. Между молодыми чувства переросли в крепкую любовь. Власть преследовала молодоженов, не давая Ризвану прописаться, и они вынуждены были перебраться в г. Крымск Краснодарского края. Там родились дети — Алим, Зарема и Сусанна. Раиса Макаровна хранит добрую память о своем покойном муже и гордится сорока годами прожитой совместной жизни.

Один из тех, кто удостоился почетной миссии открыть мемориальную доску, был 87-летний Абла Мамутов. Уроженец Бахчисарая, он всегда старался придерживаться активной жизненной позиции. Будучи свидетелем оккупации города гитлеровцами, Абла-ага видел как казни через повешение людей разных национальностей, взгляды которых не вписывались в рамки фашистского режима, но на мемориальных досках, установленных в память об убиенных, имена крымских татар отсутствовали. Исправляя эту несправедливость, Абла-ага инициировал установку таковой с фамилиями погибших соотечественников возле памятника А. Пушкину.

Абла Мамутов

 

Из уголовного дела

В процессе исследовательской работы мне не раз приходилось писать материалы об Асане, Решаде, Мидате Рефатовых. Знание истории народа, его известных и выдающихся личностей есть одна из основ национального воспитания. Изучение исторических материалов способствует пониманию многих процессов, происходящих в последующие годы. Опираясь на это, способ мышления формируется не на основе фантазий, мифов и домыслов, а на реальных событиях. Немаловажным моментом также является умение рассматривать отдельные факты в контексте всех происходящих событий и ситуации, складывающейся в обществе и государстве. Искусственный разрыв их часто приводит к ошибкам.

Композитор А. Рефатов с учениками

 

Сегодня я приведу некоторые сведения из уголовного дела Асана Рефатова, напоминая читателям о периоде массовых репрессий конца 1930-х годов и антигуманных способах выбивания показаний.

 

***

Утверждаю

Заместитель Наркома Внутренних дел Крымской АССР

Майор Госбезопасности Штепа

 

Постановление

Об избрании меры пресечения и предъявления обвинения

г. Симферополь 1937 г. Апреля 27 дня.

Оперуполномоченный IV Отдела УГБ сержант государственной безопасности Лыков

Рефатов Асан Мамутович, уроженец г. Бахчисарая, татарин, гр-н СССР, бывший директор Радиокомитета, беспартийный, проживающий в г. Симферополь, ул. Пушкинская, 4 (Ленинградская гостиница, ком. 30), является членом нелегальной контрреволюционной националистической организации, возглавляемой Чобан-Заде (ныне арестованным в г. Баку органами НКВД).

Постановил Рефатова Асана Мамутовича привлечь в качестве обвиняемого по ст.58 пп.10-11 УК РСФСР. Содержание под стражей при особом корпусе.

Оперуполномоченный IV Отдела УГБ сержант государственной безопасности Лыков

Согласен. Старший лейтенант милиции Кемалов

***

Протокол обыска

1937 г. Симферополь, 28/04 дня, Я, сотрудник УГБ НКВД Крыма Морголин… обыск у гр. Рефатова А., проживающего в г. Симферополе, дом специалистов по ул. Жуковская, д. 20, кв.5. При обыске присутствуют Вихров Тихон Иванович, Рефатова Марьям Ефимовна.

 

***

Протокол допроса

1937 г. Апреля 28 дня

Род занятий. Преподаватель музыки, дирижер Крымского театрально-музыкального училища.

До революции учился в Бахчисарайской гимназии по 1922 г.

После революции, с 1922 по 1926 гг., учился в Симферополе в музыкальном техникуме. С 1926 по 1932 г. — в Баку в консерватории и с 1928 по 1935 гг. — в консерватории работал преподавателем.

С 1935 г. работал в Симферополе в театрально-музыкальном училище.

Жена Марьям Ефимовна Рефатова, сын Талят 6 лет, живут при мне. Отец Рефатов Мамут, мать Фатьма Бекир, живут в Бахчисарае. Брат Рефатов Решид, в данное время безработный, работал в Радиокомитете заведующим сектором национально-художественного вещания. Сестра Рефатова Айше – преподаватель медицинского института в Симферополе, замужем, муж Ибраимов Эмир Асан, инструктор.

В 1935 г. получил почетную грамоту КрымЦИК за проведение музыкально-композиторской работы и олимпиады.

 

***

Дополнительные показания обвиняемого Рефатова Асана от 7 мая 1937 г.

…С Чобан-Заде я впервые познакомился в 1922 году, он в то время работал в Наркомпросе Крыма. По совету Чобан-Заде я тогда устроился преподавателем педагогического техникума в Тотайкое, в 7 км от Симферополя…

Я должен поправиться, что националистическая контрреволюционная деятельность Акчокраклы мне неизвестна, я полагал, что он является аполитичным человеком…

О контрреволюционной националистической деятельности Чобан-Заде в Азербайджане мне ничего не известно. Он представлялся перестроившимся человеком, отошедшим от националистов. В беседах ругал Озенбашлы и очень хвалил таких коммунистов, как Мамут Недим и Мусаниф Якуб.

 

***

Дополнительные показания обвиняемого Рефатова Асана от 25 июня 1937 г.

…Из Баку в Крым я приезжал в отпуск в 1927, 1929, 1932 и 1935 гг.… За время моих поездок в Крым я никаких поручений от Чобан-Заде не получал… Я никаких поручений ни Айвазову, ни Акчокраклы от Чобан-заде не передавал.

 

— Вам зачитываются показания Чобан-Заде от 21 марта 1937 года: «Воспользовавшись тем, что Рефатов Асан едет в отпуск в Крым, дал ему задание связаться в Симферополе с бывшими членами ЦК Милли Фирка Айвазовым Сабри и видным контрреволюционным националистом Акчокраклы Османом и передать им мое мнение о целесообразности приступить к развертыванию организационной работы в Крыму». Вы это подтверждаете или отрицаете?

— Теперь я вспоминаю одно поручение Чобан-Заде перед одним моим отъездом в Крым в отпуск. Чобан-заде предложил мне повидаться с Айвазовым и передать ему, что «нужно бороться за новый алфавит и ячейки нового алфавита. Нужно расширить и ими охватить как можно больше молодежи! Я тогда не придал значения этому поручению Чобан-Заде. Сейчас же я точно представляю, что под ячейками нового алфавита подразумевались контрреволюционные националистические ячейки, и по сути это была директива для Айвазова, т.к. Чобан-Заде при даче мне поручения сказал: «Айвазов в Крыму должен этим делом руководить».

***

Протокол очной ставки между обвиняемыми Айвазовым Асаном-Сабри и Рефатовым Асаном 2 октября 1937 г.

Айвазов. Мне известно, что Рефатов Асан является участником контрреволюционной нелегальной националистической организации, которая ставила своей основной целью свержение советской власти в Крыму и установление взамен нее власти националистической буржуазии с последующим объединением тюрко-татарских национальностей в единое пантюркистское государство. О том, что Рефатов Асан являлся участником вышеназванной организации, мне известно со слов проф. Чобан-Заде Бекира, являвшегося одним из лидеров партии Милли Фирка, который работая в Бакинском институте, по заданию ЦК партии Милли Фирка создал среди студентов-татар контрреволюционную националистическую группу, объединявшую в своем составе учащихся, и в том числе из крымских татар: Рефатова Асана, Рефатова Решада, Куркчи Усеина, Куркчи Умера, Танабайлы Вейса, Аметова Исмаила и др.

 

Рефатов. Показания Айвазова я подтверждаю полностью. Я действительно являлся членом контрреволюционной националистической организации, которая основной своей целью ставила свержение советской власти в Крыму и установление взамен СССР власти националистической буржуазии с последующим объединением тюрко-татарских народностей в единое пантюркистское государство.

 

***

Протокол №4

Подготовительного заседания военной коллегии Верховного Суда Союза СССР

Председатель: Диввоенюрист А.М. Орлов;

Члены: Бригвоенюрист Галенков И.С. и Военюрист 1 ранга Климин;

Секретарь: Военюрист 1 ранга Кудрявцев;

Участвует Помощник Главного Военного прокурора РККА Бригвоенюрист Калугин.

…Дело слушать в закрытом судебном заседании без участия обвинения и защиты и без вызова свидетелей.

 

***

Протокол

Закрытого судебного заседания военной коллегии Верховного Суда Союза СССР

…Заседание открыто в 18.00

Рефатов А.М. обвиняется по ст. ст. 58-7, 58-8 и 58-11.

Подсудимый в судебное заседание доставлен.

…Ответил, что он виновным себя признает только в том, что у него были националистические настроения до 1927 года, но ни в какой националистической организации он не состоял. Чобан-Заде он знал хорошо и с ним иногда вел антисоветские националистические разговоры. Председательствующий оглашает выдержки из показаний Чобан-Заде, Топлы, Танабайлы, Айвазова, Куркчи о том, что Рефатов являлся участником антисоветской организации.

Подсудимый утверждает, что он не был участником антисоветской организации. Больше подсудимый ничем судебное следствие не дополнил, и оно объявлено законченным.

Подсудимому предоставлено последнее слово, в котором он просит сохранить жизнь.

Суд удаляется на совещание. По выходу из совещательной комнаты председательствующий огласил приговор.

Заседание закрыто в 18 часов 20 минут.

 

***

Приговор

…Рефатов признан виновным в совершении преступлений…. Военная Коллегия Верховного Суда Союза ССР приговорила Рефатова Асана Мамутовича к высшей мере уголовного наказания – расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежавшего имущества. Приговор окончательный и на основании Постановления ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г. подлежит немедленному исполнению.

***

Реабилитирован 10 октября 1957 года.

 

Несколько слов в заключение

Ознакомившись с отдельными показаниями из уголовного дела, мы имеем возможность проследить, как деятели культуры под прессом оказываемого на них давления становились ярыми антисоветчиками, несшими угрозу государству. Многие сотрудники правоохранительных органов, выбивавшие показания, буквально через несколько лет будут сами репрессированы. Такая судьба, например, постигла начальника 2 отдела НКВД Крымской АССР, старшего лейтенанта госбезопасности Илью Федотова, осужденного в 1941 году на 10 лет лагерей. «Федотов признан виновным в том, что, будучи начальником 2 отдела НКВД Крымской АССР, в своей практической оперативно-чекистской работе допускал грубейшие извращения соцзаконности путем незаконных арестов граждан и применения физических мер к арестованным, искусственно создавал дела в 1938 г., по которым необоснованно арестовывались советские граждане. Незаконные методы следствия применяли и его подчиненные Белов и другие».

Имя композитора Асана Рефатова яркой звездой горит на небосклоне крымскотатарского музыкального искусства. Помимо биографических данных требуется поиск и восстановление его произведений. Имя  Асана Рефатова должны носить музыкальные школы, хорошо было бы организовать творческий концерт. Общественность Бахчисарая сделала большое дело, установив мемориальную доску на родовом доме композитора. Вся наша перспектива — от наших же инициатив!

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65