Курс валют USD 0 EUR 0

Шефика ТЕМЕШ: Если молодежь любит свой народ, родной язык, у нее есть стремление к знаниям — она обязательно найдет себя в жизни

Комментариев: 0
Просмотров: 629

2020 год примечателен еще одной юбилейной датой — тридцать лет назад, с началом массового возвращения крымских татар на родину, Симферопольский государственный университет имени М.Фрунзе (ныне КФУ) осуществил первый набор студентов на специальность крымскотатарский язык и литература. 50 мест с энтузиазмом заняла молодежь, окрыленная стремлением познания родного языка. Высокая концентрация крымскотатарских студентов в вузах, на факультетах сулила насыщенность общественной жизни, наполненной национальным колоритом. В большинстве своем народ был лишен тогда такой возможности. Но стремление к знаниям, полноценной жизни способствовало возникновению в разные годы очагов национального образования и культуры, сыгравших значительную роль в возрождении и развитии народа.

В конце 1980-х, с переездом семей в Крым, сюда переводились крымскотатарские студенты, обучавшиеся в различных вузах СССР. Сосредоточение в Симферополе учащейся молодежи способствовало их активному общению, проведению встреч и собраний, организации праздничных вечеров, публичных лекций и т.д. Многим есть что вспомнить.

Наш  «татлит»

 

Возможно, в начале нового учебного года будут организованы юбилейные мероприятия, которые «ГК» с удовольствием осветит, а сегодня мы предлагаем вашему вниманию интервью с бывшей студенткой первого набора крымского «татлита», а ныне консультантом сектора регионального образования и обеспечения безопасности образовательных учреждений Министерства образования, науки и молодежи Республики Крым Шефикой Темеш.

 

 — Хотя профессию выбирают, но выбор этот сравним с игрой в лотерею: твое или не твое, выиграл или прогадал? Я понимаю, вы попали в точку?

— Перебирая в памяти близких родственников старшего поколения, могу отметить их огромное трудолюбие, стремление наладить нарушенную войной и высылкой жизнь. При этом, в основном, они были малограмотными или имели среднее специальное образование. Учителей в роду не было, и отец, видя мое усердие за школьными учебниками и художественной литературой, нередко шутил: «Шефка, чокъ окъума, дели олурсынъ» («Шефка, много не читай, а то с ума сойдешь»). Как понимаете, училась я всегда сама, без наставления старших и в душе мечтала стать учителем истории.

В Крым наша семья возвратилась в 1988 году, обосновавшись в г. Белогорске (Карасубазаре). Окончив здесь школу в 1990-м, я стала перед дилеммой выбора профессии и продолжения образования. В семье разговоры о моей будущей профессии не велись. Отец не противился получению дочерью высшего образования, но придерживался каких-то приземленных идей, делая упор больше на рабочие специальности. Как и многие родители их поколения, он не был в восторге от моего отъезда из дома в Симферополь, считая, что я буду находиться вне непосредственной родительской опеки.

Взвешивая все «за» и «против», я решила поступать на филологический факультет, учитывая востребованность учителей русского языка и литературы.

Когда с мамой приехали в Симферополь сдавать документы в университет, то узнали, что открывается новое отделение на 50 мест по сдвоенной специальности: крымскотатарский язык и литература и русский язык и литература. Долго не думая, подали туда документы.

В этот ответственный в жизни момент я ощущала постоянную поддержку со стороны мамы. Когда-то мой дедушка не отпустил ее учиться в Ташкент, поэтому учеба в университете дочери воплощала нереализованные мамины мечты. В дальнейшем большую поддержку оказывала мне и младшая сестренка Севиль. Пока она работала и вместе с отцом зарабатывала деньги, у меня была возможность учиться.

Бабушка по линии отца Хатидже-хартана наставляла: «Поезжай, внучка, учись, профессия учителя почетная и нетрудная. Помню, как наш учитель в Ялте приходил с папочкой подмышкой, садился утром перед учениками, протягивал руку, каждый подходил и целовал ее. А после обеда ученики вновь целовали ему руку, он собирал бумаги и уходил с работы. Такая легкая профессия, иди, учись, стань учителем». Когда я отучилась и, вернувшись домой, начала работать в школе, она, увидев кипы книг и методической литературы, подготовку к уроку, тут же заметила: «Нет-нет, совершенно неподходящая для женщины работа».

 

— Первые шаги к поставленной цели — ведь тернист путь от абитуриента к студенту?

— Несколько консультаций по крымскотатарскому языку, проведенные доцентом Энвером Акмоллаевым и молодым тогда преподавателем Венерой Бекировой, для многих явились целым открытием. В школе мне не довелось изучать родной язык, а так как мои родовые корни уходят в Дерекой и дома звучал соответствующий диалект, познания в литературном языке напрочь отсутствовали.

Мы сдавали два вступительных экзамена: русский язык и литература, крымскотатарский язык и литература и зачет по истории. Ситуация не всем благоприятствовала.

Набрался прекрасный курс, нас разделили на 3 группы, я стала старостой группы «Б». Среди поступивших оказались крымчачка Жанна Цирульникова и азербайджанка Анжела Ахмедова.

Девушек было значительно больше, из 50 студентов — только 7 ребят. Через год к нам добавилась еще одна группа, переведенная из Ташкентского госпединститута. Это еще около 25 студентов, итого наш поток насчитывал 70 — 75 человек.

Конечно, было тесновато, но аудитории вмещали. Наверное, и из-за того, что кто-то пропускал пары (смеется). Недавно с сокурсницей и близкой подругой Гульсум Нафеевой вспоминали, что были отдельные преподаватели, лекции которых посещали практически все.

— Перефразируя поэта, спрошу: перед именем какого учителя «смиренно преклоните колено»?

— Выражу мнение практически всех однокурсников, назвав Джафера Бекирова самым незабываемым и уважаемым преподавателем на татлите. Признанный авторитет, что ни на есть настоящий опекун. Многие из нас жили вне дома, редко виделись с родителями, и он буквально их заменил. Студенты шли к нему со своими проблемами, ближе него никого не было. Он был строг, требователен, но в то же время проявлял широкие человеческие качества, да и пошутить был не прочь. Помню, в первые годы нам было трудно по русскому языку и, получив «3», мы бежали к Джаферу Бекировичу. А он говорил: «Чтобы получить «5», надо знать на «8». С годами пришло понимание, что требовательность преподавателя вполне обоснованна, и благодаря ей постигаешь предмет.

Любили Исмаила Керимова. Складывается впечатление, что как преподавателя его любили все студенты. Каждая лекция Керимова – шаг в мир знаний. С сокурсниками часто вспоминаем (тогда еще молодого) Шевкета Юнусова. Он не спешил ставить плохие оценки, а давал возможность вновь подготовиться и сдать предмет. Сегодня Министерство образования поддерживает с ним деловые отношения, и он принимает активное участие в подготовке учебников для школ. Было много и других достойных преподавателей.

 

— Но без курьезных случаев студенческая жизнь также не обходится?

— Курьезные случаи сразу не припомню, но об одном расскажу. Проживавшие в общежитии студенты периодически наведывались домой, привозя оттуда продукты питания. В сельской местности, особенно там, где были маслобойни, подсолнечное масло на разлив стоило значительно дешевле, чем в Симферополе, поэтому везли его студенты в город с запасом. В советское время пластиковая тара практически отсутствовала, а в домах скапливались 0,75-литровые бутылки от вина, которые в пунктах стеклотары не всегда принимали. В них-то и везли растительное масло с запасом. Так скопились уже пустые бутылки в одной из комнат наших однокурсниц, по характеру скромных и крайне порядочных. А Джафер Бекиров периодически приходил в общежитие и устраивал проверки. Смотрел, что хранится в шкафах, шифоньере. Даже у ребят в тот раз все было чисто. Зато у девчонок изъял из шифоньера начисто вымытые от масла винные бутылки. Что там было… Они, бедные, в свое оправдание боялись вымолвить слово. Объяснять ситуацию пришлось уже другим.

 

— В советское время из студентов летом формировали стройотряды и отправляли на работу на Север. Вас коснулся рабочий или крестьянский труд?

— Три года подряд летом мы выезжали на сельхозработы в Нижнегорский район. Первый год работали в поле, собирали помидоры, перец, арбузы, а следующие два года – на консервном заводе в колхозе имени Н. Крупской. Выезд на сельхозработы всегда сближал студентов. Трудились вместе, ели, как говорится, из одного казана. Работали слаженно, дружно. После такого общения перестали делиться на группировки. В первый год для жителей деревни дали концерт. Родители, отправляя в колхоз, опасались, переживали, что мы будем голодать. Но не тут-то было. В сельской столовой широкий ассортимент первых и вторых блюд. Каждый поправился на 5-6 кг. Раз в неделю водили в баню. На консервном заводе работали по сменам. Кто-то мыл банки, кто-то наполнял их овощами. Закладка была ручная, а закатка автоматизированная. После смены перепадало и на руки. Под кроватями, где мы жили, скапливалась консервация — трехлитровые банки соков, соленья. Потом родителям пришлось приезжать за каждым на машинах и загружать банки. Консервация перекочевала в общежитие и явилась хорошим подспорьем к началу учебного года. Плюс — в колхозе еще всем выдавали зарплату.

 

— «Человек и общество» — они ведь неразрывны. Жизнь вне альма-матер била ключом?

— Помимо учебы наш курс был активен и в общественной деятельности. Многие были одержимы политическими идеями и стремились внести свой вклад в общенародное движение. Мы старались посещать общественные мероприятия. Наш однокурсник Сервер Шерифов прекрасно играл на аккордеоне. Вместе разучивали крымскотатарские песни, выступали. Сотрудничали, поддерживали дружеские отношения с младшекурсниками и студентами других факультетов.

Жизнь в общежитии напоминала улей. Было живое общение, переписывали друг у друга лекции, консультировались, помогали готовиться к семинарам, совместно отмечали дни рождения. Среди однокурсников сложились несколько семейных пар.

Педагогическую практику проходили в школе, в детских лагерях. Притом, кому-то пришлось работать вожатым, а кому-то и воспитателем. В каждой группе по 30 детей, и на нас была огромная ответственность за их пребывание.

 

— Через пять лет распахнулись двери Большой жизни и вновь первые шаги?

— Закончилась студенческая пора, пять лет пролетели в одно мгновение. Жизнь продиктовала каждому свои условия — кто-то нашел себя в полученной профессии, у кого-то судьба сложилась по-иному. Вернувшись домой в Белогорск, я пошла по школам со страстным желанием трудоустроиться. Но меня никуда не брали. По соседству с нами жила Заслуженный учитель РСФСР Галина Федоровна Мамонтова. Она постоянно интересовалась у отца моей учебой. При встрече отец рассказал ей, что меня не берут на работу. Она пообщалась с руководством, и меня приняли на полставки учителем крымскотатарского языка в школу №3. Через некоторое время добавили еще полставки русского языка.

14 лет я проработала в школе педагогом. Шаг за шагом, повышая свой уровень, стала учителем высшей категории, учителем-методистом. Победила во Всекрымском конкурсе «Учитель года» по крымскотатарскому языку.

Когда Министерство образования объявило конкурс на вакантные должности, подала документы. После прохождения, была принята на работу, и вот уже 11 лет состою на госслужбе.

 

— «Цыплят по осени считают», — гласит народная мудрость. Вы горды за свой курс?

— Спустя некоторое время после окончания вуза, сокурсники начали налаживать между собой связь, которая поддерживается до сих пор. Многие имеют прекрасные семьи, кто-то добился значительных результатов в профессиональной деятельности. Например, Сусанна Барабашева пришла на татлит после музыкального училища, и далее продолжила учебу в театральном, став артисткой Крымскотатарского театра. Ветание Вейсова – кандидат культуроведения, Нарие Сейдаметова – кандидат филологических наук, Сусанна Ниметуллаева – кандидат психологических наук. Остались работать на кафедре в КФУ Эльзира Фетиева и Ленияр Абсемиева. Лиля Джанджакова — журналист районной газеты «Сельская новь». Любители поэзии отмечают творчество Майе Сафет и Сейяре Кокчеевой. Успешно трудится в Крымскотатарском музее культурно-исторического наследия Айше Меметова. Сочетает преподавательскую деятельность с учебой аспирантка Стамбульского университета Гульнара Сеитваниева. В разных уголках Крыма учителями работали и продолжают трудиться Сусанна Фезла, Гульсум Нафеева, Гульнар Сейтвелиева, Сабина Келямова, Зульфие Эмиралиева, Зера Аблялилова, Сание Кемалова, Эльвира Сейдалиева, Азизе Асанова, Зарема Аметова, Ленура Абдувелиева, Венера Абибуллаева, Хатидже Сеферова, Венера Азизова, Эльмаз Куртсеитова, Нияра Халилова, Руслан Закерьяев. О всех нашедших себя в науке, культуре, педагогике, бизнесе и т.д. можно сказать много хорошего.

Если молодежь любит свой народ, родной язык, у нее есть стремления к знаниям — она обязательно найдет себя в жизни. Подходить к делу необходимо с рвением, энергией, огромным желанием. Только так можно достичь результата.

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65